Что такое пятидесятница в православии


Пятидесятница

 

1. Пятидеся́тница – праздник Православной Церкви, принадлежит к двунадесятым. Иначе называется Днем Святой Троицы. Празднуется в пятидесятый день после праздника Пасхи (в воскресенье). Праздник Пятидесятницы посвящен Сошествию Святого Духа на апостолов: на пятидесятый день после Воскресения Иисуса Христа (и на десятый день после Вознесения Господня), когда апостолы собрались вместе, «внезапно сделался шум с неба, как бы от несущегося сильного ветра, и наполнил весь дом, где они находились. И явились им разделяющиеся языки как бы огненные, и почили по одному на каждом из них. И исполнились все Духа Святого, и начали говорить на иных языках, как Дух давал им провещавать» (Деян. 2:2-4; см. также далее).

Пятидесятницей заканчивается Пасхальный цикл, и следующие недели нумеруются в богослужебном календаре как «недели по Пятидесятнице».

2. Пятидесятница – пятьдесят дней от дня Пасхи до праздника Святой Троицы.

  • В первое воскресенье после Пасхи (второе воскресенье Пятидесятницы) воспоминается явление воскресшего Иисуса Христа апостолам и уверение ап. Фомы (см. Ин.20: 24–29).
  • Во вторник второй недели в Русской Православной Церкви совершается всецерковное поминовение умерших – Радоница.
  • Третье воскресенье Пятидесятницы посвящено свв. женам мироносицам (см. Мк.15:40-41; 16:1-8).
  • В четвертое воскресенье вспоминается исцеление Иисусом Христом расслабленного при Овчей купели (Ин. 5:1-15).
  • В пятое – встреча Иисуса Христа и самарянки (Ин. 4:5-42).
  • Шестое посвящено воспоминанию исцеления слепого (Ин. 9:1-38).
  • В сороковой день по Пасхе (в четверг шестой недели) празднуется Вознесение Господне.
  • В седьмое воскресенье вспоминаются свв. отцы Первого Вселенского собора.
  • Суббота седьмой недели является Троицкой родительской субботой.
  • В пятидесятый день, в воскресенье седьмой недели празднуется день Святой Троицы и Сошествие Святого Духа на апостолов, этот день также называется праздником Пятидесятницы.
  • Понедельник после дня Святой Троицы – день Святого Духа.
  • В первое воскресенье после Пятидесятницы совершается память Всех святых.
  • С понедельника второй недели после Пятидесятницы начинается Петров пост.
  • В Русской Православной Церкви во второе воскресенье совершается память Всех святых, в земле Российской просиявших.

Богослужения Пятидесятницы, дня Святого Духа и дня Всех святых содержатся в Цветной Триоди.

* * *

Об украшении храма на праздник Пятидесятницы

«Украшение молодыми деревцами берез и других пород установлено не церковными правилами, а народным обычаем. Святейший Синод запретил (Указ 1875 г. 23 мая) употреблять для этого украшения молодые деревца березы, а дозволил употребление цветов, кустарных и полукустарных растений и ветвей дерев. Новгородская Духовная Консистория разъяснила местному духовенству, что древний обычай украшения в день Святыя Троицы церквей и домов зеленью необходимо поддерживать, а не заботиться о совершенном его прекращении. Распоряжение Святейшего Синода «о сохранении молодняков древесной породы от употребления на украшение в некоторые праздничные дни храмов, жилых помещений и пр.» имело целию не уничтожить этот обычай, а только предотвратить ненужное истребление молодых берез, в виду общественной же пользы, при чем, конечно, не имелись в виду такие местности, где самая густота леснаго произрастания требует вырубки излишних дерев для свободы роста других дерев. А потому Новгородской Консисторией предписано благочинным, чтобы на будущее время они прекратили сообщать в полугодичных своих рапортах сведения, касающиеся молодняков древесной породы».

Руководство для сельских пастырей, 1889, 19

azbyka.ru

Святая Пятидесятница / Православие.Ru

Событие праздника, его эортологическая динамика и этимология названия

Событие сошествия на апостолов Святого Духа, которое прославляет праздник Пятидесятницы, подробно изложено во 2-й главе книги Деяний апостольских. Во время Своей земной жизни Спаситель неоднократно предсказывал ученикам пришествие Утешителя, Духа истины, Который обличит мир в грехе, наставит апостолов на благодатный путь истины и правды и прославит Христа (см.: Ин. 16: 7–14). Перед Вознесением Иисус повторил апостолам Свое обещание послать Утешителя: «Вы примете силу, когда сойдет на вас Дух Святый» (Деян. 1: 8). После этих слов ученики Христовы пребывали в молитве, часто собираясь вместе. В их число входили не только одиннадцать апостолов и избранный на место Иуды Искариотского Матфей, но и другие последователи вероучения. Есть даже упоминание о том, что на одном из собраний присутствовало около 120 человек (см.: Деян. 1: 16). Среди них были и служившие Спасителю женщины, Пресвятая Богородица и братья Иисуса.

Совместно молились апостолы и в десятый день по Вознесении Господа. Внезапно послышался шум, и появились разделяющиеся огненные языки, которые почили на каждом из них. Апостолы исполнились Святого Духа и стали говорить иными языками (см.: Деян. 2: 4).

Надо думать, что этот величайший дар – глоссолалия, – исчерпывающая интерпретация которого, разумеется, невозможна, хотя и предпринято огромное количество попыток, получили не только двенадцать ближайших соратников, но и иные ученики, а также Богоматерь (см. об этом, например, «Беседы на Деяния апостольские» святителя Иоанна Златоуста). Описание говорения языками, различные его осмысления и оценка синхронных реликтов представлены в книге «Толковый Типикон»[1].

Ее автор М.Н. Скабалланович в другом своем труде признается, что о даре языков с несомненностью можно сказать только одно: «С внутренней стороны, по душевному состоянию, языкоговорение было состоянием особенной духовной, глубокой молитвы. В этом состоянии человек говорил непосредственно Богу, с Богом проникал в тайны. Это было состояние религиозного экстаза, за доступность которого ему апостол Павел горячо благодарит Бога. С внешней стороны оно было настолько величественным явлением, вполне достойным Духа Божия, что для самых неверующих было знамением, показывавшим воочию присутствие Самого Божества в собраниях христианских (см.: 1 Кор. 14: 25). Это было состояние самого высокого душевного подъема. Особенно величественно в этом явлении было то, что, несмотря на всю силу чувства, охватывавшего тогда человека, он не терял власти над собою, мог сдерживать и регулировать внешние проявления этого состояния: молчать, пока говорил другой, ожидая своей очереди»[2].

Итак, обретя благодать Святого Духа, последователи учения Христа заговорили на разных языках. Следовательно, когда они вышли из дома и стали обращаться к людям с дерзновенной и пламенной проповедью об истинной вере, представители самых разных народов (а в эти праздничные дни в Иерусалиме было множество паломников из различных стран) без труда понимали их. Те же, кто не знал других языков, кроме арамейского, насмехались над учениками Иисуса и пытались уличить их в опьянении.

Тогда апостол Петр отверг эти обвинения: «Они не пьяны, как вы думаете, ибо теперь третий час дня» (Деян. 2: 15). И именно приведенные слова позволяют точно определить, в какое время дня произошло схождение Святого Духа. Это было в 9 часов утра.

Значение снисхождения Святого Духа можно без преувеличения назвать чрезвычайным. Ведь этот день явился подлинным рождением Христовой Церкви. Апостолы впервые отбросили все опасения перед иудейскими старейшинами и первосвященниками и вышли на открытую и бескомпромиссную проповедь распятого и воскресшего Спасителя мира. И богатые плоды не замедлили себя ждать: около трех тысяч человек в первый же день промыслительно приняли крещение во имя Иисуса Христа (см.: Деян. 2: 41).

Так данное событие окончилось полным торжеством Святого Духа над неверующими. Троекратно Иисус Христос даровал ученикам Духа Святого: прежде страдания – неявно (см.: Мф. 10: 20), по Воскресении через дуновение – явственнее (см.: Ин. 20: 22) и теперь послал Его существенно.

Именно поэтому Пятидесятница, конечно, наряду с Пасхой, занимает центральное место в церковном календаре: «Сохранение Пятидесятницы (как, прежде всего, пятидесятидневного периода после Пасхи), каково бы ни было первоначальное литургическое выражение этого праздника, указывает, опять-таки, на христианскую рецепцию определенного понимания года, времени, природных циклов как относящихся к эсхатологической реальности Царства, дарованного людям во Христе… Характерно… утверждение, с одной стороны, что христиане пребывают как бы в постоянной Пятидесятнице (ср. Ориген: “Тот, кто поистине может сказать: "Мы воскресли со Христом" и "Бог прославил нас и посадил одесную с Собою на небе во Христе", – всегда пребывает во времени Пятидесятницы”), и одновременно выделение Пятидесятницы в особый праздник, в особое время года: “Мы празднуем также, – пишет святитель Афанасий Великий, – святые дни Пятидесятницы… указывая на грядущий век… Итак, прибавим семь святых недель Пятидесятницы, радуясь и славя Бога за то, что Он заранее этими днями явил нам радость и вечный покой, уготованные на небе нам и верующим истинно во Христа Иисуса, Господа нашего”»[3].

С этого дня Церковь, созданная не тщетой человеческих толкований и умствований, но Божией волей, непрерывно росла и утверждалась – прежде всего, благодатью Святого Духа. Вероучение о Христе приобрело прочнейшее основание, которое невозможно было поколебать уже ничем. Святая Церковь возносит общее славословие Пресвятой Троице и внушает верующим, чтобы они воспевали «Безначальнаго Отца, и Собезначальнаго Сына, и Соприсносущнаго и Пресвятаго Духа, Троицу Единосущную, Равносильную и Безначальную».

Обратимся к истории праздника Пятидесятницы. Он уходит своими корнями в Ветхий Завет. Согласно книге Исход (см.: Исх. 23: 14–16), в древнем Израиле, помимо многих других, существовали три важнейших праздника: праздник опресноков (в пятнадцатый день первого месяца еврейского календаря), праздник жатвы первых плодов, называемый также праздником седмиц (через пятьдесят дней после Пасхи), и праздник собирания плодов (в конце года).

Праздник седмиц, к которому непосредственно восходит святая Пятидесятница, первоначально отмечался через семь недель после начала жатвы: «Начинай считать семь седмиц с того времени, как появится серп на жатве» (Втор. 16: 9). Потом его дату стали отсчитывать от Пасхи. Определение конкретного дня праздника вызывало ожесточенные разногласия среди иудеев. Так, саддукеи начинали отсчет от первой субботы после первого дня Пасхи (при этом праздник всегда приходился на первый день после субботы). Фарисеи же полагали, что под субботой подразумевается первый день Пасхи, и прибавляли семь недель к следующему дню. В I веке по Р.Х. последняя точка зрения возобладала.

Столетием позже с праздником седмиц (завершающего собрания Пасхи) в иудаизме стало соединяться воспоминание обновления Завета на Синайской горе – через пятьдесят дней по выходе евреев из Египта.

Надо заметить, что термин Пятидесятница – с греческого πεντηх?στη – в раввинистической литературе не встречается, но он известен по памятникам эллинистического иудаизма (так, например, цитаты из 2 Мак. 12: 32; Тов. 2: 1 можно увидеть в «Иудейских древностях» Иосифа Флавия).

Богатая дохристианская традиция рассматриваемого праздника во многом объясняет, почему он хотя и высоко чтился апостолами и другими учениками, но воспринимался ими главным образом как иудейское торжество, посвященное жатве. Об этой амбивалентности свидетельствует, кроме прочих, такой факт: апостол Павел во время своих путешествий не забывал о празднике и старался быть в Иерусалиме в этот день (см.: Деян. 20: 16; 1 Кор. 16: 8).

Древнехристианские источники долгое время (до IV века) не дают ясных сведений об объеме термина Пятидесятница. Он употребляется в одном из двух значений. В большинстве случаев он понимается как пятидесятидневный праздничный период после Пасхи, реже – как праздник последнего дня названного цикла. Притом зачастую эти квалификации невозможно отделить друг от друга даже в пределах одного текста (ср. у Иринея Лионского, Тертуллиана, Евсевия Кесарийского и других[4]).

При многочисленных свидетельствах о рассматриваемом празднике в Африке, Александрии, Кесарии, Малой Азии, тем не менее, в известных сирийских памятниках III–IV веков (в том числе в творениях преподобного Ефрема Сирина) Пятидесятница не упоминается вовсе, несмотря на то, что детально описаны пасхальные торжества.

Событийная и литургическая история Пятидесятницы тесно связана – особенно в первые века существования – с Вознесением. Последнее, как гласят некоторые древние источники (сирийская «Дидаскалия» III века, например), праздновалось – по крайней мере, в отдельных областях – не в сороковой, а в пятидесятый день после Пасхи.

Праздник в православном богослужении

Апостольские постановления содержат следующее предписание: «Отпраздновав Пятидесятницу, празднуйте одну седмицу, а после нее одну седмицу поститесь» (книга 5, глава 20). Кроме того, в данный период возбраняется работать, «потому что тогда пришел Дух Святой, дарованный уверовавшим во Христа» (книга 8, глава 33)[5]. Праздничная неделя после Пятидесятницы хотя и не является формальным попразднством, но говорит об особом положении этого праздника, длившегося целую неделю. Указанная цикличность, однако, была принята не везде.

Так, в Иерусалиме IV столетия уже на следующий день после Пятидесятницы начинался пост.

Но именно в святом городе рассматриваемый праздник был одним из самых значимых в церковном календаре. И потому его отмечали пышно и масштабно. Яркое свидетельство этого находим у паломницы Этерии[6]. В этот день раскрываются в полной мере характерные черты иерусалимского богослужения, обусловленные уникальным положением города. Данному стациональному чину были свойственны различные процессии во время служб или между ними, совершение последований в разных храмах, воспоминание тех или иных событий по возможности на месте, где они осуществлялись: «Праздник в честь Святой Живоначальной Троицы продолжается на Святой Земле, как и подобает, три дня. Это столь длительное церковное торжество здесь объясняется и топографическим положением в Святой Земле достопоклоняемых мест и святынь, с коими связаны воспоминаемые Православной Церковью в эти священные дни события из истории нашего домостроительства в Ветхом и Новом Завете, и некоторыми особыми обстоятельствами позднейшего времени в истории нашей русской колонии в Иерусалиме, и ее миссионерской деятельностью»[7].

Праздничное богослужение Пятидесятницы состояло из ночного бдения, литургии и дневного собрания, которые происходили в храме Воскресения, у Креста, в Мартириуме, на Сионской горе, где читались Деяния апостолов и звучала проповедь, в которой обязательно говорилось о том, что Сионская церковь построена на месте дома, где жили апостолы, а также в церкви на Елеоне (там была расположена пещера, в которой Господь учил ближайших последователей). См. одно из свидетельств А.А. Дмитриевского: «Всенощная совершается под дубом Мамврийским по чину троицкой службы с выходом на литию для благословения хлебов, с величанием, с чтением акафиста Святой Троице по 6-й песни канона и с помазанием елеем. Рано утром, около 5 часов, здесь же, под дубом, на каменном престоле с переносным антиминсом совершается собором во главе с отцом архимандритом торжественная литургия, причем невдалеке от этого места поставленный стол служит жертвенником. Во время малого выхода с Евангелием и во время великого выхода со святыми дарами обходят священный дуб кругом. За литургией многие из паломников приобщаются святых таин. По окончании литургии служится молебен Святой Троице и совершается крестный ход по всему миссийскому владению с осенением крестом и окроплением святой водой на всех четырех сторонах его»[8].

Иначе говоря, дневной богослужебный круг отличался такой насыщенностью, что замыкался только после полуночи.

Более поздние, чем у Этерии, описания (например, армянская редакция иерусалимского Лекционария) дают весьма схожие представления.

Богослужение в Константинополе с VIII века совершалось по так называемому песненному последованию. Типикон Великой Церкви в соответствующем разделе имеет праздничные элементы, что выражается в отмене вечерних и утренних изменяемых антифонов, в пении только трех малых антифонов и сразу «Господи, воззвах». После входа читаются три паримии – те же, что звучат на службе и в настоящее время. В конце вечерни трижды поется тропарь праздника певцами на амвоне со стихами 18-го псалма. После вечерни назначается чтение Апостола вплоть до времени совершения паннихиса.

Утреня совершается на амвоне (что, опять же, говорит о торжественности богослужения). Ее обычные семь изменяемых антифонов отменяются, и сразу после первого (постоянного) антифона полагается песнь пророка Даниила (Дан. 3: 57–88). К стихам Пс. 50 припевается тропарь праздника. После утрени читается слово святителя Григория Богослова на Пятидесятницу «О празднике краткая любомудрствуем».

Между утреней и литургией патриарх совершает таинство крещения, что было древней христианской традицией, о которой писали Тертуллиан, святитель Григорий Богослов и другие.

На литургии устанавливаются праздничные антифоны и чтения Деян. 2: 1–11 и Ин. 7: 37–52; 8: 12, которые приняты и сейчас. Попразднства Пятидесятницы в Типиконе Великой Церкви нет, хотя в будние дни следующей за праздником недели есть несколько особых воспоминаний (архангелов Михаила и Гавриила, Богородицы, Иоакима и Анны), придающих седмице отличительные свойства. Отсутствуют в анализируемом уставе и коленопреклонные молитвы на вечерне Пятидесятницы.

Зато они регламентированы Студийскими уставами. В них празднование Пятидесятницы уже имеет вполне современный вид. Ей предшествует вселенская поминальная суббота. К понедельнику приурочивается воспоминание Святого Духа. И самое главное: вся седмица составляет попразднство Пятидесятницы, а суббота – его отдание.

Так, Студийско-Алексиевский Типикон 1034 года, сохранившийся в славянском переводе – рукописи 70-х годов XII столетия, не предусматривает всенощного бдения. На вечерне предписаны первая кафизма «Блажен муж», на «Господи, воззвах» стихиры на девять (как в любой воскресный день, но здесь стихиры – только празднику). Далее вход и три паримии, на стиховне трижды поется стихира седьмого гласа «Параклита имущее» (в нынешней редакции – «Утешителя имущее»), на «Слава, и ныне» – «Царю Небесный» (шестой глас). После поется тропарь праздника «Благословен еси, Христе Боже наш».

На утрене полагается только первая кафизма, затем (после седальна праздника и чтения слова святителя Григория Богослова) «От юности моея», прокимен и Евангелие праздника (полиелей по этому Типикону не употребляется). В качестве праздничного используется девятое воскресное Евангелие.

В Студийском уставе кодифицируется соответствие недель после Пасхи определенному гласу (по порядку), начиная с первого гласа в неделю Антипасхи. Введенные соотношения проявляются не только в пении текстов Октоиха, но и в том, что на рядовой глас могут быть составлены и некоторые песнопения Триоди. Пятидесятница соответствует седьмому гласу. И на утрени поется канон седьмого гласа. На него, что бывает крайне редко, и сочинил в VIII веке свой канон преподобный Косма Маюмский. Кроме него, поется также канон четвертого гласа – творение преподобного Иоанна Дамаскина.

На хвалитех установлены стихиры четвертого гласа «Преславная днесь» (такие же, как и в современной службе, только о них замечено, что вторая и третья – подобны первой, но, несмотря на некоторые метрические совпадения, это не так), утренние стихиры на стиховне. Славословие не поется.

Литургия включает в себя праздничные антифоны, и вся служба (прокимен, Апостол, аллилуиарий, Евангелие и причастен), разумеется, тоже праздника.

По Иерусалимскому уставу праздничный цикл Пятидесятницы имеет такую же структуру, как и в Студийском кодексе: поминовение усопших в субботу перед Пятидесятницей, шесть дней попразднства с отданием в следующую субботу. День праздника отмечается всенощным бдением, состоящим из великой вечерни с литией и утрени.

Пятидесятница в Русской Православной Церкви: литургико-эортологическая преемственность и переосмысление

В Русской Церкви значение праздника постепенно изменилось, и его стали называть Святой Троицей.

В связи с этим протоиерей Николай Озолин утверждает: «Праздник Пятидесятницы, бывший на месте нынешнего Троичного дня, был праздником исторического, а не открыто онтологического значения. С XIV века на Руси он выявляет свою онтологическую суть… Почитание Духа Утешителя, Надежды Божественной как духовного начала женственности сплетается с циклом представлений Софийных и переносится на последующий за Троицею день – день Духа Святого… Праздник Троицы, нужно полагать, впервые появляется в качестве местного праздника Троицкого собора как чествование “Троицы” Андрея Рублева»[9]. Весьма вероятно, что первоначально Троицын день соотносился в православном праздновании Пятидесятницы со вторым днем праздника, именующимся днем Святого Духа, и понимался как Собор (Синаксис) Сошествия Святого Духа. И «так называемая “Ветхозаветная Троица” становится праздничной иконой этого “понедельника Святой Троицы” на Руси среди учеников преподобного Сергия»[10].

И вообще литургический формуляр Пятидесятницы, которая в соответствии с различными классификациями относится к Господским, переходящим, великим (двунадесятым) праздникам, несмотря на то, что установился в России в русле преемственности, отличается известной спецификой.

Так, вплоть до середины XVII века на Руси, где описываемый праздник мог именоваться еще и словом русалии (относящимся, однако, не к содержанию языческого праздника, как можно было подумать, а к его дате, приходящейся на период Пятидесятницы), в его день не совершалось всенощное бдение. Но вечерню с литией и утреню служили раздельно. После вечерни следовал молебен с каноном Троицы; перед утреней – «полунощница молебном» (то есть по чину обычного молебна) с пением канона Троицы из Октоиха. Вместо троичных тропарей «Достойно есть» устанавливается «Царю Небесный». Вечерня совершается вскоре после отпуста литургии.

В понедельник Святого Духа митрополит служил литургию в Духовом монастыре.

К особенностям службы Пятидесятницы относится то, что сразу же после литургии совершается великая вечерня. На ней читаются три молитвы святителя Василия Великого с коленопреклонением.

Праздник Пятидесятницы имеет шесть дней попразднства. Отдание бывает в следующую субботу.

Для полноты описания необходимо отметить, что седмица по Пятидесятнице, как и Светлая, сплошная (отменяется пост в среду и пятницу). Такое разрешение поста установлено в честь Святого Духа, пришествие Которого празднуется в воскресенье и понедельник, и в честь семи даров Святого Духа и в честь Святой Троицы.

Молитвы коленопреклонения на вечерне Пятидесятницы

Молитвы коленопреклонения на вечерне Пятидесятницы имеют огромное символическое значение, причем как частно эортологическое, так и общебогословское. Они введены в богослужение для того, чтобы сохранить и укрепить верующих в смиренном состоянии, сделать их способными, по примеру апостолов, к целомудреннейшему совершению достойных деяний в честь Святого Духа, а также к принятию бесценных даров благодати Божией (неслучайно прихожане на этой вечерне встают на колени впервые после Пасхи).

Составление указанных молитвословий иногда приписывается святителю Василию Великому, а значит, датируется IV веком.

Нынешняя служба вечерни Пятидесятницы указывает три коленопреклонения с чтением нескольких молитв на каждом из них. В первой из них – «Пречисте, нескверне, безначальне, невидиме, непостижиме, неизследиме», – возносимой Богу Отцу, верующие исповедуют свои грехи, испрашивают прощения их и благодатной небесной помощи против козней вражиих, вторая – «Господи Иисусе Христе Боже наш, мир Твой подавый человеком» – представляет собой прошение дарования Духа Святого, наставляющего и укрепляющего в соблюдении заповедей Божиих для достижения блаженной жизни, в третьей молитве –«Приснотекущий, животный, и просветительный источниче», –обращенной к Сыну Божию, исполнившему все смотрение (домостроительство) спасения человеческого рода, Церковь молится об упокоении усопших.

На первом преклонении читаются две молитвы (первая является собственно молитвой коленопреклонения, вторая же в рамках песненного последования была молитвой первого малого антифона). На втором коленопреклонении положены две молитвы: последняя – молитва второго малого антифона, выписанная в современном Часослове в конце первой части великого повечерия. На третьем коленопреклонении установлены три молитвы, хотя на самом деле их четыре, поскольку вторая – молитва третьего малого антифона до слов «Тебе единаго Истиннаго и Человеколюбца Бога», со слов «Твое бо яко воистину» начинается третья молитва, которая в контексте песненной вечерни этого дня обычно использовалась вместе со следующей как молитва отпуста; четвертая молитва – непосредственно молитва отпуста Константинопольской песненной вечерни (по современному Служебнику, это седьмая светильничная молитва).

Очевидно, что даже в нынешнем виде чинопоследование, претерпевшее за многовековую историю ряд изменений, несет на себе явный отпечаток Константинопольского песненного извода.

Как уже говорилось, коленопреклонные молитвы отсутствуют в Типиконе Великой Церкви.

В древнейших византийских Евхологиях их набор крайне нестабилен. Небезынтересны указания славянского глаголического Евхология X–XI веков, который приводит только молитвы коленопреклонения – первую, третью, четвертую, без каких-либо прибавлений. В более позднее время молитвы коленопреклонения были, по-видимому, индивидуально приспособлены к практике Великой Церкви. В тот же период – с Х столетия – возникают другие варианты совершения вечерни Пятидесятницы, по которым элементы палестинской богослужебной практики смешиваются с уставом песненного последования (Канонарий X–XI вв., Мессинский Типикон, грузинские Евхологии и некоторые другие). В связи с чином коленопреклоненных молитв отдельного замечания требует молитва Святому Духу, приписываемая патриарху Константинопольскому Филофею, со следующим началом: «Царю Небесный, Утешителю, Владыко собезначялныи, съприсносущныи и купносущныи». Она известна по славянским рукописям и печатным изданиям[11]. Так, в сборнике преподобного Кирилла Белозерского она помещается вместо молитвы «Боже великий и вышний» – во время третьего коленопреклонения. В Требнике Петра (Могилы) указывается, что приведенные слова читаются перед молитвой «Боже великий и вышний». Зафиксировано молитвословие и в старопечатных московских Типиконах XVII века. Но в реформированном Уставе 1682 года отсылки на молитву патриарха Филофея были исключены.

Праздник в западной традиции

Ко всенощной службе дня святой Пятидесятницы, как и к празднику Пасхи, обычно приурочивались массовые крещения. И этот обычай до сих пор сохраняется применительно к принимающим крещение взрослым в Римско-Католической Церкви.

В литургии этот праздник по своему значению приравнивается к Пасхе.

Знаменитая золотая секвенция «Гряди, Святой Дух» («Veni, Sancte Spiritus») – гимн, принадлежащий неизвестному автору XIII века, поется во время праздничной мессы Пятидесятницы.

Святоотеческая экзегеза

Троица Ветхозаветная. Преп. Андрей Рублев
С IV столетия праздник Пятидесятницы определенно становится общераспространенным, приобретая все большую торжественность и важность. Это доказывают многочисленные проповеди, написанные святыми отцами (блаженным Августином, святителями Иоанном Златоустом, Григорием Богословом и другими).

Несомненно, что в центре гомилетики Пятидесятницы находится догмат о Троице. Святитель Григорий Нисский говорит: «То, что спасает нас, есть животворящая сила, которой мы веруем под именем Отца и Сына и Святого Духа. Но неспособные к восприятию сей истины вполне, вследствие приключившейся им от душевного глада слабости… приучаются взирать на единое Божество, и в едином Божестве уразумевают единую только силу Отца… Затем… открывается чрез Евангелие и Единородный Сын. После сего предлагается нам совершенная пища для нашего естества – Дух Святый»[12].

Много размышляют святые отцы о даре языков: «Если кто спросит кого-либо из нас: “Ты получил Святого Духа, почему ты не говоришь всеми языками?” – отвечать должно: “Я говорю всеми языками, потому что состою в Церкви, в том теле Христовом, которое говорит всеми языками”. И подлинно, что другое знаменовал тогда Бог, как не то, что, имея Святого Духа, Церковь его будет говорить всеми языками» (блаженный Августин).

Иконография праздника

То, что в Русской Православной Церкви произошло известное смещение эортологического акцента и даже именования праздника, получило интересное отражение в иконографии.

Праздничные ряды иконостаса с XVI века нередко включают икону Троицы на месте праздника Пятидесятницы. Иногда Троица помещена в конце ряда – перед Сошествием Святого Духа (налицо распределение данных икон по двум дням – собственно самого праздника и понедельника Святого Духа). Сравним также следующий факт: чиновник XVII столетия (из Новгородского Софийского собора) предписывает ставить на утрене сразу две иконы праздника на аналой: Святой Троицы и Сошествия Святого Духа. Подобная практика византийской и поствизантийской традициям совершенно неизвестна.

pravoslavie.ru

Пятидесятница, Библейская Энциклопедия Брокгауза

Пятидесятница Пятидесятница. I. ИЗРАИЛЬСКИЙ ПРАЗДНИК ПЯТИДЕСЯТНИЦЫ. Праздник Седмиц (Исх. 34:22; Втор. 16:10; 2Пар. 8:13), называемый также праздником Урожая, или Днем первых плодов (Исх. 23:16; Числ. 28:26), был вторым большим праздником, отмечавшимся в Израиле ежегодно (⇒ Календарь) в конце жатвы. Он выпадал на 50-й день (Лев. 23:15) после приношения первого снопа в праздник Опресноков (⇒ Пасха), т.е. его праздновали через 7 недель (Втор. 16:9) после начала жатвы. Отсюда и названия «праздник Седмиц» и «Пятидесятница» греч. гэ пентэтстэ гэмера, «пятидесятый день». Последнее название стало употребляться в позднем иудаизме и поэтому встречается только в НЗ. Праздник Седмиц, когда каждый израильтянин должен был явиться в святилище «пред лице Господа» (Втор. 16:11.16.17), был днем отдыха, в который происходило свящ. собрание (Лев. 23:21; Числ. 28:26). В этот день предписывалось принести след. ⇒ жертвы: хлебное приношение из зерна нового урожая (Лев. 23:16; Числ. 28:26) в виде двух хлебов возношения (⇒ Жертва потрясания), выпеченных из 2/10 частей ефы пшеничной муки, как первый плод Господу. В отличие от других хлебных приношений, которым всегда полагалось быть пресными (Лев. 2:11), в данном случае речь идет об обычных, употреблявшихся ежедневно, квасных хлебах (Лев. 23:17).В жертву всесожжения по этому случаю приносили двух тельцов, одного барана и семь однолетних овец (Числ. 28:27; в Лев. 23число тельцов и баранов, видимо, перепутано; см. табл. к статье ⇒ Жертва), одного козла в жертву за грех (Лев. 23:19; Числ. 28:31) идвух однолетних овец в мирную жертву (Лев. 23:19). Помимо этих жертв, приносимых от всего общества, каждый израильтянин должен был принести добровольную жертву, величина которой зависела от того, чем благословил его Господь (Втор. 16:10), и каждая семья, включая живших с ней рабов, ⇒ левитов, пришельцев, вдов и сирот, должна была «веселиться пред Господом» (Втор. 16:11). При этом все евреи должны были помнить о том, что они или их предки были рабами в Египте, которых Господь освободил по Своему милосердию (Втор. 16:12).

II. ИЗЛИЯНИЕ СВЯТОГО ДУХА В ПРАЗДНИК ПЯТИДЕСЯТНИЦЫ. В Деян 2 сообщается о том, что в ближайший после смерти, ⇒ воскресения и ⇒ вознесения Иисуса праздник П. на учеников был излит Св. Дух. Это явление Духа в день П. не было случайным, как не была случайной смерть Иисуса в праздник Пасхи. Подобно тому как П. знаменовала собой окончание жатвы, так сошествие Св. Духа завершало земной труд Иисуса. В Св. Духе Христова ⇒ Церковь связана со своим Господом до Его Второго пришествия. Излияние Духа сопровождалось великими знамениями: внезапным шумом с неба «как-бы от несущегося сильного ветра», которым наполнился дом, где собрались ученики Иисуса (Деян. 2:2; евр.руях, как и греч. пнеума означают и «ветер», и «дух»). Ученикам явились «языки, как бы огненные», которые разделились и «почили по одному на каждом из них» (Деян. 2:3). Этот огонь напоминает о словах Иоанна Крестителя: «Я крещу вас в воде в по-каяние,но Идущий за мною... будет крестить вас Духом Святым и огнем» (Мф. 3:11). Говорение «на иных языках» (Деян. 2:4–11) выражает то обстоятельство, что Св. Дух, Который т.о. давал возможность возвещать о деянии, совершенном Иисусом Христом, свидетельствовал, что перед Богом больше не существует языковых и иных различий между народами. Люди, живущие в разных частях Римской империи и говорящие на разных языках, отныне сплочены, ибо они слушают и принимают Евангелие (Деян. 2:5–11). Подобного излияния больше не повторялось. Явление в Деян. 4носит другой характер, тем не менее оно подтверждает, что Дух по обетованию Иисуса (Ин. 14:16) остается обитать в Церкви (- Дух, Святой Дух, П,В,2–3). Когда позднее в НЗ упоминается П. (Деян. 20:16; 1Кор. 16:8), то подразумевается иуд. праздник Урожая. Отмечала ли в этот день молодая христ. Церковь излияние Св. Духа, неизвестно.

azbyka.ru

Праздник Святой Троицы - день сошествия Святого Духа на Апостолов - епископ Александр (Милеант)

День рождения Церкви

Праздник Святой Троицы, называемый еще Пятидесятницей, посвящен сошествию Святого Духа на апостолов в пятидесятый день после воскресения Христова. Сошествием Святого Духа утверждается в мире христианская вера и начинает свое бытие Церковь Христова. В праздник Пятидесятницы Церковь подводит своих чад к порогу своей благодатной жизни и призывает их обновить и укрепить в себе дары Духа Святого, полученные ими в таинстве Крещения. Без благодати Божией невозможна духовная жизнь. Эта таинственная сила обновляет и преображает весь внутренний мир христианина. Все самое возвышенное и ценное, что только каждый может желать, – подает ему Дух Святой. Вот почему праздник Святой Троицы так торжественно и радостно встречается православными христианами.

Событие сошествия Святого Духа

Сошествие Святого Духа на апостолов в день Пятидесятницы описано Евангелистом Лукой в начальных главах его книги “Деяний святых апостолов”. Богу угодно было сделать это событие поворотным пунктом в мировой истории.

Пятидесятница – т.е. пятидесятый день после праздника Пасхи – был одним из трех великих ветхозаветных праздников. Этот праздник отмечал принятие Синайского законодательства при пророке Моисее, когда за полторы тысячи лет до Рождества Христова у подножья Синайской горы еврейский народ, освобожденный из Египта, вступил в союз с Богом. Евреи обещались Богу в послушании, а Господь обещал им Свое благоволение. По времени года праздник Пятидесятницы совпадал с окончанием жатвы и поэтому встречался с особенной радостью. Многие евреи, рассеянные по разным странам обширной Римской империи, старались к этому празднику прибыть в Иерусалим. Родившись в других странах, многие из них уже с трудом понимали свой родной еврейский язык, однако старались соблюдать свои национально-религиозные обычаи и хоть изредка паломничать в Иерусалим.

Сошествие Святого Духа не было неожиданным событием для апостолов. Еще за несколько столетий до рождения Спасителя Господь Бог начал готовить людей ко дню их духовного возрождения и предсказывал устами пророков: «Вы будете ходить в заповедях Моих и уставы Мои будете соблюдать и ...изолью от Духа Моего на всякую плоть …Изолью воды на жаждущее и потоки на иссохшее… и вы радостно будете почерпать воду из источников спасения… И дам вам сердце новое и дух новый дам вам, и возьму из плоти вашей сердце каменное и дам вам сердце из плоти. Вложу внутрь вас Дух Мой и сделаю то, что вы будете ходить в заповедях Моих и уставы Мои будете соблюдать и выполнять» (Иез.36:26–27; Иоил.2:28; Ис.12:3, 44:3).

Готовясь вернуться к Своему Небесному Отцу, Господь Иисус Христос перед распятием посвящает Свою прощальную беседу с апостолами предстоящему сошествию Святого Духа. Господь объясняет ученикам, что Утешитель – Дух Святой – должен вскоре прийти к ним, чтобы завершить дело спасения людей. «Я умолю Отца, – говорит Господь апостолам, – и Он даст вам другого Утешителя, да пребудет с вами во веки, – Духа Истины… Он научит вас всему и напомнит вам все, что Я говорил вам… Он – Дух Истины … Дух Истины, Который от Отца исходит, будет свидетельствовать о Мне» (Ин.14:16–17, 26, 15:26).

Готовясь к принятию Святого Духа после вознесения Господа на Небо, ученики Христовы вместе с Пресвятой Девой Марией, с некоторыми женами-мироносицами и другими верующими (около 120-ти человек) на Пятидесятницу находились в Иерусалиме в так называемой “Сионской горнице.” Это было, вероятно, в той большой комнате, где незадолго до Своих страданий Господь совершил Тайную вечерю. Апостолы и все собравшиеся ожидали, когда Спаситель пошлет им «Обетование Отца» и они облекутся силой свыше, хотя они не знали, в чем собственно будет состоять пришествие Духа Утешителя (Лк.24:49). Так как Господь Иисус Христос умер и воскрес в период ветхозаветной Пасхи, то праздник ветхозаветной Пятидесятницы приходился в том году на 50-ый день после Его воскресения.

И вот, в девятом часу утра, когда народ обычно собирался в храм для жертвоприношения и молитвы, внезапно над Сионской горницей послышался шум, как будто от бурного ветра. Шум этот наполнил дом, где находились апостолы, и одновременно над головами апостолов появилось множество огненных языков, которые стали опускаться на каждого из них. Эти языки имели необыкновенное свойство: они светили, но не жгли. Но еще более необычайным были те духовные свойства, которые эти таинственные языки сообщали. Каждый, на кого этот язык спускался, чувствовал в себе большой прилив духовных сил и, одновременно, несказанную радость и воодушевление. Он начинал чувствовать себя как бы совсем иным человеком: умиротворенным, полным жизни и горячей любви к Богу. Эти внутренние изменения и новые неиспытанные чувства апостолы стали выражать в радостных восклицаниях и в громком славословии Бога. И тут обнаружилось, что они говорили не на своем родном еврейском, а на каких-то других, неизвестных им языках. Так совершилось над апостолами крещение «Духом Святым и огнем», как было предсказано пророком Иоанном Крестителем (Мф.3:11). Между тем, шум, напоминающий бурный ветер, привлек многих людей к апостольскому дому. Увидев стекающийся со всех сторон народ, с молитвами хвалы и прославления Бога на устах апостолы вышли на кровлю дома. Слыша этот поток радостных молитв, собравшиеся около их дома были поражены непонятным для них явлением: ученики Христовы по происхождению большей частью галилеяне, люди по виду необразованные, от которых и ожидать нельзя было знания иного языка, кроме их родного, вдруг начали говорить на разных иностранных языках, так что, как ни разнообразна была толпа людей, прибывших в Иерусалим из разных стран, каждый слышал свою родную речь. Но нашлись среди толпы и циники, которые не постыдились смеяться над вдохновенными проповедниками, говоря, что апостолы, мол, уже так рано успели напиться вина.

На самом же деле сила Духа Святого обнаружилась тогда, кроме прочих внутренних благодатных перемен, еще и во внешнем даре языков именно для того, чтобы апостолы могли успешнее распространять Евангелие среди разных народов, не имея надобности в изучении иностранных языков.

Увидев недоумение людей, апостол Петр выступил вперед и произнес свою первую проповедь, в которой объяснил собравшимся, что в чудесном сошествии Святого Духа исполнилось древнее предсказание Иоиля, который говорил от имени Бога: "И будет в последние дни, – говорит Господь, – изолью от Духа Моего на всякую плоть. И будут пророчествовать сыны ваши и дочери ваши; ...и юноши ваши будут видеть видения, и старцы ваши сновидениями вразумляемы будут. И на рабов Моих и на рабынь Моих в те дни изолью от Духа Моего; и покажу чудеса на небе вверху и на земле внизу» (Иоил.2:28–32). Апостол объяснил, что именно в таком сошествии Святого Духа должно было совершиться дело спасения людей. Чтобы удостоить людей благодати Святого Духа, потерпел крестную смерть и воскрес из мертвых пришедший Мессия – Господь Иисус Христос.

Кратка и проста была эта проповедь, но поскольку устами Петра говорил Дух Святой, то эти слова проникли в сердца слушавших. Многие из них умилились сердцем и спросили его: «Что же нам надо делать? – Покайтесь, – отвечал им апостол Петр, – и да крестится каждый из вас во имя Иисуса Христа» (Деян.2:37–38). И вы не только будете прощены, но и сами получите благодать Святого Духа.

Многие, уверовавшие в Христа по слову апостола Петра, тут же всенародно покаялись в своих грехах, крестились, и к вечеру этого дня Церковь Христова из числа 120 выросла до 3000 человек. Таким чудесным событием началось существование Церкви Христовой – этого благодатного общества верующих, в котором все призваны спасать свои души. Господь обещал, что Церковь пребудет непобежденной вратами ада до самого конца существования мира!

Следует думать, что не случайно совпали в тот день два знаменательных события – сошествие Святого Духа и еврейская Пятидесятница. Ветхозаветная Пятидесятница отмечала избавление евреев из египетского рабства и начало свободной жизни в союзе с Богом. Сошествие Святого Духа на верующих в Иисуса Христа осуществляло освобождение верующих от власти дьявола и было началом нового, благодатного союза с Богом в Его духовном Царстве. Так праздник Пятидесятницы стал днем, когда ветхозаветная теократия, начавшаяся от Синая и долго управлявшая обществом через суровый письменный закон, заменилась новозаветной, в которой верующими людьми руководит Сам Бог, в духе свободы и любви (Рим.8 гл.).

Глубоко пережив события поругания, смерти и воскресения Господня, святые апостолы ко времени Пятидесятницы духовно возмужали, многое прочувствовали и созрели для принятия даров Святого Духа. Тогда и снизошла на них полнота благодати Божией, и они первые вкусили духовные плоды спасительного подвига Богочеловека.

Значение благодати в жизни христианина

В каждом человеке есть семя добра. Однако, как обычное семя не может развиться и созреть без влаги и света, так и душа человека остается бесплодной, пока ее не оросит благодать Божия. Чувствуя в себе недостаток божественной помощи, ветхозаветный праведник молился Богу: «Душа моя, как бесплодная земля, стремится к Тебе» (Пс.142:6). И все люди, искренне жаждущие праведности, понимают, что без помощи Божией, без Его руководства и поддержки невозможна никакая духовная жизнь. Благодать Божия обновляет душу человека, очищает его совесть, просвещает разум, укрепляет веру, направляет волю к добру, согревает сердце любовью к Богу и ближним, устремляет человека к небесному, вселяет в него желание жить духовными интересами. Она очищает и освящает все его существо. По свидетельству многих, удостоившихся высшего духовного озарения, благодать Божия приносит такой мир и радость душе человека, что все земные блага и все физические удовольствия кажутся жалкими и ничтожными.

Со дня сошествия Святого Духа на апостолов каждый вновь крещенный в таинстве миропомазания, подобно апостолам, удостаивается благодати Духа Святого. Сила этого таинства настолько велика и неизгладима, что оно, как и крещение, не повторяется. Последующие таинства Церкви, как например: исповедь и причащение, а также богослужения в храме, частная молитва, пост, дела милосердия и добродетельная жизнь, имеют целью укрепить и усилить в христианине действие благодатных даров, полученных им в миропомазании.

Возрождающая сила благодати Божией обнаруживает себя в благотворных внутренних и внешних переменах в людях, принявших ее. Эти перемены были особенно очевидны в учениках Христа. Они, как мы знаем, до сошествия Святого Духа были людьми простыми, некнижными и вовсе не владеющими словом. Когда же на них сошел Святой Дух, они обогатились духовной мудростью и своим вдохновенным словом стали привлекать к вере не только простой народ, но даже философов и знатных людей. Их овеянное благодатью слово проникало в самые огрубевшие сердца, располагая грешников к покаянию и исправлению, а малодушных – к усердию.

Из робких и боязливых, какими апостолы были при жизни Спасителя, они после сошествия Святого Духа стали мужественными и бесстрашными. Результатом полученных ими благодатных даров было возникновение множества христианских общин еще при жизни апостолов не только в разных частях Римской империи, но и за ее пределами: в северной Африке, Индии, Персии и на юге Скифии. Так благодаря неутомимым трудам апостолов стало распространяться христианство во всем мире, а вместе с этим началось и возрождение человеческого общества.

В возрождающей силе благодати Святого Духа можно убедиться, читая книгу “Деяния святых апостолов”, в которой описывается жизнь христиан в первое десятилетие после Пятидесятницы. Действительно, многие грешные, маловерующие и живущие плотскими интересами люди, приняв Святого Духа, делались глубоко верующими, праведными, полными усердия и горячей любви к Богу и людям.

"Они [новокрещенные], – как пишется в книге “Деяния”, – постоянно пребывали в учении Апостолов, в общении и преломлении хлеба [Причащении] и в молитвах. Все же верующие были вместе и имели все общее. И продавали имения и всякую собственность, и раздавали всем, смотря по нужде каждого. И каждый день единодушно пребывали в храме, и преломляя по домам хлеб, принимая пищу в веселье и простоте сердца, хваля Бога и пользовались любовью всего народа… У множества верующих было одно сердце и одна душа. И никто ничего из имения своего не называл своим, но все у них было общее …Не было между ними никого нуждающегося» (Деян.2:42, 44–47, 4:32, 34).

Одним словом, духовные интересы и стремление к небесному вытеснили в них все греховное и низменное.

По учению Спасителя, сама духовная жизнь невозможна без помощи свыше: «Если кто не родится от воды и Духа, не может увидеть Царства Божия… Рожденное от плоти есть плоть, рожденное от Духа есть Дух» (Ин.3:5–6). Еще Спаситель учил о Духе Святом, что Он наставляет христианина в истине, утешает в скорбях, утоляет его духовную жажду (См.: Ин.16:13–17, 4:13–14). Апостол Павел все христианские добродетели именует “плодом Духа,” говоря: «Плод духовный есть любовь, радость, мир, долготерпение, благость, милосердие, вера, кротость, воздержание» (Гал.5:22–23). Часто внутренний духовный рост и совершенствование христианина происходят незаметно для него самого, как Господь объяснил в притче о невидимо растущем семени (Мк.4:26–29). О таинственном действии Св. Духа на душу человека Спаситель говорил: «Дух дышит, где хочет, и голос Его слышишь, не зная, откуда приходит и куда уходит. Так бывает со всяким, рожденным от Духа» (Ин.3:8).

Кроме духовных дарований, необходимых каждому христианину в его личной жизни, Святой Дух еще подает отдельным верующим особые дарования, которые нужны для блага Церкви и общества. Об этих особых дарованиях апостол Павел так пишет: «Каждому дается дар Духа на пользу. Одному дается Духом слово мудрости, другому слово знания, тем же Духом; иному вера, тем же Духом; иному дары исцелений, тем же Духом; ...иному пророчество, иному различение духов, иному разные языки, иному истолкование языков. Все же сие производит один и тот же Дух, наделяя каждого особо, как Ему угодно» (1Кор.12:7–11). Далее Апостол сравнивает Церковь с телом, каждая часть которого имеет свое назначение: «Бог поставил в Церкви кого Апостолами, кого пророками, кого учителями; иным дал силы чудодейственные, а также дары исцелений, помощи, управления, дар языков» (Еф.4:11–12; 1Кор.12:28).

Христианин, получив благодать, становится живым храмом Святого Духа. Вот почему он должен хранить себя от всякого греха, как наставляет Апостол: «Разве не знаете, что вы храм Божий, и Дух Божий живет в вас? – спрашивает ап. Павел. – Если кто разорит храм Божий [своей невоздержанностью], того покарает Бог, ибо храм Божий свят, а этот храм – вы" (1Кор.3:16–17).

В своей притче о десяти девах Господь говорит о необходимости получения духовных даров. Без них человек все равно, что лампада без елея или обуглившееся и погасшее полено (Мф.25:1–13). Объясняя притчу Спасителя о десяти девах, святой Серафим Саровский учит, что целью человеческой жизни является «стяжание» (приобретение) благодати Божией (См.: его беседу с Мотовиловым).

Хотя благодатная сила Духа Святого дается верующему не по его заслугам, а по милости Божией, в результате искупительных страданий Богочеловека, однако она возрастает в нем по мере его усердия в христианской жизни. Преподобный Исаак Сирин пишет: «В какой мере человек приближается к Богу намерением своим, в такой и Бог приближается к нему дарами Своими». Апостол Петр так наставляет христиан: «Как от Божественной силы Его дано нам все нужное для жизни и благочестия… то вы, прилагая к сему все старание, покажите в вере вашей добродетель, в добродетели рассудительность, в рассудительности воздержание, в воздержании терпение, в терпении благочестие, в благочестии братолюбие, в братолюбии любовь» (2Пет.1:3, 5–7). Апостол Павел убеждает христиан привлекать благодать Божию добродетельной жизнью и молитвой, говоря: «Поступайте, как чада света, потому что плод Духа состоит во всякой благости, праведности и истине… Исполняйтесь Духом, назидая самих себя псалмами, и славословиями, и песнопениями духовными, воспевая в сердцах ваших Господа» (Еф.5:8–9, 18–19).

Принято утренние, вечерние и другие молитвы начинать обращением к Святому Духу словами Царю Небесный. В этой молитве мы просим Духа Святого обновить в нас Свою благодать. Молитва “Царю Небесный” замечательна тем, что она изложена словами Самого Господа Иисуса Христа и содержит то, что нам следует знать о Духе Божием и что следует просить у Него. Вот текст этой молитвы (по-церковнославянски и в русском переводе).

Молитва Святому Духу:

Царю Небесный, Утешителю, Душе истины, Иже везде сый и вся исполняя, Сокровище благих и жизни Подателю, прииди и вселися в ны, и очисти ны от всякия скверны, и спаси, Блаже, души нашя.

Небесный Царь, Утешитель, Дух истины! Ты, вездесущий и все наполняющий, источник благ и податель жизни, приди и вселись в нас, и очисти нас от всякой скверны, и спаси, Благой, наши души.

Здесь Дух Святой именуется “Царем Небесным” как равное Отцу и Сыну Третье Лицо Святой Троицы. Именуется “Утешителем” – по Его свойству утешать и радовать человека. Именуется “Духом истины” – как открывающий людям истину, помогающий видеть и любить ее. “Везде сущим и все исполняющим (наполняющим)” – по Его Божественной природе, не имеющей ни границ, ни препятствий. “Сокровищем благих” – сокровищница всего благого и ценного, чего только может желать человек, стремящийся к совершенству. “Подателем жизни” – как оживляющий всю природу и, в особенности, подающий благодатно-духовную жизнь людям и ангелам.

Обращаясь так к Святому Духу, мы просим у Него, Всеблагого, очистить нас от всякой греховной скверны, которая зарождается в нас от различных страстей или прилипает к нам при соприкосновении с миром, во зле лежащем. Мы просим Его пребывать в нас и направлять нашу жизнь к спасению души. При этом, обращаясь к Духу Святому, нужно смиренно сознавать себя нищим и недостойным, потому что «Бог гордым противится, а смиренным дает благодать» (Иак.4:6).

Богослужение Пятидесятницы

На праздник Пятидесятницы в знак животворящего действия Св. Духа храм украшается зеленью и цветами, а священники облачаются в зеленые ризы. В тропаре и кондаке праздника верующие благодарят Сына Божия за ниспослание им Духа Святого.

Тропарь

Благословен еси, Христе Боже наш, Иже премудры ловцы явлей, ниспослав им Духа Святаго, и теми уловлей вселенную. Человеколюбче, слава Тебе Благословен Ты, Христе Боже наш, сделавший мудрыми рыбаков, ниспославший им Св. Духа и этим помогший им уловить вселенную (привлечь к вере). Слава Тебе, Человеколюбец!

Кондак

Егда снизшед языки слия, разделяше языки Вышний. Егда же огненныя языки раздаяше, в соединении вся призва, и согласно славим Всесвятаго Духа. Когда Всевышний, сойдя, смешал языки (Быт.11 гл.), Он разделил народы, когда же послал огненные языки, то призвал всех к единению. И поэтому мы единодушно прославляем Всесвятого Духа.

На Утрене поются два канона праздника. Первый из них написан святым Косьмой Маюмским; этот канон мы приводим здесь в русском переводе. Второй канон, написанный святым Иоанном Дамаскиным, мы здесь пропускаем из-за недостатка места.

Канон святого Косьмы – это гимн в честь Святой Троицы и, в частности, в честь Св. Духа. В каноне воспевается сошествие Св. Духа на апостолов как наглядное свидетельство исполненного обещания Спасителя. Вспоминаются здесь и древние пророчества о ниспослании Святого Духа на всякую плоть, и воспевается Бог Дух Святой, Третья Ипостась Пресвятой Троицы, во всем равная Богу Отцу и Богу Сыну. В каноне также излагаются основные моменты сошествия Святого Духа на апостолов и раскрывается важность этого события.

Канон на Пятидесятницу

Песнь 1

Ирмос: Сокрушающий врагов высокой мышцей морем покрыл фараона с колесницами. Будем же петь Ему, потому что Он прославился (Исх.14 гл.).

Послав на самом деле ученикам обещанного Утешителя Духа, как прежде обещал, Христе, Ты озарил мир светом, Человеколюбец.

Предсказанное в древности в законе и пророками исполнилось: ибо благодать Божественного Духа ныне излилась всем верным (Исх.28:3; Чис.11:17; Иоил. 1:28; Мих.3:8).

Песнь 3

Ирмос: «Оставайтесь в Иерусалиме, пока не облечетесь силою свыше, – сказал Ты, Христе, ученикам: – Я же пошлю иного, подобного Мне Утешителя, Духа Моего и Отчего, Которым вы утвердитесь».

Снизошедшая сила Божьего Духа божественно объединила в одном созвучии разделенный в древности язык (людей), согласившихся на зло, вразумив верных познанием Троицы, в Которой мы утвердились (Быт.11:7; Деян.2:4–8).

В огненном шуме на Сионе явился всесильный неиссякающий Свет, исходящий от нерожденного Света. Посредством Сына, Он и ныне являет народам сияние Отеческой власти.

Песнь 4

Ирмос: Созерцая Твое, Христе, пришествие в последние времена, Пророк восклицал: Услышал я о силе Твоей, Господи, что Ты пришел спасти всех помазанников Твоих (Авв.3:2–20).

Вещавший прежде чрез пророков и возвещенный людям еще в древнем законе, Утешитель, истинный Бог, открывается ныне служителям и свидетелям Слова.

Имея все признаки Божества, Дух сегодня разделился в огне и явился апостолам в чудных языках, так как Он есть Божественная и самовластная сила, исходящая от Отца.

Песнь 5

Ирмос: Дух спасения, по благоговению к Тебе, Господи, зачатый внутри пророков и явленный на земле, делает чистыми сердца апостолов и в верных обновляет праведностью: ибо Твои веления – свет и мир (Ис.26:18; Пс.50:11).

Снизошедшая ныне сила – это Дух благой, Дух премудрости Божией, Дух исходящий от Отца и явившийся верным. Через Сына Он сообщает тем, в кого вселяется, свойственную Ему святость, через которую Он и созерцается (Ис.11:2; Еф.1:17).

Песнь 6

Ирмос: Плавающего в буре житейских забот на корабле, потопляемом волнами грехов, низвергаемого к душегубительному зверю, – возведи, Христе, из смертоносной глубины меня, взывающего к Тебе, как Иона.

Ты от Духа Твоего обильно излил на всякую плоть, как предсказал, Господи, и все исполнились познания Твоего, – что Ты нетленно рожден, а Дух нераздельно исходит от Отца (Иоил.2:28; Ин.7:38; Ис.11:9).

Обнови в наших сердцах, Вседержитель, истинный, правый Дух, чтобы нам вечно иметь Его, исходящего из Отца и нераздельного с Ним, сжигающего скверны растленного вещества и очищающего ум от нечистот.

Песнь 7

Ирмос: Будучи ввергнутыми в огненную печь, благочестивые отроки претворили огонь в росу, взывая в песне: благословен Ты, Господи, Боже отцов наших (Дан. 3 гл.).

Когда Апостолы проповедовали о великих делах Божиих, то неверные почли опьянением действие Духа, в Котором открывается Троица – единый Бог отцов наших (Деян.2:12).

Православно исповедуем нераздельное Естество: Бога Отца безначального и той же власти – Слова и Духа, восклицая: благословен Ты, Бог отцов наших.

Песнь 8

Ирмос: На Синае объятая огнем и несгорающая купина явила Бога косноязычному и невнятно говорившему Моисею; а трех отроков приверженность к Богу сделала в огне неопалимыми певцами: все творения Господни, воспевайте Господа и превозносите во все века (Исх.3:20).

Когда живительное сильное дыхание всесвятого Духа свыше шумно носилось над рыбаками в виде огненных языков, тогда они проповедали о великих делах Божиих: все творения, воспевайте Господа и превозносите во все века.

Не боясь устрашающего огня, как вступающие на неприкосновенную гору, придем и станем на горе Сионской, в городе живого Бога, взывая ныне с духоносными учениками: все творения, воспевайте Господа и превозносите во все века (Исх.19:12; Евр.12:18– 23).

Песнь 9

Ирмос: Мы величаем Тебя, не испытавшую тления в рождении и Премудрому Слову плоть даровавшую, Матерь безмужнюю, Деву Богородицу, вместилище Невместимого, обитание необъятного Твоего Создателя.

Пылающий духом, строгий Илия, в древности радостно вознесшийся на пылающей огнем колеснице, предуказал этим ныне сошедшее на Апостолов дуновение, – будучи просвещены Которым, они открыли всем Троицу (4Цар.2:11).

Не по закону природы слышалась чудная проповедь учеников; ибо когда вещал благодатный голос Духа, народы, племена и языки слышали о великих делах Божиих, – учась познанию Троицы (Деян.2:6–11).

Катавасия и Задостойник:

Радуйся, Матеродевственная Слава: всякая бо удобообращательная, благоглаголивая уста витийствовати не могут. Тебе бо пети достойно, изумевает же ум всяк Твое рождество разумети. Темже Тя согласно славим.

Радуйся, Царица, слава матерей и дев. Самые искусные в красноречии уста не в состоянии достойно воспеть Тебя, и всякий ум недостаточен для понимания Твоего рождения (Христа). Поэтому мы согласно славим Тебя.

Главную особенность Богослужения в день Пятидесятницы составляет чтение с коленопреклонением особых молитв святителя Василия Великого. Эти молитвы читаются на вечерне, которая совершается сразу после литургии. Эти молитвы в русском переводе изданы нами отдельной брошюрой (номер 6).

Приложение

Современный “дар языков”

В середине 20-го столетия в США возникло т.н. “харизматическое” движение, (“харис” на греческом – “благодать.” задавшееся целью возродить в современном обществе благодатные дары, полученные апостолами в день Пятидесятницы и, в частности, “дар языков” – внезапно полученную способность говорить на другом языке. Примкнули к этому движению ряд баптистских и методистских церквей. “Харизматическое” движение можно было ожидать в протестантской среде, так как протестантство, не имея апостольской преемственности в священстве, лишено благодатной силы святых таинств, в которых подаются дары Святого Духа. Безблагодатные сектантские молитвенные собрания не могут дать христианину нужного духовного удовлетворения.

Харизматическое движение, обещая влить свежую духовную струю в жизнь протестантских церквей, стало популярным, и в скором времени в разных частях США начали возникать объединения “пятидесятников.” Затронуло это движение и некоторые церкви более традиционного направления. Сравнительно недавно общины пятидесятников стали возникать в Европе и в России.

Пятидесятники и подобные им “харизматики” пытаются искусственными (в сущности шаманскими) приемами вызвать в себе способность говорить на новом языке, чем они очень дорожат и гордятся. Однако, у них получается нечто очень уродливое и никакого отношения не имеющее к проявлениям благодатных даров в апостольское время.

О чудесном и подлинном даре языков, полученном апостолами в день схождения на них Духа Святого, повествуют начальные главы книги Деяний святых апостолов. О сути же и назначении дара языков пишет ап. Павел в 12–14 главах своего послания к Коринфянам.

Как мы уже говорили, дар языков был необходим апостолам для успешного распространения Евангелия. Получив способность говорить на языке того или иного народа, апостолы могли проповедовать этому народу, не тратя время на изучение нужного языка, благодаря чему Церковь Христова быстро распространилась. Как мы знаем из последующей церковной истории, этому дару суждено было просуществовать недолго. По мере того, как в разных странах появлялись местные христианские проповедники, отлично владеющие своим языком, нужда в сверхъестественном даре языков тоже стала уменьшаться. Так, во времена святого Иринея Линского, в середине 3-го века, дар языков упоминается как редкое явление.

Из послания ап. Павла к Коринфянам можно заключить, что именно в этой церкви дар языков был распространен более, чем в других церквах. Тогда дар языков был одним из духовных дарований, которое некоторые христиане получали после крещения и возложения апостольских рук. Не все коринфские христиане умели правильно обращаться с даром языков, и ап. Павел предостерегает их от злоупотребления им. Дело в том, что на молитвенных собраниях коринфские христиане начинали говорить на разных языках, когда в этом не было нужды. Очевидно, они это делали из тщеславия, чтобы превзойти один другого. Ап. Павел объясняет, что дар языков “нужен не для верующих, а для неверующих” – для привлечения их к вере.

Более того, дар языков имел еще отрицательное влияние на молитвенные собрания, когда им не вовремя пользовались. Когда, например, во время богослужения несколько человек одновременно начинали говорить на разных наречиях, большинству присутствующих не понятных, то получался шум и терялось молитвенное настроение. Чтобы избежать несвоевременного употребления чудесно полученного дара говорить на новых языках, апостол Павел объясняет коринфянам, что дар языков есть самый меньший дар в ряду других, более нужных человеку духовных дарований. Коринфские христиане правильнее поступят, если вместо дара языков будут просить Бога обогатить их верой, воздержанием, терпением, любовью, мудростью и другими нужными нравственными дарованиями.

Сравнивая дар языков апостольского времени с современным “языкоглаголанием,” надо признать между ними существенную разницу. В апостольское время христиане получали способность говорить на настоящем и на одном из существующих в то время языке. То была правильная, членораздельная человеческая речь, необходимая проповеднику. В противоположность подлинному дару языков апостольских времен, современное “говорение на языках” пятидесятников есть просто набор несвязных и бессмысленных звуков, принимающих формы то бормотания, то неистового выкрикивания. Этот факт пятидесятники и сами признают, объясняя, впрочем, что у них-де язык “райских жителей”. Однако, невозможно эти бессмысленные звуки признать за Божье чудо. Они – результат нервной возбужденности, впадения в транс и галлюцинации, граничащей с беснованием. Поэтому сектанты обнаруживают свое крайнее духовное невежество и даже кощунствуют, когда искусственно вызванную экзальтацию и нечленораздельные звуки приписывают Божьему вдохновению.

Вообще, стремление ко всяким острым ощущениям характерно для современного общества, увлекающегося буйной музыкой, возбуждающей злобные и эротические чувства, -общества, которое оправдывает половую распущенность, злоупотребляет возбуждающими веществами и наркотиками, увлекается фильмами, насыщенными ужасными преступлениями и всякими демоническими страшилищами. Все эти извращения являются признаками болезни современного общества.

Подобным образом и искание христианами восторга и экстаза на молитве есть признак страстного и горделивого душевного направления. У харизматиков происходит подмена подлинных даров Святого Духа искусственно вызванными душевными переживаниями. Игнорируя духовный опыт, накопленный христианством в течение двух тысячелетий и записанный в творениях святых, отбросив Богом установленное священство и святые Таинства, современные сектанты стараются вызвать в себе благодатное состояние всякими сомнительными и опасными приемами. Получается самообман или “прелесть”, (отсюда – “прельщать”), против которой предостерегают святые отцы Православной Церкви. Подобные состояния экстаза ничего общего с христианством не имеют, и они были известны древним язычникам и современным индусам. (Глубокое исследование данного вопроса можно найти в книгах протестантского ученого Dr. Кurt Коch: “Bеtwееn Christ and Sаtаn,” “Оccult Bоndаgе and Dеlivеrаncе,” “The Rеvivаl in Indоnеsiа,” (Кrеgеl Publicаtиоns, Grand Rаpids, Мichigаn, USА) и др.).

Православный христианин должен всячески сторониться подобных извращений религиозного чувства. Он имеет доступ к подлинным благодатным сокровищам в Таинствах Церкви, в ее богослужениях и в своей частной искренней молитве. В общении с Богом надо искать не восторга и острых переживаний, а обновления своей грешной души. Обновление же приходит через смирение, покаяние и исправление себя. По мере же обновления своей души христианин будет получать и подлинную благодать Божию, которая ему даст небесный мир и чистую радость, в сравнении с которыми земной восторг является дешевым и жалким.

В сутолоке повседневных забот православный христианин порой забывает о благодатных сокровищах, подаваемых верующим в Церкви Христовой, и погружается в мутное море погони за земными благами, захлебываясь в волнах суеты, греха и различных пороков. Тогда отходит от него надежда вечной жизни, тускнеет в сознании его жизненная цель, душа черствеет, человек становится неудовлетворенным, раздражительным.

Праздник Святой Троицы имеет целью воодушевить христианина жить духовными интересами. Пятидесятница – это день новой встречи Божественного Утешителя с жаждущей утешения человеческой душой, которая может снова пить из источника живой воды и наполнять себя самыми возвышенными и благородными чувствами. В этот день благодать Духа, подобно огню, испепеляет его прегрешения; подобно елею, смягчает его сердце; подобно свету, проясняет его мысль; подобно благоуханному миру, освящает все его существо. Благодать дает ему духовные силы, чтобы жить воздержанно, делать добро, любить Бога, помогать ближним. Прежнее смятение и озлобленность она заменяет внутренним миром и радостью, как свидетельствует об этом старец Силуан Афонский по своему опыту: “С благодатью Божией легко жить, все делается хорошо, все мило и радостно, душа покойна в Боге и ходит как бы по прекрасному саду, в котором живет Господь”.

azbyka.ru

День рождения Церкви

На­зва­ния празд­ни­ка

Двой­ное на­зва­ние это­го дву­на­де­ся­то­го «подвижно­го» празд­ни­ка Пас­халь­но­го цик­ла ука­зы­ва­ет на его до­хри­сти­ан­ские ис­то­ки (как и в слу­чае с Пас­хой-Вос­кре­се­ни­ем). Рож­де­ние соб­ствен­но хри­сти­ан­ско­го празд­ни­ка Свя­той Тро­и­цы про­изо­шло в день ев­рей­ской Пя­ти­де­сят­ни­цы (ве­ро­ят­но, в мае 30 го­да н. э.), и это не бы­ло про­стым сов­па­де­ни­ем! По­это­му хри­сти­ан­ский ка­лен­дарь со­хра­ня­ет оба тер­ми­на. Са­мо же на­зва­ние «Пя­ти­де­сят­ни­ца» (греч. Пэнт­экостэ) име­ет фор­маль­ный ха­рак­тер и не вы­ра­жа­ет су­ще­ства че­ству­е­мо­го со­бы­тия, но озна­ча­ет лишь то, что празд­ник со­вер­ша­ет­ся через пять­де­сят дней по­сле Пас­хи (как у ев­ре­ев, так и у хри­сти­ан).

Ев­рей­ская Пя­ти­де­сят­ни­ца

В Древ­нем Из­ра­и­ле это был пер­во­на­чаль­но зем­ле­дель­че­ский празд­ник Жат­вы, день ра­до­сти и бла­го­да­ре­ния, ко­гда в жерт­ву Бо­гу при­но­си­лись «на­чат­ки» со­бран­но­го к кон­цу мая пер­во­го уро­жая. За­тем он стал от­ме­чать и па­мят­ную го­дов­щи­ну древ­не­го («вет­хо­го») Си­най­ско­го Со­ю­за-За­ве­та, за­клю­чён­но­го Бо­гом с Мо­и­се­ем и всем из­ра­иль­ским на­ро­дом при­бли­зи­тель­но через пять­де­сят дней по­сле ис­хо­да (бег­ства) из Егип­та, дра­ма­ти­че­ские со­бы­тия ко­то­ро­го и ста­ли ос­но­вой ев­рей­ской Пас­хи. Это про­изо­шло, по мне­нию боль­шин­ства уче­ных, во вто­рой по­ло­вине XIII ве­ка до н. э. Так ев­рей­ская Пя­ти­де­сят­ни­ца ста­ла Днем рож­де­ния Вет­хо­за­вет­ной Церк­ви. Те­перь по­ста­ра­ем­ся по­нять – как ро­ди­лась Цер­ковь Но­во­го За­ве­та, Цер­ковь Хри­сто­ва. Об­ра­тим­ся к тек­стам.

Что про­изо­шло в Иеру­са­ли­ме?

По­сле Воз­не­се­ния Гос­по­да с го­ры Еле­он­ской апо­сто­лы вер­ну­лись в Иеру­са­лим. Про­шло де­сять дней, и на­сту­пил празд­ник Пя­ти­де­сят­ни­цы. Уче­ни­ки и Бо­го­ма­терь, как и по­ве­лел им Иисус Хри­стос, – пи­шет еван­ге­лист Лу­ка в сво­ем про­дол­же­нии Еван­ге­лия, – «бы­ли еди­но­душ­но вме­сте. И вдруг раз­дал­ся с неба шум, как бы от несу­ще­го­ся силь­но­го вет­ра, и на­пол­нил весь дом, где они на­хо­ди­лись. И яви­лись им раз­де­ля­ю­щи­е­ся язы­ки, как бы ог­нен­ные, и опу­сти­лись по од­но­му на каж­до­го из них. И на­пол­ни­лись все Свя­то­го Ду­ха, и на­ча­ли го­во­рить на дру­гих язы­ках» (Деян.2:1-4).

Иеру­са­лим же был пе­ре­пол­нен па­лом­ни­ка­ми – «иуде­я­ми диас­по­ры (рас­се­я­ния)», съе­хав­ши­ми­ся со всех кон­цов Рим­ской им­пе­рии на этот вто­рой по зна­чи­мо­сти (по­сле Пас­хи) празд­ник. Они услы­ша­ли неожи­дан­ный шум, по­доб­ный шу­му бу­ри и на­дви­га­ю­щей­ся гро­зы, при­шли в смя­те­ние и по­спе­ши­ли к до­му апо­сто­лов. Их изум­ле­нию не бы­ло кон­ца, ко­гда они уви­де­ли про­стых га­ли­ле­ян, вдох­но­вен­но ве­щав­ших на раз­ных язы­ках. Бо­лее то­го, для каж­до­го из них про­по­ведь апо­сто­лов зву­ча­ла на его род­ном язы­ке! Чтобы под­черк­нуть это чу­до мно­го­язы­чия (глос­солалии), апо­стол Лу­ка на­ро­чи­то при­во­дит длин­ный спи­сок на­ро­дов со всех кон­цов Рим­ской им­пе­рии, вклю­чая и от­да­лён­ные окра­и­ны (смот­ри­те ни­же текст Апо­столь­ско­го чте­ния).

Мес­си­ан­ское Цар­ство или Цер­ковь Хри­сто­ва?

На­ста­ло вре­мя ис­пол­не­ния древ­них про­ро­честв, – об­ра­ща­ет­ся к со­брав­шим­ся апо­стол Петр, – Мес­си­ан­ское Цар­ство уже ос­но­ва­но, а Иисус из На­за­ре­та, рас­пя­тый «ру­ка­ми без­за­кон­ных», вос­крес. Имен­но Он, от­верг­ну­тый ослеп­лен­ной на­цио­на­ли­сти­че­ским безу­ми­ем тол­пой, и есть обе­то­ван­ный Мес­сия, – цель и смысл всей вет­хо­за­вет­ной ис­то­рии ожи­да­ния. Дух Бо­жий, из­лив­ший­ся в мир, про­све­тит ра­зум каж­до­го, же­ла­ю­ще­го стать «граж­да­ни­ном» Его Цар­ства. Для это­го нуж­но лишь по­ка­ять­ся и при­нять кре­ще­ние «во имя Иису­са Хри­ста», по­лу­чив при этом «дар Свя­то­го Ду­ха» (Деян.2:38).

Это Мес­си­ан­ское Цар­ство, смысл ко­то­ро­го стал по­ня­тен са­мим апо­сто­лам лишь в эти ми­ну­ты, от­ныне пре­бы­ва­ет в ми­ре в об­ра­зе Церк­ви Хри­сто­вой. Са­мо же сло­во «Цер­ковь» (по гре­че­ски – Эк­кле­сиа) озна­ча­ет «Со­бра­ние», а чу­до по­ни­ма­ния апо­столь­ской про­по­ве­ди яв­ля­ет­ся зна­ме­ни­ем ее все­лен­ско­го при­зва­ния, так как слу­ша­те­ли про­ис­хо­дят из всей Все­лен­ной (Ой­кумены, или Экумены), как на­зы­ва­ли то­гда Рим­скую им­пе­рию. Тра­ги­че­ское раз­де­ле­ние на­ро­дов, про­ис­шед­шее неко­гда у Ва­ви­лон­ской баш­ни, при­хо­дит к кон­цу: Бог «всех при­звал к един­ству», – как по­ёт­ся в конда­ке празд­ни­ка. Про­чтём его в рус­ском пе­ре­во­де (сло­ва в квад­рат­ных скоб­ках да­ны для по­яс­не­ния).

«Ко­гда со­шел Все­выш­ний и сме­шал язы­ки
[в Ва­ви­лон­ском стол­по­тво­ре­нии],
то этим Он раз­де­лил на­ро­ды.
Ко­гда же Он раз­дал ог­нен­ные язы­ки [в день Пя­ти­де­сят­ни­цы],
то всех при­звал к един­ству.
И мы еди­но­глас­но сла­вим Все­святого Ду­ха».

«Ко­гда лю­ди со­ли­дар­ны в дерз­но­вен­ном зле, они те­ря­ют дар ком­му­ни­ка­ции, дар вза­им­но­го по­ни­ма­ния. Но этот дар вос­ста­нав­ли­ва­ет­ся ра­ди ис­ти­ны. Язы­ки сим­во­ли­че­ско­го, ду­хов­но­го ог­ня над го­ло­ва­ми апо­сто­лов озна­ча­ют, что язы­ко­вые и эт­ни­че­ские ба­рье­ры про­рва­ны: Ис­ти­на идет к че­ло­ве­ку не как к «эл­ли­ну», «иудею» или «ски­фу», но имен­но как к че­ло­ве­ку»[1].

Си­ла про­по­ве­ди апо­сто­ла Пет­ра бы­ла ни с чем не срав­ни­ма: око­ло трёх ты­сяч че­ло­век при­ня­ли кре­ще­ние в день Пя­ти­де­сят­ни­цы. Так ро­ди­лась Но­во­за­вет­ная Цер­ковь.

Окон­ча­тель­ное про­зре­ние апо­сто­лов

Что же про­изо­шло с уче­ни­ка­ми Хри­ста? Бо­го­сло­вы спо­рят об этом дав­но, но, ду­ма­ет­ся, ни­ко­гда не смо­гут дать од­но­знач­но­го от­ве­та. Бес­спор­но лишь то, что в этот день они на­ко­нец ста­ли ис­тин­ны­ми апо­сто­ла­ми («по­слан­ни­ка­ми»). В стра­хе бе­жав­шие из Геф­си­ма­нии, а в день Воз­не­се­ния на­де­яв­ши­е­ся на вос­со­зда­ние зем­но­го Из­ра­иль­ско­го цар­ства, они об­ра­ща­ют­ся те­перь ко все­му ми­ру. Мир бу­дет пре­сле­до­вать их, са­жать в тюрь­мы, бро­сать на аре­ны Ко­ли­зея в ла­пы ди­ких зве­рей, – но ока­жет­ся бес­силь­ным пе­ред та­ин­ствен­ным Да­ром, по­лу­чен­ным в Пя­ти­де­сят­ни­цу.

Прой­дет три ве­ка, и гор­де­ли­вые рим­ские им­пе­ра­то­ры, име­но­вав­ши­е­ся «Спа­си­те­ля­ми» и «От­ца­ми оте­че­ства», а по­сле смер­ти при­чис­ляв­ши­е­ся Се­на­том к «сон­му бо­гов», при­знают се­бя скром­ны­ми под­дан­ны­ми Цар­ства Га­ли­лей­ско­го Учи­те­ля.

Хри­сти­ан­ская Пя­ти­де­сят­ни­ца: со­бы­тие и празд­ник

По­чти две ты­ся­чи лет то­му на­зад, в день ев­рей­ской Пя­ти­де­сят­ни­цы, мир вос­при­нял тай­ну Три­еди­но­го Бо­га: Вет­хий За­вет знал Еди­но­го Бо­га, по­ло­жив­ше­го ос­но­ва­ние Вет­хо­за­вет­ной Церк­ви; Сын, во­пло­тив­шись на зем­ле, со­здал Цер­ковь Но­во­го За­ве­та; Дух Свя­той от­крыл её ис­то­ри­че­ское вре­мя и дей­ству­ет в ней «до скон­ча­ния ве­ка». По­это­му празд­ник рож­де­ния Хри­сти­ан­ской Церк­ви име­ну­ет­ся Днём Свя­той Тро­и­цы.

Бо­го­слов­ское уче­ние о вза­и­мо­от­но­ше­нии Лиц Свя­той Тро­и­цы бы­ло окон­ча­тель­но сфор­му­ли­ро­ва­но ещё в IV ве­ке, в пе­ри­од оже­сто­чен­ных три­ни­тар­ных спо­ров, вы­зван­ных лже­уче­ни­ем Ария Алек­сан­дрий­ско­го, и за­креп­ле­но в Ни­кео-Ца­ре­град­ском Сим­во­ле ве­ры. Но да­ле­ко не всем из­вест­но, что пер­вые хра­мы во имя Свя­той Тро­и­цы по­яви­лись в хри­сти­ан­ском ми­ре го­раз­до позднее, не ра­нее XII ве­ка, при­чём, по мне­нию неко­то­рых ис­сле­до­ва­те­лей, сна­ча­ла на За­па­де (во­прос тре­бу­ет спе­ци­аль­ных изыс­ка­ний). Вско­ре, в 1335 го­ду, скром­ный инок Сер­гий по­стро­ил первую на Ру­си де­ре­вян­ную Тро­иц­кую цер­ковь по­сре­ди глу­хо­го Ра­до­неж­ско­го бо­ра, став­шую ос­но­вой бу­ду­щей Тро­и­це-Сер­ги­е­вой Лав­ры, – цен­тра ду­хов­ной жиз­ни Рос­сии.

Празд­ни­ку Пя­ти­де­сят­ни­цы пред­ше­ству­ет Тро­иц­кая Ро­ди­тель­ская Суб­бо­та – день по­ми­но­ве­ния усоп­ших. В са­мый день празд­ни­ка, обыч­но сра­зу по­сле Ли­тур­гии, со­вер­ша­ет­ся Ве­чер­ня, на ко­то­рой чи­та­ют­ся три мо­лит­вы, об­ра­щён­ные к Три­еди­но­му Бо­гу. В это вре­мя, впер­вые по­сле Пас­хи, все ста­но­вят­ся на ко­ле­ни.

Ко Дню Тро­и­цы хра­мы и до­ма у нас уби­ра­ют­ся де­рев­ца­ми, тра­вой и цве­та­ми. Этот кра­си­вый обы­чай свя­зан с ис­то­ри­че­ским вос­по­ми­на­ни­ем об­ря­дов вет­хо­за­вет­ной Пя­ти­де­сят­ни­цы, – при­не­се­ни­ем Бо­гу зе­ле­не­ю­щих на­чат­ков жат­вы, а так­же и с рус­ской на­род­ной тра­ди­ци­ей про­во­дов вес­ны и встре­чи ле­та.

Пер­вый по­не­дель­ник по­сле Пя­ти­де­сят­ни­цы име­ну­ет­ся Днём Свя­то­го Ду­ха. Он яв­ля­ет­ся как бы про­дол­же­ни­ем празд­ни­ка Свя­той Тро­и­цы и по­свя­щён осо­бо­му че­ство­ва­нию Её Тре­тье­го Ли­ца. С это­го же дня на­чи­на­ет­ся пер­вая сед­ми­ца по Пя­ти­де­сят­ни­це; она име­ну­ет­ся «сплош­ной», по­то­му что пост в сре­ду и пят­ни­цу от­ме­ня­ет­ся. А с по­не­дель­ни­ка вто­рой сед­ми­цы на­чи­на­ет­ся Пет­ров пост.

Яв­ле­ние Трех Стран­ни­ков биб­лей­ско­му пат­ри­ар­ху Ав­ра­аму у Ма­мрийско­го ду­ба (дуб­ра­ва Мамре близ Хев­ро­на), изо­бра­жа­е­мых обыч­но в ви­де ан­ге­лов, по­ни­ма­ет­ся хри­сти­ан­ски­ми бо­го­сло­ва­ми как при­кровенное яв­ле­ние в вет­хо­за­вет­ном ми­ре Свя­той Тро­и­цы. Этот зна­ме­на­тель­ный эпи­зод биб­лей­ской ис­то­рии, имев­ший ме­сто по­чти че­ты­ре ты­ся­че­ле­тия то­му на­зад, по­ро­дил за­ме­ча­тель­ный ико­но­гра­фи­че­ский тип «Тро­и­цы вет­хо­за­вет­ной», вер­ши­ной ко­то­ро­го ста­ла ико­на «Тро­и­ца» ки­сти пре­по­доб­но­го Ан­дрея Рубле­ва.

Празд­ни­ком Свя­той Тро­и­цы за­вер­ша­ет­ся Пас­халь­ный пе­ри­од, хо­тя бо­го­слу­жеб­ная кни­га Триодь Цвет­ная вклю­ча­ет в се­бя – в ка­че­стве «за­вер­ша­ю­ще­го ак­кор­да» – ещё од­но вос­кре­се­нье – «Неде­лю всех Свя­тых». А по­сле­ду­ю­щие неде­ли (вос­кре­се­нья) го­до­во­го цик­ла – до Триоди Пост­ной бу­ду­ще­го го­да – ну­ме­ру­ют­ся в ка­лен­да­ре как «неде­ли по Пя­ти­де­сят­ни­це». (Лишь неко­то­рые из них име­ют ин­ди­ви­ду­аль­ные на­зва­ния.) Через неде­лю по­сле Тро­и­цы, с по­не­дель­ни­ка, на­чи­на­ет­ся «Петров пост». Он учре­ждён в честь двух ве­ли­чай­ших Апо­сто­лов («По­слан­ни­ков») Хри­сто­вых – Пет­ра и Пав­ла, и слу­жит под­го­тов­кой к их че­ство­ва­нию. За­кан­чи­ва­ет­ся 11 июля (по но­во­му сти­лю), в ка­нун их празд­ни­ка.

Юрий Ру­бан,
канд. ист. на­ук, канд. бо­го­сло­вия

* * *

Из бо­го­слу­же­ния празд­ни­ка

Тро­парь празд­ни­ка, гл. 8:

Бла­го­сло­вен Ты, Христе Боже наш!
Ты про­стых ры­ба­ков сде­лал пре­муд­ры­ми,
нис­по­слав им Свя­то­го Ду­ха,
и через них уло­вил Все­лен­ную.
О, Че­ло­ве­ко­лю­бец, сла­ва Те­бе!

Кондак празд­ни­ка, глас 8:

Ко­гда со­шел Все­выш­ний и сме­шал язы­ки
[в Ва­ви­лон­ском стол­по­тво­ре­нии],
то этим Он раз­де­лил на­ро­ды.
Ко­гда же Он раз­дал ог­нен­ные язы­ки
[в день Пя­ти­де­сят­ни­цы],
то этим всех при­звал к един­ству[2].
И вот, мы еди­но­глас­но сла­вим Все­свя­то­го Ду­ха.

Апо­столь­ское чте­ние на Ли­тур­гии

(Деян.2:1-11)

[Со­ше­ствие Свя­то­го Ду­ха]

1 Ко­гда же ис­пол­нил­ся день Пя­ти­де­сят­ни­цы[3], все они со­бра­лись на том же ме­сте[4]. 2 И вне­зап­но с неба раз­дал­ся шум, как буд­то нёс­ся бур­ный ве­тер, и этот шум на­пол­нил весь дом, где они си­де­ли. 3 И яви­лись им как бы ог­нен­ные язы­ки, ко­то­рые, раз­де­лив­шись, опу­сти­лись на каж­до­го из них. 4 И они все ис­пол­ни­лись Ду­ха Свя­то­го, и на­ча­ли ве­щать на иных язы­ках – так, как да­вал им из­ре­кать Дух.

5 В Иеру­са­ли­ме же на­хо­ди­лись иудеи, лю­ди на­бож­ные, из вся­ко­го на­ро­да под небом. 6 Ко­гда же слу­чил­ся этот шум, со­бра­лось мно­го на­ро­да, и все недо­уме­ва­ли, по­че­му то, что те ве­ща­ли, каж­дый слы­шал на сво­ем соб­ствен­ном язы­ке. 7 И вне се­бя от удив­ле­ния они го­во­ри­ли: «По­смот­ри­те, все эти, ко­то­рые ве­ща­ют, – раз­ве они не га­ли­ле­яне? 8 По­че­му же каж­дый из нас слы­шит свой род­ной язык? 9 Пар­фяне, и ми­дяне, и эла­ми­ты, и жи­те­ли Ме­со­по­та­мии, Иудеи и Кап­па­до­кии, Пон­та и Азии, 10 Фри­гии и Пам­фи­лии, Егип­та и окрест­но­стей Ки­ре­ны в Ли­вии, и при­быв­шие сю­да рим­ляне, – 11 иудеи и про­зе­ли­ты, – кри­тяне и ара­ви­тяне, – все мы слы­шим, что они на­ши­ми язы­ка­ми ве­ща­ют о ве­ли­ких де­лах Бо­жи­их!»

(Рус­ский пе­ре­вод ар­хи­манд­ри­та Иан­ну­а­рия (Ив­ли­е­ва))

Еван­гель­ское чте­ние на Ли­тур­гии

Ин.7:37-52, 8:12. – За­ча­ло 27

[Про­по­ведь Хри­ста в празд­ник Ку­щей]

В по­след­ний Ве­ли­кий день празд­ни­ка[5] стал Иисус и воз­гла­сил, го­во­ря: «Ес­ли кто жаж­дет, пусть при­хо­дит ко Мне и пьёт. Кто ве­ру­ет в Ме­ня, у то­го, как ска­за­но в Пи­са­нии, из утро­бы по­те­кут ре­ки во­ды жи­вой!» Это ска­зал Он о Ду­хе, Ко­то­ро­го го­то­ви­лись по­лу­чить по­ве­рив­шие в Него. Ибо ещё не бы­ло [на них Свя­то­го] Ду­ха, по­то­му что Иисус ещё не был про­слав­лен.

Неко­то­рые из на­ро­да, услы­шав эти сло­ва, го­во­ри­ли: «Он точ­но про­рок»; дру­гие же го­во­ри­ли: «Это – Мес­сия (Хри­стос)». А дру­гие воз­ра­жа­ли: «Раз­ве из Га­ли­леи Хри­стос при­дёт? Не ска­за­но ли в Пи­са­нии, что Хри­стос при­дёт от се­ме­ни Да­ви­до­ва и из Виф­ле­е­ма, из то­го се­ле­ния, от­ку­да был Да­вид?» Итак, слу­чил­ся из-за Него раз­дор в тол­пе. Неко­то­рые из них хо­те­ли схва­тить Его; но ни­кто не на­ло­жил на Него рук.

Итак, слу­жи­те­ли воз­вра­ти­лись к пер­во­свя­щен­ни­кам и фа­ри­се­ям, и те им ска­за­ли: «По­че­му вы не при­ве­ли Его?» Слу­жи­те­ли от­ве­ти­ли: «Ни­ко­гда ещё че­ло­век не го­во­рил так, как го­во­рит Этот Че­ло­век». Фа­ри­сеи ска­за­ли им: «Неуже­ли и вы об­ма­ну­ты? Раз­ве кто-то из на­чаль­ни­ков или из фа­ри­се­ев по­ве­рил в Него? Но этот на­род – невеж­да в За­коне, про­клят он!»

Го­во­рит им Ни­ко­дим, при­хо­див­ший к Нему (Иису­су) рань­ше но­чью, бу­дучи од­ним из них: «Раз­ве За­кон наш су­дит че­ло­ве­ка, не вы­слу­шав его преж­де и не узнав, что́ он де­ла­ет?» На это ска­за­ли ему: «И ты не из Га­ли­леи ли? Ис­сле­дуй и уви­дишь, что из Га­ли­леи не при­хо­дит про­рок».

Опять го­во­рил Иисус к на­ро­ду и ска­зал им: «Я – свет ми­ру; кто по­сле­ду­ет за Мною, тот не бу­дет хо­дить во тьме, но бу­дет иметь свет жиз­ни!»


При­ме­ча­ния

[1]Раш­ков­ский Е. Б. «С вы­со­ты Во­сто­ка...» Дву­на­де­ся­тый празд­нич­ный цикл в пра­во­слав­ном бо­го­слу­же­нии. М., 1993, с. 60.

[2] Здесь го­во­рит­ся о рож­де­нии Мес­си­ан­ско­го Цар­ства, пре­бы­ва­ю­ще­го в ми­ре в об­ра­зе Церк­ви Хри­сто­вой (слов в квад­рат­ных скоб­ках в конда­ке нет; они да­ны для по­яс­не­ния). Са­мо сло­во «Цер­ковь» (по-гре­че­ски – Эк­клесиа) озна­ча­ет «Со­бра­ние», а чу­до по­ни­ма­ния апо­столь­ской про­по­ве­ди яв­ля­ет­ся зна­ме­ни­ем её все­лен­ско­го при­зва­ния, так как слу­ша­те­ли про­ис­хо­дят из всей Все­лен­ной (Ой­кумены, или Экумены), как на­зы­ва­ли то­гда Рим­скую им­пе­рию. Тра­ги­че­ское раз­де­ле­ние на­ро­дов, про­ис­шед­шее у Ва­ви­лон­ской баш­ни, на­ко­нец-то при­хо­дит к кон­цу: Бог «всех при­звал к един­ству». Со­бы­тие дня Пя­ти­де­сят­ни­цы в Иеру­са­ли­ме – это от­вет на слу­чив­ше­е­ся неко­гда в Ва­ви­лоне, – окон­ча­ние эры меж­пле­мен­ной враж­ды и вет­хо­за­вет­но­го изо­ля­ци­о­низ­ма (лож­но по­ня­той «из­бран­но­сти») и вос­ста­нов­ле­ние сущ­ност­но­го ра­вен­ства всех лю­дей в ли­це Но­во­го Ада­ма – Бо­го­че­ло­ве­ка Иису­са Хри­ста.

[3] На­зва­ние «Пя­ти­де­сят­ни­ца» (греч. Пэнт­эко́стэ) име­ет фор­маль­но хро­но­ло­ги­че­ское про­ис­хож­де­ние и не вы­ра­жа­ет су­ще­ства че­ству­е­мо­го со­бы­тия (смот­ри­те так­же в про­по­ве­ди о. Иан­ну­а­рия на Апо­столь­ское чте­ние), но озна­ча­ет лишь то, что празд­ник со­вер­ша­ет­ся через пять­де­сят дней по­сле Пас­хи (как у ев­ре­ев, так и у хри­сти­ан). Рож­де­ние соб­ствен­но хри­сти­ан­ско­го празд­ни­ка Свя­той Тро­и­цы про­изо­шло в день ев­рей­ской Пя­ти­де­сят­ни­цы; по­это­му наш ка­лен­дарь со­хра­ня­ет оба тер­ми­на.

[4] То есть там же в Иеру­са­ли­ме, где Гос­подь в по­след­ний раз го­во­рил с ни­ми в день Сво­е­го Воз­не­се­ния.

[5] Речь идёт об осен­нем празд­ни­ке Ку­щей (Па­ла­ток, Ша­тров), уста­нов­лен­ном в па­мять о со­ро­ка­лет­ней жиз­ни в па­лат­ках во вре­мя стран­ствий по Си­най­ской пу­стыне. С наи­боль­шей тор­же­ствен­но­стью празд­но­вал­ся по­след­ний день празд­ни­ка, на­зы­ва­е­мый Ве­ли­ким. В этот день пе­ре­но­си­ли во­ду из Си­ло­ам­ской ку­пе­ли во Храм, где свя­щен­ни­ки по­ли­ва­ли ею боль­шой ал­тарь (жерт­вен­ник), слу­жив­ший для все­со­жже­ний. Он сто­ял в хра­мо­вом «дво­ре свя­щен­ни­ков» пе­ред Свя­ти­ли­щем. Этот свя­щен­ный об­ряд да­ёт Спа­си­те­лю по­вод ме­та­фо­ри­че­ски го­во­рить о «во­де веч­ной жиз­ни» – да­рах Свя­то­го Ду­ха, за­ме­ня­ю­щих вет­хо­за­вет­ные об­ря­ды очи­ще­ния.

* * *

При­ло­же­ние

Ва­ви­лон­ская баш­ня

Со­глас­но биб­лей­ской Кни­ге Бы­тия, «Ва­ви­лон­ская баш­ня», – это цик­ло­пи­че­ское со­ору­же­ние, «вы­со­тою до небес», без­успеш­но воз­во­ди­мое в зем­ле Сен­наар по­сле­по­топ­ным че­ло­ве­че­ством, ещё со­хра­няв­шим пер­во­на­чаль­ную язы­ко­вую общ­ность (Быт.11:1-9).

Питер Брейгель Старший. Вавилонская башня
(1-й вариант). 1564. Роттердам, музей
Бойманса ван Бёнингена

Ре­аль­ным про­то­ти­пом Ва­ви­лон­ской баш­ни яв­ля­ет­ся мно­го­ярус­ная, пи­ра­ми­даль­ной фор­мы, сту­пен­ча­тая баш­ня (зик­курат) глав­но­го хра­ма Ва­ви­ло­на, по­свя­щён­но­го его по­кро­ви­те­лю – бо­гу Марду­ку, а так­же ме­со­по­там­ские зик­ку­ра­ты дру­гих го­ро­дов. В Ва­ви­лоне баш­ню на­зы­ва­ли Эте­менанки («Ос­но­ва­ние неба и зем­ли»). Во вре­мя окон­ча­тель­ной ре­дак­ции Пя­ти­кни­жия (V век до н. э.), в со­став ко­то­ро­го во­шло это ска­за­ние о башне, мно­гие зик­ку­ра­ты, на­счи­ты­вав­шие мно­го­ве­ко­вую ис­то­рию, бы­ли за­бро­ше­ны и име­ли по­лу­раз­ру­шен­ный вид. Ано­ним­ный биб­лей­ский ав­тор, жив­ший в Ме­со­по­та­мии, вос­при­нял это как из­на­чаль­ную «недо­стро­ен­ность». При этом за­пад­но­се­мит­ское на­зва­ние го­ро­да (Баб Эл, «Вра­та бо­га») тол­ку­ет­ся им иг­рой сход­но­го сло­ва со зна­че­ни­ем «сме­ши­вать». До си­сте­ма­ти­че­ских рас­ко­пок в Ме­со­по­та­мии (с XIX ве­ка) Ва­ви­лон­ская баш­ня изо­бра­жа­лась обыч­но в ви­де ко­ну­со­об­раз­но­го со­ору­же­ния, опо­я­сан­но­го лест­ни­цей (Пи­тер Брей­гель Стар­ший и др.).

Быть людь­ми «од­но­го язы­ка» по древ­не­во­сточ­ной тер­ми­но­ло­гии озна­ча­ет вхо­дить в од­ну им­пе­рию (со­хра­ни­лись хваст­ли­вые вы­ра­же­ния ас­си­рий­ских ца­рей в адрес за­во­ё­ван­ных на­ро­дов: «Я сде­лал их людь­ми од­но­го язы­ка!»). Баш­ня и го­род озна­ча­ют бо­го­бор­че­скую ци­ви­ли­за­цию, по­стро­ен­ную на на­си­лии. Но зем­ной град, за­ду­ман­ный как вы­зов Небу, об­ре­чён на кру­ше­ние: за­ду­ман­ный его стро­и­те­ля­ми как па­мят­ник веч­ной сла­вы, он, на­про­тив, по­лу­ча­ет в ис­то­рии бес­слав­ное имя.

Са­мо­уве­рен­ные стро­и­те­ли Ва­ви­лон­ской баш­ни пи­та­ют­ся со­зна­ни­ем не толь­ко един­ства, но и сво­ей ис­клю­чи­тель­ной един­ствен­но­сти. По­это­му от­сут­ствие дру­гой че­ло­ве­че­ской общ­но­сти, и, сле­до­ва­тель­но, са­мой воз­мож­но­сти аль­тер­на­тив­ных ре­ше­ний, при­во­дит к идее са­мо­до­ста­точ­но­сти и непо­гре­ши­мо­сти, пи­та­ет под­ни­ма­ю­щу­ю­ся гор­ды­ню, ко­то­рая вле­чёт к вы­хо­ду за гра­ни­цы, опре­де­ля­е­мые здра­вым смыс­лом. Это опре­де­ля­ет и смысл на­ка­за­ния. Гос­подь не от­ка­зал­ся от лю­дей, но, уви­дев, что они не го­то­вы к под­лин­но­му, сво­бод­но­му един­ству, на­ру­шил это из­на­чаль­ное при­род­но-эм­пи­ри­че­ское, да­ром по­лу­чен­ное един­ство язы­ка-куль­ту­ры, дав каж­до­му на­ро­ду воз­мож­ность прой­ти свой непо­вто­ри­мый ис­то­ри­че­ский путь в ми­ро­вой ис­то­рии.

Глав­ный урок биб­лей­ской ис­то­рии Ва­ви­лон­ской баш­ни – в вы­бо­ре куль­тур­но-язы­ко­во­го плю­ра­лиз­ма как но­во­го пу­ти че­ло­ве­ка, в вы­дви­же­нии идеи со­зда­ния но­во­го един­ства в мно­го­об­ра­зии, но­во­го брат­ства лю­дей. Со ска­за­ни­ем о ва­ви­лон­ском «сме­ше­нии язы­ков» сим­во­ли­че­ски со­от­но­сит­ся рас­сказ о «сли­я­нии язы­ков» в день Пя­ти­де­сят­ни­цы в Иеру­са­ли­ме (Де­я­ния Апост., 2 гл). Бог, неко­гда раз­де­лив­ший язы­ки и лю­дей в Ва­ви­лоне, те­перь при­зы­ва­ет их к един­ству в Иеру­са­ли­ме, да­руя пред­ста­ви­те­лям мно­го­языч­ной Рим­ской им­пе­рии некий «об­ще­че­ло­ве­че­ский язык».

Из­ре­че­ния «ва­ви­лон­ское стол­по­тво­ре­ние», «сме­ше­ние язы­ков» или про­сто «Ва­ви­лон» ста­ли на­ри­ца­тель­ны­ми во мно­гих язы­ках.

Лит.: То­по­ров В. Н. Про­стран­ство куль­ту­ры и встре­чи в нем // Во­сток – За­пад: Ис­сле­до­ва­ния. Пе­ре­во­ды. Пуб­ли­ка­ции. Вып. 4. М., 1989; Тру­бец­кой Н. С. Ва­ви­лон­ская баш­ня и сме­ше­ние язы­ков // Из­ве­стия АН СССР. Се­рия ли­те­ра­ту­ры и язы­ка. 1990. Т. 49. № 2 (март–ап­рель). С. 152–160; Клен­гель-Брандт Э. Ва­ви­лон­ская баш­ня: Ле­ген­да и ис­то­рия. М., 1991; Афа­на­сье­ва В. К. Шу­мер­ский миф о пра­язы­ке // Эр­ми­таж­ные чте­ния 1986 – 1994 го­дов па­мя­ти В. Г. Лу­ко­ни­на. СПб., 1995. С. 154–158.

Ю. Ру­бан

(Ста­тья пред­на­зна­ча­лась для Рос­сий­ско­го гу­ма­ни­тар­но­го эн­цик­ло­пе­ди­че­ско­го сло­ва­ря. Не опуб­ли­ко­ва­на.)

azbyka.ru

Пятидесятница в Ветхом Завете - Православный журнал "Фома"

Читайте также

День Святой Троицы, Пятидесятница, Духов деньВ  тот день, когда Святой Дух сошел на апостолов, иудеи отмечали праздник Пятидесятницы, который был связан с историей дарования им Закона Божия.

Покинув Египет, где они долгое время пребывали в плену, и перейдя Чермное (Красное) море, евреи долго шли по пустыне. Их целью была Земля обетованная, куда их вел пророк Божий Моисей со своим братом Аароном. Дойдя до горы Синай и следуя повелению Бога, евреи остановились у нее станом. Моисей взошел на вершину горы, где Господь, Который постоянно незримо пребывал со Своим народом, сказал ему: «если вы будете слушаться гласа Моего и соблюдать завет Мой, то будете Моим уделом из всех народов, ибо Моя вся земля, а вы будете у Меня царством священников и народом святым; (Исх. 19, 5–6). Бог предложил народу Израиля Свою особую благодать и покровительство, прося в обмен верности и исполнения Его заповедей.

Когда пророк Моисей спустился с горы, он передал народу волю Божию. В ответ люди единодушно ответили: «всё, что сказал Господь, исполним». Тогда Бог повелел Моисею в течение трех дней подготовить народ постом и молитвою к тому моменту, когда будет дан Закон.

На третий день подготовки, который был пятидесятым по счету от еврейской Пасхи, то есть от дня исхода из египетского плена, вершину Синая объяло густое облако. Над горой сверкали молнии, гремел гром, был слышен громкий трубный глас. Также от горы исходил сильный дым, вся она тряслась, как во время землетрясения. В этот момент Бог и заключил завет с народом Израиля. Десять заповедей (Декалог) были высечены на двух скрижалях (каменных досках), которые Господь дал Моисею. Сам же пророк пребывал на горе Синай сорок дней и ночей, пока Бог произносил все Свои повеления.

Сойдя с горы, Моисей записал все данные ему правила (как гражданские, так и религиозные) в книгах, которые стали частью Священного Писания. В память о даровании синайского законодательства был установлен праздник Пятидесятницы, который евреи торжественно отмечали каждый год.

На анонсе фрагмент картины Моисей со скрижалями. Рембрандт Харменс ван Рейн, 1659 г.

foma.ru

Пятидесятая колонна / Православие.Ru

Сектанты любят представляться мирными позитивными гражданами, верящими «по-своему». Однако за розовой кисеей скрываются убийцы, подобные бывшему адвентисту нижегородцу Олегу Белову или служившему в Гюмри Валерию Пермякову, чьи родители — пасторы неопятидесятнической секты, псевдоцелители и лохотронщики, вроде скандального «украинского нигерийца» — тоже неопятидесятника Сандея Аделаджи. Об особенностях последней секты, которую западные центры все интенсивнее задействуют в духовной войне против России, рассказывает заместитель председателя Совета по проведению государственной религиоведческой экспертизы при Минюсте РФ Александр ДВОРКИН.

культура: Что это за секта, каков ее генезис и в чем особенности?

Дворкин: Неопятидесятничество — не жестко централизованная секта, а глобальное движение, построенное на сетевом принципе. Отдаленно оно происходит от пятидесятников, первая волна которых накатила в Калифорнии в 1906 году, благодаря «озарению» африкано-американского проповедника Уильяма Джозефа Сеймура.

Предшественниками они имели древнюю ересь монтанизма, английское квакерство и некоторые другие течения. Пятидесятники настаивали на необходимости «крещения Святым Духом», под которым понимали буквальное повторение евангельского чуда в день Троицы (Пятидесятницы), когда апостолы заговорили на разных языках. У сектантов «дары Святого Духа» выражались в «глоссолалии». Само это понятие состоит из двух слов: «глосса» (язык) и «лалиа» (болтовня, лепет). Нечленораздельное бормотание, выкрики, дерганье всем телом в коллективном трансе, падения на пол — все это принимается за свидетельство истинности веры в духе первых христиан. Хотя чудо Пятидесятницы состояло в обратном: проповедь апостолов поняли даже люди, не говорившие на их языке.

Эти «дары» они получают после общей «молитвы» с возложением на головы рук лидеров. В России эту секту презрительно наименовали «трясунами». Впрочем, со временем большинство их общин смягчили внешние экстремальные проявления, собрания стали более спокойными.

Вторая волна пятидесятничества, названная «харизматическим движением», датируется 60-ми годами и связана, в частности, с именем проповедника Дэвида дю Плесси. «Мистер Пятидесятница», как его прозвали, утверждал, что Господь повелел ему проповедовать «возрождение Святого Духа» для традиционных церквей. И действительно, вследствие активного миссионерства харизматиков, экстатический психоз проник в самые разные христианские деноминации — от баптистов до католиков.

Когда в конце 70-х и эта волна начала затухать, на сцену вышло неопятидесятничество, получившее названия «движение веры» и «силовой евангелизм» (Power evangelism). Оно зародилось в Оклахоме, в Центре библейской подготовки РЕМА. Используя оккультные практики, фрагменты языческого шаманизма, проповедник Кеннет Хейгин разработал «теологию процветания», согласно которой главная цель человека, якобы по воле Божьей, — быть здоровым, успешным и процветающим в этом мире. В отличие от прошлых пятидесятнических течений, это совсем далеко ушло от христианства, лишь прикрывая библейскими фразами откровенный оккультизм, родственный американскому течению «Новое мышление» начала ХХ века (сегодня — «Позитивное мышление»). Верь, что у тебя все будет хорошо, — квинтэссенция их идеологии. Болезни и бедность, согласно их воззрениям, — твой личный грех. Некоторые современные миссионеры выражают свое кредо совсем просто: «Слава Божия — это когда открываешь кошелек, и он — полный!» Очевидно, что дальнейшая эволюция движения ведет к прямому поклонению «князю мира сего». Нынче вторая и третья волны практически слились, породив множество организаций с разными названиями, но единой идеологией. В тех же США «традиционные» пятидесятники дистанцируются от «третьей волны», однако у нас они фактически в ней растворились. Ведь именно за неопятидесятниками сейчас «сила» и деньги. В школах, где готовятся пастора и епископа (по их терминологии) практикуется единая методика обучения. Есть еще общие «божьи генералы», которые, гастролируя по планете, поднимают число «паствы» в разных странах, вводя в экстаз немалые аудитории.

    

С неопятидесятниками периодически происходят скандалы, как этим летом в поселке Коченево Новосибирской области. Там в ходе совместной спецоперации ФСБ и СК из «реабилитационного центра», организованного лидерами секты «Исход», были освобождены более тридцати «пациентов», почти доведенных до голодной смерти.

культура: Кажется, харизматики сегодня проникают даже в православие?

Дворкин: Да, у них специально организовано «православное крыло». Они носят бороды, в последнее время стали подрясники с крестами надевать. Я был пару лет назад в Татарстане на Пасху Христову — там по всем Набережным Челнам висели растяжки с традиционными пасхальными поздравлениями славянской вязью. А ниже — шрифтом помельче — приглашение в секту.

Нельзя сказать, что это не дает никаких результатов. Есть уже несколько бывших православных священников, перебежавших в неопятидесятничество: Сергей Журавлев, игумен Евмений (Перистый). Последний пошел еще дальше — в чистый оккультизм в духе движения «Нью Эйдж». Своим «православным Альфа-Курсом» ему некоторое время удавалось вводить в заблуждение даже архиереев РПЦ. Хотя, по сути, это было приобщение к харизматическому движению.

культура: «Трясуны» поспособствовали раскачке умов на Украине. А могут ли они оказать подобное влияние на россиян?  

Дворкин: Весь первый киевский майдан — 2004-го — был насквозь неопятидесятническим. Там вырос целый лес их палаток. Сандей Аделаджа — скандально известный украинский проповедник нигерийского происхождения, основатель секты «Посольство Божье», позже позорно проворовавшийся, говорил прямо: «Бог дал нам Украину в руки». Со вторым майданом и последующими событиями немного сложнее. Маскироваться неопятидесятники научились очень хорошо. Скажем, бывший и.о. президента незалежной Александр Турчинов известен как пастор церкви евангельских христиан-баптистов. Однако центр, где он проповедует, называется «Слово жизни» — одноименно с одной из самых агрессивных неопятидесятнических структур.

Сандей Аделаджа     

Харизматики, в отличие от тех же баптистов, жестко нацелены на вхождение во власть. Так, пастор харизматической секты «Церковь Новое Поколение» из Латвии Алексей Ледяев в одной из книг постулирует задачи без обиняков: новый мировой порядок с сектантами во главе. Согласно Ледяеву, власть должна быть захвачена не «снизу», а «сверху» — через управленческие структуры, постепенно инфильтрированные адептами секты. Вполне возможно, что Украина стала первой практической попыткой реализации этого плана.

Рвутся харизматики на «олимп» и в России. Пока власть достаточно крепка, им приходится идти на ухищрения. Однако кое-какие позиции они уже успешно завоевали.

культура: Какие именно?

Дворкин: Кураторы неопятидесятников достаточно умны, чтобы не светиться в организации протестных акций, рядом с «несистемной оппозицией». Они предпочитают респектабельные пути. Скажем, начальствующий епископ Российского объединенного союза христиан веры евангельской (РОСХВЕ) Сергей Ряховский является членом Общественной палаты, а также Совета по взаимодействию с религиозными объединениями при президенте РФ.

Сергей Ряховский     

Близко к законодательной власти сумел подобраться Благотворительный фонд «Центр здоровой молодежи» (ЦЗМ), за спиной которого стоит неопятидесятническая украинская организация «Царство Бога». Декларируя благородную цель реабилитации наркозависимых, фонду удалось собрать в попечительский совет таких видных людей, как Армен Джигарханян, Игорь Крутой, Ксения Раппопорт, Елизавета Боярская. На некоторое время лицом организации стал даже известный боксер, депутат Госдумы Николай Валуев. Разобраться в сектантской природе организации было тем более сложно, что при ней даже образован «православный» благотворительный фонд «Во имя архангела Гавриила». Обманутыми оказались и некоторые видные церковные деятели. Позже, когда руководство Московского патриархата обнаружило истоки проекта, то рекомендовало церковным организациям не сотрудничать с ответвлениями ЦЗМ. «Снял с афиши» свое узнаваемое лицо и Валуев, а заодно попросил уйти с должности своего помощника Никиту Лушникова (ветеринара по образованию и «пророка» по иерархической вертикали секты «Царство Бога»).

Однако последний отнюдь не покинул здания на Охотном Ряду. Председатель правления Национального антинаркотического союза пересел в кресло гораздо более значимое, стал членом межфракционной депутатской группы по профилактике наркомании.

Укрепит ли духовное здоровье нации подобное государственно-общественное партнерство с сектантским акцентом? Я лично сильно сомневаюсь.

При всей респектабельности некоторых представителей харизматиков, кажущейся «позитивности» целей их дочерних организаций — это не та сила, с которой суверенному государству, равно как и суверенной личности, стоит вести дела. Если вы, конечно, не собираетесь добровольно стать ее инструментом в построении сектантского «прекрасного нового мира».

pravoslavie.ru

ПЯТИДЕСЯТНИЦА. Вечерня коленопреклонения

Приснотекущий, животный, и просветительный источниче, соприсносущная Отцу содетельная сило, все смотрение за спасение человеческое прекрасне исполнивый, Христе Боже наш, смерти узы неразрешимыя, и заклепы адовы расторгнувый, лукавых же духов множество поправый. Приведый Себе о нас непорочное заколение, и тело давый пречистое в жертву, всякаго греха неприкосновенное же и непроходное, и страшным сим, и неисповедимым священнодействием живот нам вечный даровавый: во ад сшедый, и вереи вечныя сокрушивый, и во тме седящим восход показавый: началозлобнаго же и глубиннаго змия богомудростным льщением уловивый, и веригами мрака связавый в тартаре и огни негасимом, и во тме кромешней неисчетносильною Твоею затвердивый крепостию, великоименитая Премудросте Отчая, напаствуемым великий помощник явивыйся, и просветивый седящия во тме и сени смертней. Ты славы присносущныя Господи, и Отца Вышняго Сыне возлюбленный, присносущный Свете от присносущнаго Света, Солнце правды, услыши нас, молящихся Тебе, и упокой души рабов Твоих, прежде усопших отец и братий наших, и прочиих сродник по плоти, и всех своих в вере, о нихже и память творим ныне, яко в Тебе всех держава, и в руце Твоей содержиши вся концы земли. Владыко Вседержителю, Боже отец и Господи милости, рода смертнаго же и безсмертнаго, и всякаго естества человеческаго Содетелю, составляемаго же, и паки разрешаемаго, живота же и скончания, еже зде пребывания, и еже тамо преложения: лета измеряяй живым, и времена уставляяй смерти, низводяй во ад и возводяй, связуяй в немощи, и отпущаяй в силе, настоящая потребне строяй, и будущая полезно управляяй, смертным жалом уязвенных воскресения надеждами веселяяй. Сам убо Владыко всех, Боже Спасителю наш, надежде всех концев земли, и сущих в мори далече, Иже и в сей последний и великий спасительный день Пятдесятницы праздника, тайну Святыя и Единосущныя, и соприсносущныя, и неразделимыя, и неслиянныя Троицы показавый нам, и наитие и пришествие Святаго и Животворящаго Твоего Духа, в виде огненных языков на святыя Твоя апостолы излиявый, и благовестники тех поставивый, благочестивыя нашея веры, и исповедники и проповедники истиннаго богословия показавый. Иже и в сей всесовершенный и спасительный праздник, очищения убо молитвенная, о иже во аде держимых сподобивый приимати, великия же подаваяй нам надежды ослабления содержимым от содержащих я скверн, и утешению Тобою низпослатися. Услыши нас, смиренных, и Твоих раб молящихся Ти, и упокой души рабов Твоих, прежде усопших, на месте светле, на месте злачне, на месте прохлаждения: отонудуже отбеже всякая болезнь, печаль и воздыхание и учини духи их в селениях праведных, и мира и ослабления сподоби их: яко не мертвии восхвалят Тя, Господи, ниже сущии во аде исповедание дерзнут принести Тебе, но мы, живии, благословим Тя и молим, и очистительныя молитвы и жертвы приносим Тебе о душах их.

 

 

Неиссякаемо текущий, животворный и просветительный Источник, совечная Отцу созидательная Сила, всё домостроительство о спасении людей прекрасно совершивший, Христе Боже наш, расторгший неразрешимые узы смерти и запоры ада, множество же злых духов поправший, приведший Себя Самого в непорочное заклание за нас, давший в жертву пречистое тело Своё, ни для какого греха неприкосновенное и недоступное, и этим страшным и неизъяснимым священнодействием жизнь вечную нам даровавший; во ад сошедший и засовы вечные сокрушивший, а сидящим во тьме путь для возвращения оттуда указавший; зачинщика же зла, змия глубинного богомудрою приманкою поймавший, и оковами мрака в тартаре его связавший, и в огне неугасимом и во тьме внешней беспредельно могучей силою Твоею заключивший; великоименитая Премудрость Отца, явившийся великим Помощником для подвергающихся нападениям, просветивший сидевших во тьме и тени смертной. Ты, Господь славы неиссякающей и Отца всевышнего Сын возлюбленный, вечный Свет от вечного Света, Солнце правды, услышь нас молящихся Тебе, и упокой души рабов Твоих, прежде усопших отцов и братьев наших, и иных родственников по плоти, и всех своих по вере, о которых мы ныне и совершаем воспоминание, так как у Тебя власть над всем и Ты в руке Своей держишь все пределы земли. Владыка Вседержитель, Боже отцов и Господи милости, Создатель рода смертного, как и бессмертного, и всякой природы человеческой, составляемой и снова распадающейся; Создатель жизни, как и кончины, пребывания здесь и преставления туда, отмеривающий годы живым и устанавливающий время смерти, низводящий во ад и выводящий оттуда, связывающий немощью и освобождающий со властью, устраивающий настоящее по нуждам всех и будущее к пользе направляющий; поражённых жалом смерти оживляющий надеждами на воскресение! Сам Владыка всего, Боже Спаситель наш, надежда всех концов земли и тех, кто далеко в море, Ты и в этот последний, и великий и спасительный день Пятидесятницы тайну святой, и единосущной, и совечной, и нераздельной и неслиянной Троицы открывший нам, и пришествие и явление святого и животворящего Твоего Духа в виде огненных языков на святых Своих Апостолов изливший, и сделавший их благовестниками благочестивой нашей веры, и явивший исповедниками и провозвестниками истинного богословия; Ты и в этот завершающий и спасительный праздник благоволивший принимать умилостивительные мольбы за удерживаемых во аде и подающий нам великие надежды на ниспослание усопшим облегчения от удручающих их скорбей и утешения от Тебя! Услышь нас, смиренных и нуждающихся в Твоем сострадании, и упокой души рабов Твоих прежде усопших в месте светлом, в месте блаженном, в месте отрадном, откуда удалились всякая боль, скорбь и стенание, и водвори духи их в обителях праведных, и мира и облегчения удостой их, потому что не мёртвые восхвалят Тебя, Господи, и не те, кто во аде дерзают приносить Тебе исповедание, но мы живые благословляем Тебя и молим и умилостивительные молитвы и жертвы приносим Тебе за души их.

 

Боже великий, и вечный, Святый, человеколюбивый, сподобивый нас в сей час стати пред неприступною Твоею славою, на пение и хвалу чудес Твоих, очисти ны недостойныя рабы Твоя, и подаждь благодать еже сокрушенным сердцем, невозносительно приносити Тебе Трисвятое славословие, и благодарение великих Твоих даров, яже сотворил еси к нам, и твориши всегда в нас. Помяни Господи немощь нашу, и да не погубиши нас со беззаконии нашими, но сотвори великую милость со смирением нашим, да греховныя тмы избежавше, во дни правды ходити будем, и одеявшеся оружием света, ненаветно пребудем от всякия козни лукаваго, и со дерзновением прославим о всех, Тебе единаго истиннаго и Человеколюбца Бога. Твое бо яко воистинну и великое вресноту таинство, Владыко всех, и Творче, временное решение Твоих тварей, и еже по сих совокупление, и упокоение еже во веки. Тебе благодать о всех исповедуем, о входех наших, яже в мир сей, и исходех, надежды нам воскресения, и жизни нетленныя, Твоим неложным обещанием предобручают, яже приимем в будущем втором пришествии Твоем. Ты бо еси и воскресения нашего Начальник, и поживших неумытный и человеколюбивый Судия, и мздовоздаяния Владыка и Господь, Иже и приобщивыйся нам приискренно плоти и крове, снизхождения ради крайняго: и наша страсти неотметныя, внегда волею во искус поставити, приим за милосердие щедрот, и в немже пострадал еси Сам искусився, искушаемым нам быв самообещанный помощник: темже и совозвел еси нас в Твое безстрастие. Приими убо Владыко, мольбы и моления наша, и упокой вся отцы коегождо, и матери, и чада, и братию, и сестры единородныя, и купнородныя, и вся прежде почившия души: в надежди воскресения жизни вечныя учини духи их, и имена в книзе животней, в недрех Авраама, и Исаака, и Иакова, в стране живых, в Царствии Небеснем, в раи сладости, светлыми ангелы Твоими, вводя вся во святыя Твоя обители, совоздвизаяй и телеса наша в день, воньже определил еси по святым Твоим и неложным обетованием. Несть убо Господи, рабом Твоим смерть, исходящим нам от тела, и к Тебе Богу нашему приходящим, но преставление от печальнейших на полезнейшая, и сладостнейшая, и на упокоение и радость. Аще же и что согрешихом к Тебе, милостив буди нам же и тем, зане ниедин есть чист пред Тобою от скверн, ниже аще един день живота его есть, разве Ты точию един, на земли явивыйся безгрешный Господь наш Иисус Христос: Имже вси уповаем милость получити, и оставление грехов. Сего ради нам же и онем, яко Благ и Человеколюбец Бог, ослаби, остави, прости грехопадения наша, вольная и невольная, яже в ведении и не в ведении, предъявленная и забываемая: яже в деянии, яже в помышлении, яже в словеси, яже во всех наших житиях и движениих. И отшедшим убо свободу и ослабу даруй, нас же сущих зде благослови, конец благий и мирный даруя нам же и всем людем Твоим, и милости и человеколюбия утробу отверзаяй нам, на страшном и ужасном Твоем пришествии, и Царствия Твоего достойных нас сотвори.

 

 

Боже великий и вечный, святой и человеколюбивый, удостоивший нас и в этот час стать пред неприступною Твоею славою для пения и хвалы чудес Твоих! Умилосердись над нами, недостойными рабами Твоими, и подай благодать с сокрушенным сердцем без колебаний приносить Тебе трисвятое славословие и благодарение за великие Твои дары, которые Ты совершил и всегда совершаешь для нас. Вспомни, Господи, немощь нашу и не погуби нас с беззакониями нашими, но сотвори великую милость Твою со смирением нашим, чтобы, избежав тьмы греха, мы ходили во дне правды и, облекшись в доспехи света, пребывали огражденными от всяких вредоносных козней лукавого и со дерзновением прославили за всё Тебя, единого истинного и человеколюбивого Бога. Ибо как воистину и подлинно велико, Владыка всего и Творец, Твоё таинство: и распадение на время Твоих творений, и после этого соединение и упокоение на веки! Воздаем Тебе благодарность за всё: за вступление наше в этот мир и за исхождение из него, которое, по Твоему неложному обещанию, укрепляет в нас надежды наши на воскресение и нетленную жизнь, которой мы насладимся во второе будущее пришествие Твоё. Ибо Ты – и воскресения нашего Предначинатель, и неподкупный и человеколюбивый Судия живших, и Владыка и Господь воздаяния, и Тот, Кто стал подобно нам причастным плоти и крови по крайнему снисхождению, и наши невинные страсти, благоволив добровольно их испытать, принял по глубокому Своему милосердию, и в том, что претерпел Сам, быв искушён, нам, искушаемым, сделался добровольным помощником, поэтому и привёл нас всех вместе в Своё бесстрастие. Прими же, Владыка, мольбы и моления наши и упокой всех отцов, у каждого из нас, и матерей, и братьев, и сестёр, и детей, и иных родных и единоплеменных, и все души, прежде почившие в надежде на воскресение и жизнь вечную, и помести духи их и имена в книге жизни, на лоне Авраама, Исаака и Иакова, в стране живых, в Царстве Небесном, в раю сладостном, вводя всех их посредством светлых Ангелов Твоих в святые Твои обители, воскрешая вместе и тела наши в день, который Ты назначил, по святым Твоим и неложным обещаниям. Это же не смерть для рабов Твоих, Господи, когда мы удаляемся от тела и к Тебе, Богу возвращаемся, но это только переселение от более тягостного к лучшему и приятнейшему, к упокоению и радости. Если же в чём мы и согрешили пред Тобою, милостив будь и к нам, и к ним, так как никто не чист от скверны пред Тобою, хотя бы один день продолжалась жизнь его, кроме одного Тебя, явившегося на земле безгрешным, Господа нашего Иисуса Христа, чрез Которого все мы надеемся получить милость и отпущение грехов. Поэтому и нам и им, как благой и человеколюбивый Бог, ослабь, отпусти, прости грехопадения наши, вольные и невольные, совершенные сознательно и по неведению, явные и сокрытые, в деле, в мысли, в слове, во всём нашем образе жизни и душевных движениях. И скончавшимся свободу и облегчение даруй, нас же, находящихся здесь, благослови, подавая добрую и мирную кончину нам, как и всему народу Твоему, и недра Твоей милости и человеколюбия раскрывая пред нами при страшном и грозном Твоём пришествии, и сделай нас достойными Царства Твоего.

 

Боже великий и вышний, едине имеяй безсмертие, во свете живый неприступном, всю тварь мудростию создавый, разделивый посреде света, и посреде тмы. И солнце убо положивый во область дне, луну же и звезды во область нощи. Сподобивый нас, грешных, и в настоящий день предварити лице Твое во исповедании, и вечернюю Тебе службу принести. Сам Человеколюбче Господи, исправи молитву нашу, яко кадило пред Тобою, и приими ю в воню благоухания. Подаждь же нам настоящий вечер и приходящую нощь мирну: облецы ны оружием света, избави нас от страха нощнаго, и от всякия вещи во тме преходящия. И даруй нам сон, иже во упокоение немощи нашей даровал еси, от всякаго диавольскаго мечтания изменен. Ей Владыко, всех благих подателю, яко да и на ложах наших умиляющеся воспомянем и в нощи пресвятое имя Твое. И поучением Твоих заповедей озаряеми, в радости душевной востанем к славословию Твоея благости, молитвы и моления Твоему благоутробию приносяще о своих гресех, и о всех людех Твоих: ихже молитвами Пресвятыя Богородицы, в милости посети.

 

 

Боже великий и вышний, один имеющий бессмертие, живущий во свете неприступном, всё творение создавший премудро, отделивший свет от тьмы и солнце поставивший для управления днём, луну же и звезды – для управления ночью, удостоивший нас, грешных, и в нынешний час предстать лицу Твоему с хвалою и вечернее славословие Тебе принести! Сам, человеколюбивый Господи, направь молитву нашу, как фимиам, пред лицо Твоё, прими её как благоухание приятное; подай же нам нынешний вечер и наступающую ночь мирные, облеки нас в доспехи света, избавь нас от страха ночного и от всякой опасности во мраке блуждающей, и сон, который Ты даровал для подкрепления немощей наших, соделай всякому диавольскому наваждению непричастным. Да, Владыка всего, благ Податель, – чтобы и на ложах наших сокрушаясь, мы вспоминали ночью имя Твоё и, размышлением о Твоих заповедях просвещаемые, встали в радости души для славословия Твоей благости, моления и молитвы Тебе, милосердному, принося о согрешениях своих и всех людей Твоих, которых Ты, по молитвам святой Богородицы, милостиво посети.

 

azbyka.ru

Преполовение Пятидесятницы

Канон господина Феофана

Песнь 1

Ирмос: Мо́ря чермну́ю пучи́ну,/ невла́жными стопа́ми,/ дре́вний пешеше́ствовав Изра́иль,/ крестообра́зными Моисе́овыма рука́ма,/ Амали́кову си́лу в пусты́ни победи́л есть.

Ве́лия я́же па́че ума́, Влады́ко,/ Боже́ственнаго Твоего́ воплоще́ния, благодея́ния сия́ют нам,/ да́рове же и благода́ти, и Боже́ственныя све́тлости,/ благода́тно истека́ющия.

Прише́л еси́, Христе́, све́тлости Божества́ испуща́я,/ пра́здника посреде́ явле́нно,/ пра́здник бо ра́достный спаса́емых еси́,/ и спасе́ния на́шего хода́тай.

Прему́дрость, пра́вда, Го́споди,/ и избавле́ние у Бо́га Ты был еси́ нам,/ от земли́ к небе́сной преводя́ высоте́,/ и Дух Боже́ственный да́руя.

Плоть Твоя́ истле́ния во гро́бе не ви́де, Влады́ко,/ но я́ко соста́вися кроме́ се́мене, тле́ния не прия́т,/ после́дованию естества́, пресу́щественно не рабо́тавшая.

Песнь 3

Ирмос: Весели́тся о Тебе́ Це́рковь Твоя́, Христе́, зову́щи:/ Ты моя́ кре́пость Го́споди,/ и прибе́жище, и утвержде́ние.

Вод животво́рных исто́чники отве́рзл еси́ Це́ркви,/ а́ще кто жа́ждет, усе́рдно да прихо́дит и пие́т, вопия́, Бла́же.

От земли́ у́бо на не́бо вознести́ся, проявле́нно глаго́лал еси́:/ с небесе́ же Ду́ха посла́ти обеща́л еси́ Свята́го.

Естество́м животворя́й и от Де́вы роди́выйся Госпо́дь,/ всем ве́рным дарова́ безсме́ртие, я́ко Благоутро́бен.

Седален, глас 8

Стоя́ посреде́ святи́лища, преполовля́ющуся боже́ственно пра́зднику,/ жа́ждай, взыва́л еси́, да гряде́т ко Мне и пие́т,/ пия́й бо от сея́ Боже́ственныя Моея́ воды́,/ ре́ки из чре́ва источи́т веле́ний Мои́х,/ а и́же ве́рует в Мя, по́сланнаго от Боже́ственнаго Роди́теля, со Мно́ю просла́вится./ Сего́ ра́ди вопие́м Ти:/ сла́ва Тебе́, Христе́ Бо́же,/ я́ко бога́тно излия́л еси́ во́ды Твоего́ человеколю́бия рабо́м Твои́м.

Слава, и ныне: Прему́дрости во́ду и жи́зни, источа́я ми́рови,/ всех, Спа́се, призыва́еши почерпсти́ спасе́ния во́ды,/ Боже́ственный бо зако́н Твой прии́м челове́к,/ в себе́ угаша́ет пре́лести у́глие,/ отону́дуже во ве́ки не вжа́ждет,/ ни преста́нет насыще́ния Твоего́, Влады́ко Царю́ Пренебе́сный./ Сего́ ра́ди сла́вим держа́ву Твою́, Христе́ Бо́же,/ прегреше́ний оставле́ние прося́ще низпосла́ти бога́тно рабо́м Твои́м.

Песнь 4

Ирмос: Вознесе́на Тя ви́девши Це́рковь на Кресте́,/ со́лнце пра́ведное,/ ста в чи́не свое́м,/ досто́йно взыва́ющи:/ сла́ва си́ле Твое́й, Го́споди.

Растерза́в сме́рти врата́ си́лою Твое́ю,/ пути́ жи́зни сказа́л еси́,/ безсме́ртия же две́ри отве́рзл еси́, ве́рою зову́щим:/ сла́ва си́ле Твое́й, Го́споди.

Преполове́ние всех и коне́ц име́яй,/ и нача́ла, я́ко безнача́лен, обдержа́й,/ стал еси́ посреде́ вопия́:/ Боже́ственных, богому́дрии, прииди́те, даро́в наслади́теся.

Я́ко Бог и всех име́яй власть,/ я́ко си́лен держа́ву низложи́в сме́рти,/ посла́ти обеща́лся еси́, Христе́, Ду́ха Свята́го,/ от Отца́ происходя́щаго.

Богородичен: Дае́ши бога́тно благода́ть Тебе́ пою́щим,/ и из Тебе́ ро́ждшагося преве́чнаго Сло́ва, Ма́ти неискусобра́чная,/ прегреше́ний оставле́ние сим прося́щи, Пречи́стая.

Песнь 5

Ирмос: Ты, Го́споди мой, Свет в мир прише́л еси́./ Свет Святы́й, обраща́яй из мра́чна неве́дения,/ ве́рою воспева́ющих Тя.

Боже́ственных пра́здников преполове́ния дости́гше,/ соверше́нное боже́ственною доброде́телию обучи́тися потщи́мся, богому́дрии.

Я́ко вои́стинну свяще́нное настоя́щее торжество́, преполове́ние,/ превели́ких бо пра́здников ко́рень и све́тится обою́ду.

Богородичен: Ум арха́нгельский не мо́жет разуме́ти/ Твое́ неизрече́нное из Де́вы и пречи́стое рождество́, Спа́се Многоми́лостиве.

Песнь 6

Ирмос: Пожру́ Ти со гла́сом хвале́ния, Го́споди,/ Це́рковь вопие́т Ти,/ от бесо́вския кро́ве очи́щшися,/ ра́ди ми́лости от ребр Твои́х/ исте́кшею кро́вию.

Преполове́ние Пятдеся́тницы наста́ днесь,/ отсю́ду Боже́ственныя у́бо Па́схи,/ Боже́ственнейшею све́тлостию озари́вшееся,/ отону́дуже Уте́шителевою благода́тию сия́ющее.

Глаго́лал еси́ в хра́ме, Христе́, предстоя́ иуде́йским собо́ром/ Свою́ сла́ву открыва́я, и предъявля́я сро́дство к Роди́телю.

Богородичен: Бу́ди ми предста́тельница и стена́ неруши́мая,/ от мирски́х мя собла́знов избавля́ющая, еди́на Богороди́тельнице,/ и боже́ственным светоли́тием освеща́ющая.

Кондак, глас 4

Пра́зднику зако́нному преполовля́ющуся,/ всех Тво́рче и Влады́ко,/ к предстоя́щим глаго́лал еси́, Христе́ Бо́же:/ прииди́те и почерпи́те во́ду безсме́ртия./ Те́мже Тебе́ припа́даем и ве́рно вопие́м:/ щедро́ты Твоя́ да́руй нам,/ Ты бо еси́ Исто́чник жи́зни на́шея.

Икос:

Олядене́вшую мою́ ду́шу прегреше́ний беззако́ньми,/ тече́ньми Твои́х крове́й напо́й,/ и покажи́ плодоно́сну доброде́тельми./ Ты бо рекл еси́ всем, е́же приходи́ти к Тебе́, Сло́ве Бо́жий Всесвяты́й,/ и во́ду нетле́ния почерпа́ти, живу́ю же и очища́ющую грехи́,/ пою́щих сла́вное и Боже́ственное Твое́ воста́ние,/ подая́, Благи́й, с высоты́ сше́дшую вои́стинну ученико́м Твои́м Ду́ха кре́пость,/ Тебе́ Бо́га ве́дущим,/ Ты бо еси́ исто́чник жи́зни на́шея.

Песнь 7

Ирмос: В пещи́ Авраа́мстии о́троцы перси́дстей,/ любо́вию благоче́стия па́че,/ не́жели пла́менем опаля́еми взыва́ху:/ благослове́н еси́ в хра́ме сла́вы Твоея́, Го́споди.

Кре́постию, Спа́се, сме́ртную разо́рь си́лу,/ стезю́ жи́зни показа́л еси́ челове́ком, благода́рно Тебе́ зову́щим:/ благослове́н еси́ в хра́ме сла́вы Твоея́, Го́споди.

Плоть нося́ща ви́дяще,/ не разуме́ша собо́ри евре́йстии Сло́ве Тя Бо́жий,/ но мы Тебе́ воспева́ем:/ благослове́н еси́ в хра́ме сла́вы Твоея́, Го́споди.

Богородичен: Вы́шняго освяще́нное боже́ственное селе́ние, ра́дуйся!/ Тобо́ю бо даде́ся ра́дость, Богоро́дице, вопию́щим:/ благослове́на Ты в жена́х еси́, Пренепоро́чная Влады́чице.

Песнь 8

Ирмос: Ру́це распросте́р Дании́л,/ львов зия́ния в ро́ве затче́,/ о́гненную же си́лу угаси́ша,/ доброде́телию препоя́савшеся,/ благоче́стия рачи́тели о́троцы, взыва́юще:/ благослови́те, вся дела́ Госпо́дня, Го́спода.

Красе́н из гро́ба воста́в, Божества́ сла́вою укра́шен,/ апо́столом Твои́м, Го́споди, яви́лся еси́,/ Ду́ха обеща́яся тем посла́ти де́йство, вопию́щим:/ благослови́те, вся дела́ Госпо́дня, Го́спода.

Умертви́в а́да, я́ко Бог живонача́льнейший,/ всем источи́л еси́ живо́т ве́чный,/ его́же ны́не вообража́ют я́вственнее,/ светоно́сных дней сих ра́дости, вопию́щим:/ благослови́те, вся дела́ Госпо́дня, Го́спода.

Лучи́, я́ко Со́лнце, Христе́, пра́вды яви́вся,/ ми́ру посла́л еси́ апо́столы Твоя́,/ нося́щия Тебе́ свет непостижи́мый,/ и неве́дения мглу очища́ющия и вопию́щия:/ благослови́те, вся дела́ Госпо́дня, Го́спода.

Богородичен: Се ны́не оскуде́ я́ве от Иу́дина пле́мене князь и вождь,/ Ты бо, Всенепоро́чная, родила́ еси́,/ пре́жде обеща́нное ча́яние язы́ков, Христа́ Бо́га,/ Ему́же пое́м: благослови́те, вся дела́ Госпо́дня, Го́спода.

Песнь 9

Ирмос: Ка́мень нерукосе́чный/ от несеко́мыя горы́ Тебе́, Де́во,/ краеуго́льный отсече́ся,/ Христо́с, совокупи́вый разстоя́щаяся естества́./ Тем веселя́щеся, Тя Богоро́дице велича́ем.

Но́вому и чи́стому жи́тельству, от Христа́ научи́вшеся,/ сие́ да́же до конца́ сохрани́ти поле́зно вси потщи́мся,/ я́ко да Свята́го Ду́ха прише́ствие восприи́мем.

Ты мое́ сме́ртное, Жизнода́вче,/ обложе́нием безсме́ртия, и нетле́ния благода́тию/ обле́к, Спа́се, совоскреси́л еси́,/ и Отцу́ приве́л еси́, вре́менную мою́ разруши́в брань.

В небе́сное па́ки житие́ зва́ни бы́вше,/ хода́тайства си́лою истощи́вшагося да́же и до ра́бия о́браза, и нас возне́сшаго,/ Сего́ досто́йно возвели́чим.

Богородичен: Я́ко ко́рень, исто́чник и вину́ нетле́ния,/ Тебе́, Де́во, вси ве́рнии уве́девше, похвала́ми почита́ем,/ Ты бо ипоста́сное безсме́ртие нам источи́ла еси́.

azbyka.ru

Пятидесятница - последняя тайна | Православие и мир

В день Пятидесятницы священник Константин Камышанов размышляет над смыслом и значением праздника.

Бог нас послал учиться жить

Мы празднуем Пасху на порядок мощнее чем Вознесение и Пятидесятницу. Однако, не Пасха является финалом евангельской истории, а Троица. Пасха стоит в одном ряду с Вознесением и Пятидесятницей. Равная среди равных.

Не Пасха задает тон жизни христианина, а наитие Духа Святаго на учеников Христа. Бог нас послал не научиться умирать, а научиться жить.

И вместе с тем, Вознесение и Пятидесятница находятся в тени Пасхи — праздника праздников. Так, что события, следующие за Христовым Воскресением, кажутся избыточными, а многочисленные явления воскресшего Иисуса — случайными и малозаметными.

Христос воскрес. Чего больше? Казалось, бы Ему остается лишь одно небольшое усилие – обнаружить Себя живым, и евангельской истории Христа должен был бы положен конец.

Но Пасхи оказывается мало. И само Воскресение не укладывается в головах учеников должным образом. Все необычно и непостижимо для апостолов.

Ученики Христа знали, что люди могут воскреснуть, как воскрес Лазарь и дочь Иаира. Но Христос воскрес не так. В очередной раз, спутав все карты учеников, Он воскрес не на глазах изумленной публики, а в тайне и одиночестве.

И само воскресение произошло необычно.  Христос зачем-то прошел загадочным образом сквозь свитые пелены и, оставив на них радиоактивные ожоги, исчез.

И Христос не просто воскрес, а воскреснув, исчез из поля зрения людей.

Так состоялось первое вознесение Христа в духовный мир. По сути дела, было два Христова Вознесения — перехода от земли к небу. Одно тайное — в пасхальную ночь. Другое — явное на горе Елеон, на глазах народа.

В этих переходах между мирами Господь обнаружил перед учениками Свою неотмирность, власть над смертью, могущество и Свою Божественную природу.

Хотя неотмирность царствия Божиего опытный исследователь Библии мог бы заметить и на вознесении пророка Илии. Но не заметили, как не заметил духовной природы мира святой апостол Петр, предложивший устроить жилые шалаши на горе Фавор Христу и Его святым.

Он мог воскреснуть и сразу после снятия с креста. Он мог воскреснуть и в тот момент, когда ко гробу пришли мироносицы. Но Он воскрес так, что этого никто не видел. И это было сделано специально. Для того, чтобы показать, что жизнь и смерть Христа не лежит в плоскости нашего бытия.

Непонятливые апостолы

Но… ученики ничего не поняли. Воскресшему Иисусу пришлось вновь входить в мир и вновь проповедовать ученикам суть Царства Небесного, роль Мессии и Его отношения с Отцом Небесным.

Из-за непонятливости апостолов потребовался повтор и малого  пасхального вознесения, и повтор явления ангелов и многочисленные повторы поучений.

До распятия в Иерусалиме апостолы уяснили только то, что Иисус – Мессия. Не о каком божестве Христа, ни о какой победе над смертью, ни о каком Небесном Царствии они еще не догадывались.

Недаром при входе в Иерусалим, в то время, когда Иисус изливал им душу о Своих грядущих страданиях, они делили министерские портфели в будущем правительстве царства Мессии и приставали к Учителю с просьбой дать им им кресло рядом с Собой.

Когда были они на пути, восходя в Иерусалим, Иисус шел впереди их, а они ужасались и, следуя за Ним, были в страхе. Подозвав двенадцать, Он опять начал им говорить о том, что будет с Ним:

Вот, мы восходим в Иерусалим, и Сын Человеческий предан будет первосвященникам и книжникам, и осудят Его на смерть, и предадут Его язычникам,  и поругаются над Ним, и будут бить Его, и оплюют Его, и убьют Его; и в третий день воскреснет.

Тогда подошли к Нему сыновья Зеведеевы Иаков и Иоанн и сказали: Учитель! мы желаем, чтобы Ты сделал нам, о чем попросим.

Он сказал им: что хотите, чтобы Я сделал вам?

Они сказали Ему: дай нам сесть у Тебя, одному по правую сторону, а другому по левую в славе Твоей.

Вплоть до распятия Христова апостолы ждали политического, физического царства, которое будет основано в Иерусалиме.

После распятия они растерялись:

В тот же день двое из них шли в селение, отстоящее стадий на шестьдесят от Иерусалима, называемое Эммаус; и разговаривали между собою о всех сих событиях.И когда они разговаривали и рассуждали между собою, и Сам Иисус, приблизившись, пошел с ним

Он же сказал им: о чем это вы, идя, рассуждаете между собою, и отчего вы печальны?Они сказали Ему: что было с Иисусом Назарянином, Который был пророк, сильный в деле и слове пред Богом и всем народом; как предали Его первосвященники и начальники наши для осуждения на смерть и распяли Его.

А мы надеялись было, что Он есть Тот, Который должен избавить Израиля; но со всем тем, уже третий день ныне, как это произошло.

Апостолы ждали смены политического строя в Иерусалиме целых три дня! Им еще и в голову не приходило, что царство Божие неотмирно и то, что его НИКОГДА и НИГДЕ не будет на земле, ни через три дня, ни через три миллиона лет.

Вот ради второй части миссии — точного указания места Царствия Божьего и Своего места в Боге и являлся Христос вплоть до Пятидесятницы.

 

Апостолы долго не могли увидеть Бога в человеке

Итак, время от Пасхи до Троицы – это время постижения мистического существа Христа, небесного расположения Царства Небесного и того, что мы сами – отчасти жители этого Царства и родня Богу.

Для учеников, чтобы воспринять духовную природу Христа и Его Царства, одной Пасхи оказалось мало. Они не могли увидеть в Христе Бога. Им невероятно трудно было расстаться с мыслью о всемирном торжестве Израиля. Они выросли в среде, где плотское представление о Царстве Божием и недоступность Бога были аксиомами духовной жизни.

Апостолы были правоверными иудеями, постичь божественную природу Христа им было так же трудно, как и их священникам. В их сознании этого не могло быть, потому что этого не могло быть.

Для эллина видеть в человеке Бога – дело обычное. А вот для иудея – вещь запретная, караемая смертью. Собственно, позиционирование Иисусом Себя, как Сына Божия на дворе Каиафы и было причиной убийства Христа. Услышав, что человек может быть вместилищем Бога, первосвященник в ужасе и гневе разорвал на себе одежды и потребовал крови и смерти Иисуса.

И Христос являлся им до тех пор, пока они не увидели Его Вознесение. После подъема на небо им в голову явственно вошла мысль, что царство Мессии — не  Иерусалим, а иной мир.

После того, как им стало ясно, что жилище Христа есть небо, естественно встал вопрос, как с этим небом связаны люди?

Разъяснение произошло в Сионской горнице. Бог показал, что люди связаны с небом, с местом жизни Бога, посредством духа.

Радость — проявление благодати

После этого масштабные явления Христа окончились.

Но и после Троицы апостолы  не смогли вместить в себя суть боговоплощения. Богу  пришлось сделать еще одну важную вещь –  неким личным усилием отверзнуть им ум.

Отверзть ум есть чудо, равное чуду воскрешения из гроба. Господь отверз новые им способы глубинного иррационального восприятия Бога, иной реальности Царства Небесного, достигаемого действием благодати.

Одним из проявлений благодати является  радость. Эту радость мы как раз встречаем на страницах Евангелия в моменты особенного откровения.

Обратим внимание на малозаметную, но важную деталь повествования о радости, как следствии и признаке иного, правильного способа восприятия действительности:

И вывел их вон из города до Вифании и, подняв руки Свои, благословил их.

И, когда благословлял их, стал отдаляться от них и возноситься на небо.

Они поклонились Ему и возвратились в Иерусалим с великою радостью.

Способность апостолов воспринимать новые силы и знания стала для них источником неиссякаемой энергии, оптимизма и всегдашней радости, как верного признака жизни в Духе:

— Братия, радуйтесь всегда в Господе; и еще говорю: радуйтесь.

— Радуется один член, радуются все члены. Вы — Тело Христово.

 

И вот пришел праздник Троицы 2016 года — наша малая Пятидесятница.

Христос тот же. Дух тот же. Мы так же, как и апостолы, приняли Святого Духа во таинстве Крещении. Этот Дух Святой ничем не отличается от Духа принятого апостолами. И что?

Если мы чужды Духу, то что празднуем?

И ничего.

Вместо радости — признака жизни в Духе — у нас проблемы: приступы уныния, почти всегдашний упадок сил, бессонница, неуверенность в завтрашнем дне, боязнь смерти и болезней, тоска от безденежья, досада и непрерывные обиды.

Вместе взятое это  говорит о том, что мы явно не в Духе. Или в духе, но в каком-то другом, по сравнению со Святым Духом.

Что же мы празднуем в день Троицы, если мы чужды Духу? В чем наша Пятидесятница? Ведь праздновать — означает быть вместе с хозяином праздника и его друзьями – Хозяин здесь Бог-Отец, со Христом и Святым Духом. Друзья и почетные гости — апостолы и все люди, живущие и почившие в Духе.

Если мы не Духе, то что мы празднуем? А если в Духе, то почему мы живем так, как живем? И почему у нас голова еще не повреждена от такого шизофренического двоедушного устроения? Странная тяжесть ума затмевает нам видение Бога. Сухое и жестокое сердце не принимает радость бытия с Богом. И дух самолюбия не впускает к нам дух любви.

И такая странность нашего положения давно уже никого не удивляет, не огорчает, не пугает. Мы как-то спокойно относимся к такой двусмысленности нашего положения перед Богом. В двусмысленном положении являемся на Его праздники зваными и при этом чужими.

Церковь выстилает полы храмов цветами

И никого это не удивляет и не беспокоит, кроме Христа и Церкви. Но Церковь и Христос неутомимы в желании нашего спасения и просветления.

Церковь выстилает полы храмов цветами и травами, пытается показать, что царство Божие подобно вожделенному саду и не похоже на наши серые города, села и на дачи — пристанище праздного пенсионера с картошкой, комарами и соседями.

Церковь моделирует пространство, в котором перемешаны небо и земля  — сад с райскими цветами, ангелами и святыми угодниками.

Она так делает для того, что мы чувственным взором увидели доказательства того, что горний мир лучше нашего, и в него стоит стремиться.

Христос тоже не остается в стороне, и трудится вместе с Церковью, непрерывно проливая на нас Дух Святой.

На Троицу с нами в церкви происходит все то же самое, чтобы было когда-то с апостолами в Сионской горнице: Бог силится отверзнуть нам ум, посылает Святого Духа.

Церковь поет в этот день такие слова, адресованные сердцу:

Вся подае́т Дух Святы́й,/ то́чит проро́чествия, свяще́нники соверша́ет,/ некни́жныя му́дрости научи́,/ ры́бари богосло́вцы показа́,/ весь собира́ет собо́р церко́вный./ Единосу́щне и сопресто́льне Отцу́ и Сы́ну,//

Уте́шителю, сла́ва Тебе́.

В этот день стоит вспомнить слова Бога о новом сердце и новом духе:

Возьму вас из народов, и соберу вас из всех земель …и вы очиститесь от всех нечистот ваших…И дам вам сердце новое, и дух новый дам вам; и удалю сердце каменное из плоти вашей, и дам вам сердце плотяное.

И Дух Мой вложу в вас, ….И поселитесь на земле, которую Я дал отцам вашим, и будете Мне народом, и Я буду вам Богом.

Мы придем к нему и обитель у него сотворим.

Так почему бы нам и в самом деле не послушать Бога, раскрывающего в день Пятидесятницы суть устройства мира и условия нашего вхождения в Царство Небесное?

 

Теперь веруете?

Послушав Бога и Церковь, мы ничего не теряем в этом веке, но приобретем все в веке будущем. Не послушав Бога и церковь, мы все потеряем в веке будущем и ничего  выигрываем в этой жизни, разве что экономим на свечках и на подарках священнику.

Наша косность — есть наше земное наследство. Оно тянет нас обратно, не дает видеть и слышать Бога. Не надо отчаиваться. Мы ничем не лучше и не хуже тех, кто жил до нас. И до нас люди страдали косностью души, но не отчаивались и стремились к Богу и просили Его помочь им спастись, в чем мы можем убедиться из древних песнопений Церкви:

Ты бо рекл еси́ Владыко: я́ко елика аще кто просит о Твоем имени, невозбранно приемлет от Твоего́ присносущнаго Бога и Отца́. Темже и аз грешный в пришествии Святаго Твоего́ Духа, Твою́ молю́ благость,  воздаждь ми во спасение…

Ты еси́ сострадателен и милостивый к приклоняющим к Тебе́ колена, приклоняяйся любоблагоутробне. Даждь убо Господи, людем Твоим щедроты Твоя́: услыши нас с небесе́ святаго Твоего́: освяти́ нас силою спасительныя десницы Твоея́.

Господь явил нам столько же благодати и чудес, сколько было явлено Его любимым апостолам. И поэтому и нас по праву можно спросить так, как были спрошены апостолы:

— Теперь веруете?

Что это значит?

Мы все прочли Евангелие. Мы знаем все тайны Воскресения, Вознесения, Рождества и тайны Троицы. И встает вопрос: зная все это, мы веруем?

Вера — это не знание, а способ жизни с Богом. Знание у нас есть, а есть ли вера?

В день Троицы как бы завершается открытие всех тайн, явленных Богом. И естественно в этот день Богу повторить нам вопрос, адресованный апостолам:

— Теперь веруете?

То есть, готовы ли вы жить с Богом не на словах, а на деле?

Богу уже больше нечего нам сказать. У него уже нет от нас тайн. Все открыто. Последняя тайна сообщена человеку в день Пятидесятницы. Праздник Троицы — время этого вопроса о вере и нашего ответа. Наступила наша очередь действовать.

Что мы ответим Богу, стоя на коленях в храме, утопающем в цветах, траве и под сенью берез?

— Верую, Господи, помоги моему неверию.

Прекрасная молитва. Но может, кто-нибудь когда-нибудь напишет молитву не хуже этой, но добавит в нее слова об отверзении ума, сердца и души и целительном действии благодати и действии в нас Святого Духа.

Эту пока невыразимую молитву творит душа на Троицу и просит не забыть ее известными словами:

И́же и в сей после́дний и вели́кий спаси́тельный день Пятдеся́тницы пра́здника, та́йну Святы́я и Единосу́щныя, Тро́ицы показа́вый нам, и наи́тие и прише́ствие Свята́го и Животворя́щаго Твоего́ Ду́ха и рекл еси́ Влады́ко: я́ко ели́ка а́ще кто про́сит о Твое́м и́мени, невозбра́нно прие́млет от Твоего́ присносу́щнаго Бо́га и Отца́.

Те́мже и аз гре́шный в прише́ствии Свята́го Твоего́ Ду́ха, Твою́ молю́ бла́гость,  возда́ждь ми во спасе́ние

Низводя́й во ад и возводя́й, связу́яй в не́мощи, и отпуща́яй в си́ле,  Тебе́ благода́ть о всех испове́дуем, о вхо́дех на́ших, я́же в мир сей, и исхо́дех, наде́жды нам воскресе́ния, и жизни нетле́нныя.

www.pravmir.ru

Пятидесятница - это... Что такое Пятидесятница?


Пятидесятница
I. ИЗРАИЛЬСКИЙ ПРАЗДНИК ПЯТИДЕСЯТНИЦЫ.
Праздник Седмиц (Исх 34:22; Втор 16:10; 2 Пар 8:13), называемый также праздником Урожая, или Днем первых плодов (Исх 23:16; Чис 28:26), был вторым большим праздником, отмечавшимся в Израиле ежегодно (см. Календарь) в конце жатвы. Он выпадал на 50-й день (Лев 23:15 и след.) после приношения первого снопа в праздник Опресноков (см. Пасха), т.е. его праздновали через 7 недель (Втор 16:9) после начала жатвы. Отсюда и названия "праздник Седмиц" и "Пятидесятница" (греч. гэ пентэтстэ (гэмера), "пятидесятый день"). Последнее название стало употребляться в позднем иудаизме и поэтому встречается только в НЗ. Праздник Седмиц, когда каждый израильтянин должен был явиться в святилище "пред лице Господа" (Втор 16:11,16,17), был днем отдыха, в к-рый происходило свящ. собрание (Лев 23:21; Чис 28:26). В этот день предписывалось принести след. жертвы (см. Жертва): хлебное приношение из зерна нового урожая (Лев 23:16 и след.; Чис 28:26) в виде двух хлебов возношения (см. Жертва потрясания), выпеченных из 2/10 частей ефы пшеничной муки, как первый плод Господу. В отличие от других хлебных приношений, к-рым всегда полагалось быть пресными (Лев 2:11), в данном случае речь идет об обычных, употреблявшихся ежедневно, квасных хлебах (Лев 23:17).В жертву всесожжения по этому случаю приносили двух тельцов, одного барана и семь однолетних овец (Чис 28:27; в Лев 23:18 число тельцов и баранов, видимо, перепутано), одного козла в жертву за грех (ст. 19; Чис 28:31) идвух однолетних овец в мирную жертву (Лев 23:19). Помимо этих жертв, приносимых от всего общества, каждый израильтянин должен был принести добровольную жертву, величина к-рой зависела от того, чем благословил его Господь (Втор 16:10), и каждая семья, включая живших с ней рабов, левитов (см. Левиты), пришельцев, вдов и сирот, должна была "веселиться пред Господом" (ст. 11). При этом все евреи должны были помнить о том, что они или их предки были рабами в Египте, к-рых Господь освободил по Своему милосердию (ст. 12).
II. ИЗЛИЯНИЕ СВЯТОГО ДУХА В ПРАЗДНИК ПЯТИДЕСЯТНИЦЫ.
В Деян 2 сообщается о том, что в ближайший после смерти, воскресения (см. Воскресение, воскрешать) и вознесения (см. Вознесение) Иисуса праздник П. на учеников был излит Св. Дух. Это явление Духа в день П. не было случайным, как не была случайной смерть Иисуса в праздник Пасхи. Подобно тому как П. знаменовала собой окончание жатвы, так сошествие Св. Духа завершало земной труд Иисуса. В Св. Духе Христова Церковь (см. Церковь, собрание, община) связана со своим Господом до Его Второго пришествия. Излияние Духа сопровождалось великими знамениями: внезапным шумом с неба "как-бы от несущегося сильного ветра", к-рым наполнился дом, где собрались ученики Иисуса (Деян 2:2; евр.руях, как и греч. пнеума означают и "ветер", и "дух"). Ученикам явились "языки, как бы огненные", к-рые разделились и "почили по одному на каждом из них" (ст. 3). Этот огонь напоминает о словах Иоанна Крестителя: "Я крещу вас в воде в покаяние,но Идущий за мною... будет крестить вас Духом Святым и огнем" (Мф 3:11). Говорение "на иных языках" (Деян 2:4-11) выражает то обстоят-во, что Св. Дух, Который т.о. давал возможность возвещать о деянии, совершенном Иисусом Христом, свидет-вовал, что перед Богом больше не существует языковых и иных различий между народами. Люди, живущие в разных частях Римской империи и говорящие на разных языках, отныне сплочены, ибо они слушают и принимают Евангелие (ст. 5-11). Подобного излияния больше не повторялось. Явление в Деян 4:31 носит другой характер, тем не менее оно подтверждает, что Дух по обетованию Иисуса (Ин 14:16 и след.) остается обитать в Церкви (см. Дух, Святой Дух, П,В,2-3). Когда позднее в НЗ упоминается П. (Деян 20:16; 1 Кор 16:8), то подразумевается иуд. праздник Урожая. Отмечала ли в этот день молодая христ. Церковь излияние Св. Духа, неизвестно.

Библейская энциклопедия Брокгауза. Ф. Ринекер, Г. Майер. 1994.

Синонимы:
  • Пята
  • Пятикнижие Моисея

Смотреть что такое "Пятидесятница" в других словарях:

  • пятидесятница — троица Словарь русских синонимов. Пятидесятница см. Троица Словарь синонимов русского языка. Практический справочник. М.: Русский язык. З. Е. Александрова. 2011 …   Словарь синонимов

  • Пятидесятница — 1. ПЯТИДЕСЯТНИЦА см. Пятидесятник. 2. ПЯТИДЕСЯТНИЦА, ы; ж. Одно из названий праздника христианской церкви, отмечаемый на пятидесятый день после Пасхи (первый день этого праздника называют днём Пресвятой Троицы или Троица, а второй днём Святого… …   Энциклопедический словарь

  • ПЯТИДЕСЯТНИЦА — ПЯТИДЕСЯТНИЦА, смотри Троица …   Современная энциклопедия

  • ПЯТИДЕСЯТНИЦА — ПЯТИДЕСЯТНИЦА, пятидесятницы, жен. 1. женск. к пятидесятник (публиц.). 2. Один из т.н. двунадесятых праздников у христиан, то же, что троицын день (церк.). Толковый словарь Ушакова. Д.Н. Ушаков. 1935 1940 …   Толковый словарь Ушакова

  • Пятидесятница — второй из трех великих праздников древнееврейскогонарода. Установлен в память дарования народу закона при горе Синае;праздновался в пятидесятый день после Пасхи. П. приходилась к окончаниюжатвы и собирания плодов, первые начатки которых… …   Энциклопедия Брокгауза и Ефрона

  • Пятидесятница — ПЯТИДЕСЯТНИЦА, смотри Троица.   …   Иллюстрированный энциклопедический словарь

  • ПЯТИДЕСЯТНИЦА — христианский праздник, совершаемый в седьмое воскресенье после Пасхи и посвященный сошествию Святого Духа на апостолов на пятидесятый день по воскресении Христа. В Деяниях апостолов (2:3 4) рассказывается: И явились им разделяющиеся языки, как бы …   Энциклопедия Кольера

  • Пятидесятница — Пятидесятница  название генетически связанных праздников в иудаизме и христианстве: В иудаизме  праздник Шавуот, отмечаемый на 50 й день после Песаха. Пятидесятница  христианский праздник, отмечаемый на 50 й день после Пасхи. В… …   Википедия

  • пятидесятница — троица , церк., калька греч. πεντηκοστή (ηΏμερα) пятидесятый день после пасхи . Это слово было заимств. без перевода в др. русск., цслав. пѧтикостии ж., пѧтикостие (ср. р.) – то же; см. Фасмер, Гр. сл. эт. 147; Соболевский, РФВ 20, 259 …   Этимологический словарь русского языка Макса Фасмера

  • Пятидесятница — второй из трех великих праздников древнееврейского народа. Установлен в память дарования народу закона при горе Синай, праздновался в пятидесятый день после Пасхи. П. приходилась к окончанию жатвы и собирания плодов, первые начатки которых… …   Энциклопедический словарь Ф.А. Брокгауза и И.А. Ефрона


dic.academic.ru


Смотрите также