Во времена древней руси существовал брачный обычай когда старший боярин дружок жениха


КАК ЛИШАЛИ ДЕВСТВЕННОСТИ НА РУСИ

Древней Руси существовал брачный обычай, когда старший боярин «дружок» жениха присутствовал в первую брачную ночь в спальне молодоженов. Если жених не мог справиться со своими обязанностями, старший боярин должен был его заменить. Сначала невеста была обязана на глазах у жениха сделать ему все, что он пожелает. После чего боярин уединялся с невестой и через несколько часов , когда все делала были сделаны возвращал ее жениху для исполнения супружеского долга. Этот обычай практиковался до появления на Руси христианства.

Если славянский жених обнаруживал, что его новоявленная жена - девственница, он в гневе мог отказаться от неё, ведь это значило, что бедняжка так никому и не приглянулась до свадьбы — значит, порченая.

Непорочность у древних славян не имела совершенно никакой ценности. Как только девочки вступали в период полового созревания, с них снимали детские рубашки и надевали понёву — своеобразную набедренную повязку, знак готовности вступления в активную половую жизнь. С этого момента девочка превращалась в блудницу. Но не в том смысле, к которому мы привыкли, а в смысле, что она могла блуждать, бродить, искать подходящего жениха. Причем, чем больше у будущей невесты было партнёров, тем выше она ценилась, тем больше знала и умела. Что касается беременности — тут тоже было всё под контролем, славяне прекрасно разбирались в травах и знали такие надежные контрацептивы, которые нам и не снились. Половых инфекций тоже не существовало, как не существовало и осуждения. Так что незамужние девушки могли с радостью отдаться понравившемуся парню в любом удобном для этого месте.

Свадьба. Если иностранному путешественнику или христианскому летописцу нужно было представить наших предков в самом худшем виде, то нужно было обязательно описать дичайшие свадебные обряды. Как огромный парень со светлыми волосами и кожей цвета меди (буквальное описание типичной славянской внешности) в наброшенной на спину волчьей шкуре кидался в толпу девушек, пасущихся на лугу, и хватал самую привлекательную, после чего исчезал вместе с добычей, переброшенной через могучее плечо. Остальные же, ничуть не удивившись, продолжали куролесить на лугу, собирать травы, жечь костры и плести венки. Возможно, так оно и происходило. Однако, скорее всего, вор заранее договаривался с жертвой на одной из предыдущих «вечеринок», и такие дикие браки совершались по взаимному согласию. Однако умыкание невесты — это круто, зрелищно и эффектно. Поэтому их крали, а они подыгрывали, бледнея от счастья.

Это ритуалы, а сами браки заключались как раз на таких вечеринках — игрищах, где бродили блудницы из разных сел (к слову, им было лет по 12–14), выслеживая себе женихов, а женихи рассматривали невест во время танцев, оценивая их страстность и внешние данные. На таких игрищах, упомянутых у Нестора Летописца и в «Повести временных лет», юноши и девушки из разных сел танцевали на лесных полянах, заигрывая друг с другом, частично обнажаясь, перегляд

www.facebook.com

Обычай, КЛУБничка

Во времена Древней Руси существовал брачный обычай, когда старший боярин «дружок» жениха присутствовал в первую брачную ночь в спальне молодоженов. Если жених не мог справиться со своими обязанностями, старший боярин должен был его заменить. Сначала невеста была обязана на глазах у жениха сделать ему все, что он пожелает. После чего боярин уединялся с невестой и через несколько часов , когда все делала были сделаны возвращал ее жениху для исполнения супружеского долга. Этот обычай практиковался до появления на Руси христианства.

Если славянский жених обнаруживал, что его новоявленная жена - девственница, он в гневе мог отказаться от неё, ведь это значило, что бедняжка так никому и не приглянулась до свадьбы — значит, порченая.

Непорочность у древних славян

не имела совершенно никакой ценности. Как только девочки вступали в период полового созревания, с них снимали детские рубашки и надевали понёву — своеобразную набедренную повязку, знак готовности вступления в активную половую жизнь. С этого момента девочка превращалась в блудницу. Но не в том смысле, к которому мы привыкли, а в смысле, что она могла блуждать, бродить, искать подходящего жениха. Причем, чем больше у будущей невесты было партнёров, тем выше она ценилась, тем больше знала и умела. Что касается беременности — тут тоже было всё под контролем, славяне прекрасно разбирались в травах и знали такие надежные контрацептивы, которые нам и не снились. Половых инфекций тоже не существовало, как не существовало и осуждения. Так что незамужние девушки могли с радостью отдаться понравившемуся парню в любом удобном для этого месте.

Свадьба. Если иностранному путешественнику или христианскому летописцу нужно было представить наших предков в самом худшем виде, то нужно было обязательно описать дичайшие свадебные обряды. Как огромный парень со светлыми волосами и кожей цвета меди (буквальное описание типичной славянской внешности) в наброшенной на спину волчьей шкуре кидался в толпу девушек, пасущихся на лугу, и хватал самую привлекательную, после чего исчезал вместе с добычей, переброшенной через могучее плечо. Остальные же, ничуть не удивившись, продолжали куролесить на лугу, собирать травы, жечь костры и плести венки. Возможно, так оно и происходило. Однако, скорее всего, вор заранее договаривался с жертвой на одной из предыдущих «вечеринок», и такие дикие браки совершались по взаимному согласию. Однако умыкание невесты — это круто, зрелищно и эффектно. Поэтому их крали, а они подыгрывали, бледнея от счастья.

Это ритуалы, а сами браки заключались как раз на таких вечеринках — игрищах, где бродили блудницы из разных сел (к слову, им было лет по 12–14), выслеживая себе женихов, а женихи рассматривали невест во время танцев, оценивая их страстность и внешние данные. На таких игрищах, упомянутых у Нестора Летописца и в «Повести временных лет», юноши и девушки из разных сел танцевали на лесных полянах, заигрывая друг с другом, частично обнажаясь, переглядываясь и совершая страстные движения телами. Пары, сильно приглянувшиеся друг другу, уединялись, чтобы предаться любви и обменяться перстнями, сговорившись о следующей встрече, которая могла по совместительству оказаться свадьбой.

Секс традиции славянской Руси

тут были на руку молодежи.


Когда юная жена переезжала в дом мужа, родственники провожали её так называемыми соромницкими песнями, в которых детально описывали ей будущую первую брачную ночь и вообще всё, что ждёт её в постели с мужем. Такие песни пели в русских, белорусских и украинских деревнях вплоть до конца XIX века, а по содержанию они были настолько неприличны, что бедные монахи отказывались передавать их текст в летописях, ограничившись лишь, подобно Нестору, фразами вроде «срамословят перед отцами своими».

mylove.ru

Как лишали девственности в разных странах мира


Дефлорация девушек в древние времена была часто ритуальной процедурой, которую проводили женщины. Так у многих народностей Южной Америки ответственность за разрыв девственной плевы ложилась на повитух после рождения девочек или на матерей, которые лишали дочерей невинности еще в очень юном возрасте.
В Перу еще не так давно матери традиционно лишали девственности девочек в общественном месте. Подобные ритуалы имели место и на Камчатке, а также на острове Мадагаскар.

1. В былые времена существовала традиция, по которой молодые девушки отправлялись в лес, где невинности их лишали монахи-отшельники, носившие специальные одеяния  – шкуры и рога животных. Монахи эти принадлежали к особого рода братствам человекольвов, человеколошадей, человекобыков, человековолков и так далее. В зависимости от того к какому братству относился монах, он был одет в соответствующую шкуру животного.

2. Древние греческие и римские тексты содержат сведенья, согласно которым девушки в те времена достигали половой зрелости в возрасте 14 лет. До этого момента не считалось осудительным даже, если они ходили вовсе без одежды. Для девушек некоторых провинций было настоящим позором, если мужу они доставались нетронутыми – они должны были заблаговременно избавиться от девственности в специальном храме Большой Богине. Этой богине, которую в Элладе именовали Афродитой, в Финикии – Астартой, а в Вавилоне – Иштар. Именно ей и посвящалась жертва в виде порванной девственной плевы. В определенный день целомудренная девушка должна была прийти в храм и отдаться любому незнакомцу, который будет находится в храме. При этом мужчине запрещено было обнажать тело девушки, поскольку такое поведение приравнивалось к осквернению святыни. В римских храмах для лишение невинности могли использовать специальные фаллические статуэтки, изображавшие одного из божеств плодородия.

3. Во многих мусульманских странах, в частности в Египте и Саудовской Аравии, по сей день существует ритуал торжественной дефлорации – при этом девственная плева девушки разрывается указательным пальцем на правой руке. Палец оборачивается белой тканью, которая в результате совершения обряда должна окраситься в красный цвет.

4. На Востоке существовала даже особая профессия «кадебериз», представители которой занимались важным делом – лишали девственности девушек перед их вступлением в брак. Деятельность эта считалась опасной и очень ответственной.

5. В Черногории, Боснии, а также на севере Словаки существовал обычай, когда невесту символически лишал девственности «дружок» жениха, который считался на свадьбе самым главным. В давние времена этот процесс, вероятнее всего, был не символическим.

6. Во времена Древней Руси существовал брачный обычай, когда старший боярин «дружок» жениха присутствовал в первую брачную ночь в спальне молодоженов. Если жених не мог справиться со своими обязанностями, старший боярин должен был его заменить.

7. У представителей племени закаев острова Суматра девушку перед вступлением в брак должен был дефлорировать ее отец, при этом помогать ему должны дядья невесты, то есть братья матери и отца девушки, независимо от их возраста. Так, возле ложа девушки иногда собираются компании до 25 человек, из которых младшему может быть 10, а старшему 70 лет.

8. В Океании свою будущую жену жених доверял нескольким своим друзьям, которые должны были уйти с ней подальше от поселения и сделать все необходимое. К свадебной церемонии преходили после их возвращения в деревню.

9. Дефлорацию невесты в Камбодже совершал во время свадебной церемонии священнослужитель. Делал он это средним пальцем руки, который предварительно смачивал в вине. Вино это после процедуры должны были выпить члены семьи жениха.

10. В некоторых африканских племенах, а также почти у всех племен Южной Америки существовала древняя традиция, когда девушки самостоятельно лишали себя девственности при помощи специальных деревянных фаллоимитаторов. После проведения процедуры разорванная плева покрывалась специальными антисептическими растениями.

ukalitki.ru

— Дефлорация девушек в древние времена была

<**КАК ЛИШАЛИ ДЕВСТВЕННОСТИ В РАЗНЫХ СТРАНАХ МИРА**>

Дефлорация девушек в древние времена была часто ритуальной процедурой, которую проводили женщины. Так у многих народностей Южной Америки ответственность за разрыв девственной плевы ложилась на повитух после рождения девочек или на матерей, которые лишали дочерей невинности еще в очень юном возрасте.

В Перу еще не так давно матери традиционно лишали девственности девочек в общественном месте. Подобные ритуалы имели место и на Камчатке, а также на острове Мадагаскар.

1. В былые времена существовала традиция, по которой молодые девушки отправлялись в лес, где невинности их лишали монахи-отшельники, носившие специальные одеяния  – шкуры и рога животных. Монахи эти принадлежали к особого рода братствам человекольвов, человеколошадей, человекобыков, человековолков и так далее. В зависимости от того к какому братству относился монах, он был одет в соответствующую шкуру животного.

2. Древние греческие и римские тексты содержат сведенья, согласно которым девушки в те времена достигали половой зрелости в возрасте 14 лет. До этого момента не считалось осудительным даже, если они ходили вовсе без одежды. Для девушек некоторых провинций было настоящим позором, если мужу они доставались нетронутыми – они должны были заблаговременно избавиться от девственности в специальном храме Большой Богине. Этой богине, которую в Элладе именовали Афродитой, в Финикии – Астартой, а в Вавилоне – Иштар. Именно ей и посвящалась жертва в виде порванной девственной плевы. В определенный день целомудренная девушка должна была прийти в храм и отдаться любому незнакомцу, который будет находится в храме. При этом мужчине запрещено было обнажать тело девушки, поскольку такое поведение приравнивалось к осквернению святыни. В римских храмах для лишение невинности могли использовать специальные фаллические статуэтки, изображавшие одного из божеств плодородия.

3. Во многих мусульманских странах, в частности в Египте и Саудовской Аравии, по сей день существует ритуал торжественной дефлорации – при этом девственная плева девушки разрывается указательным пальцем на правой руке. Палец оборачивается белой тканью, которая в результате совершения обряда должна окраситься в красный цвет.

4. На Востоке существовала даже особая профессия «кадебериз», представители которой занимались важным делом – лишали девственности девушек перед их вступлением в брак. Деятельность эта считалась опасной и очень ответственной.

5. В Черногории, Боснии, а также на севере Словаки существовал обычай, когда невесту символически лишал девственности «дружок» жениха, который считался на свадьбе самым главным. В давние времена этот процесс, вероятнее всего, был не символическим.

6. Во времена Древней Руси существовал брачный обычай, когда старший боярин «дружок» жениха присутствовал в первую брачную ночь в спальне молодоженов. Если жених не мог справиться со своими обязанностями, старший боярин должен был его заменить. 

7. У представителей племени закаев острова Суматра девушку перед вступлением в брак должен был дефлорировать ее отец, при этом помогать ему должны дядья невесты, то есть братья матери и отца девушки, независимо от их возраста. Так, возле ложа девушки иногда собираются компании до 25 человек, из которых младшему может быть 10, а старшему 70 лет.

8. В Океании свою будущую жену жених доверял нескольким своим друзьям, которые должны были уйти с ней подальше от поселения и сделать все необходимое. К свадебной церемонии преходили после их возвращения в деревню.

9. Дефлорацию невесты в Камбодже совершал во время свадебной церемонии священнослужитель. Делал он это средним пальцем руки, который предварительно смачивал в вине. Вино это после процедуры должны были выпить члены семьи жениха.

10. В некоторых африканских племенах, а также почти у всех племен Южной Америки существовала древняя традиция, когда девушки самостоятельно лишали себя девственности при помощи специальных деревянных фаллоимитаторов. После проведения процедуры разорванная плева покрывалась специальными антисептическими растениями. 

galactikka.com

Невесту по кругу. Как обходились с женщинами древние славяне

У древних славян девушки имели больше прав и привилегий по сравнению с женщинами Востока или гречанками. Они жили под охраной отцов, вели свободную жизнь и до замужества могли иметь любовников и рожать детей. Более того, мужчины охотнее женились на тех, у кого уже был ребёнок, ведь это гарантировало, что его жена не будет бесплодна.

Замужем они лишались девичьих привилегий и полностью оказывались во власти мужа, а если он умирал, вдову могли живьём сжечь в погребальном костре или заживо похоронить в могиле.

Замужняя женщина не имела права изменить мужу: изменники — и жена, и любовник — наказывались смертью, причём извинения не принимались.

Несмотря на такую "строгость нравов", у древних славян существовало право первой ночи, когда жених должен был уступить свою будущую и часто ещё девственную жену знакомым, родственникам, а иногда и совершенно посторонним людям.

Женщин умыкали и принуждали

Брачные обычаи славян были разными. У полян, кривичей и словен они были более цивилизованными: семьи действовали по предварительному сговору, спрашивали согласия девушки, после чего родители приводили невесту в дом жениха и несли приданое. Несколько жён могли иметь только князья и знать, остальные жили с одной супругой.

Более архаичные браки существовали у древлян, родимичей, вятичей и северян. Вплоть до крещения Руси в ряде поселений семьи были коллективными, а в некоторых местах было распространено многожёнство. Здесь воля девушки в расчёт не принималась. Мужчины договаривались между родами, а потом невесту просто "умыкали" и принуждали к браку. Традиция "умыкания невесты" практиковалась и без сговора. Проще говоря, незамужнюю женщину и особенно молоденькую девушку мог насильно увезти любой, кому она приглянулась.

Даже после принятия христианства такие традиции сохранялись веками. И особенно это касалось традиций, связанных со свадьбой и смертью. Пусть теперь молодых и везли венчаться в храм, это не мешало до XVII века, а в некоторых местах и позже, соблюдать один из самых диких обычаев — право первой ночи, когда то, что должно было совершаться тайно, становилось достоянием всей деревни.

Главное — справиться

Брачное ложе чаще всего устраивали в доме жениха, а брачная ночь должна была состояться в первый день свадьбы. Молодым стелили в холодном помещении на полу: в подклети, хлеву, амбаре, сеннике. Обычно постель приносилась в качестве приданого невесты. Её стелили не только женщины, этим могли заниматься дружка жениха (приятель) и сваха или только мужчины, например дружка или деверь. В центральных регионах Московской Руси для этого назначался специальный человек — "кормовой".

В постель часто подкладывали предметы, имеющие эротическое значение: полено с сучком, чурбаны, плётку, тряпичных кукол, вожжи. Уже во время пира каждый из присутствующих имел право прижать невесту к стене — "чтобы привыкала".

Проводы молодых в спальню сопровождались эротическими песнями, грубыми выкриками и советами молодому мужу получше "порыться в меху". В спальне дружка хлестал плетью по стенам и старался выгнать из постели парочку, которая во время пира "грела постель", занимаясь плотским грехом, — это считалось залогом будущего хорошего секса жениха и невесты.

Постель приходилось выкупать. После чего невеста снимала с жениха сапоги в знак покорности, а потом её раздевали. Иногда это делал жених, а иногда дружка или сват. Венец невесты разрезали ножом или косой; девушку раздевали до рубашки, а иногда меняли на новую.

В покое молодых не оставляли ни на минуту: специальный человек — "клетник" — ездил вокруг амбара, якобы охраняя молодую пару, дружка поминутно кричал: "Чи вже?", пьяные гости интересовались, как идут дела, и плясали, изображая половой акт.

Если дела у жениха шли неважно, то в спальню к молодым запускали более опытную пару — для демонстрации процесса. Если и это не помогало и растерявшийся жених не был в состоянии исполнить долг, в тех регионах, где засвидетельствование девственности невесты в первую брачную ночь было обязательным, начиналось невообразимое.

Первым делом звали "боярина" — старшего на селе, чтобы исправил оплошность жениха. Если его не было, то звали родственников жениха: под Харьковом и под Сумами — дядю или отца, в районе Бреста — старшего брата, в Черниговской области — свата. Звали дружку, приятеля или деверя — мужа сестры, в некоторых сёлах под Житомиром для этого приглашали специального "свадебного музыканта".

В некоторых местностях невеста должна была первую брачную ночь провести с другом жениха, а в некоторых сёлах её клали между опытными мужчинами. Немудрено, что к утру всё это могло закончиться настоящей свалкой.

Да и обычай похищения невесты у жениха его друзьями у славян не так уж и невинен, как может показаться неискушённому человеку. Невесту крали с одной лишь целью — посмотреть, что досталось другу.

Как только невеста лишалась девственности, мужчины должны были засвидетельствовать это всем гостям — вынести её рубашку или простыни на обозрение. Гости в ответ били посуду.

Ранним утром молодых будили шумом, битьём горшков о стену, стуком в дверь, песнями и криками. Молодую жену вели к колодцу — для ритуального умывания. После такой брачной ночи это было необходимо. В произошедшем никто из гостей не видел ничего особенного — всё взрослое население с удовольствием предавалось подобным игрищам на русалии и на Ивана Купалу.

Обычай отдавать в первую ночь невесту "на пробу" старосте или старейшине общины был законодательно запрещён княгиней Ольгой в 946 году, после того как она приняла православие. Отныне и навсегда право первой ночи заменялось выкупом. Так было вплоть до закабаления русских крестьян, когда помещики снова вспомнили о праве первой ночи и вплоть до 1861 года совершенно безнаказанно растлевали невинных девушек и девочек.

Кстати, великая княгиня Ольга запретила и близкородственные браки, которые были распространены у славян. А сексуальные оргии с налётом мистицизма снова стали практиковаться раскольниками лишь в XVIII−XIX веках, когда в России появилось множество очень странных сект, многие из которых отрицали брак, но допускали сожительство и под видом "радений" предавались греху.

life.ru

КАК ЛИШАЛИ ДЕВСТВЕННОСТИ В РАЗНЫХ СТРАНАХ МИРА - Стерва & К°

Право первой ночи - это обычай, который был широко распространен во многих культурах и заключался в том, что первую брачную ночь невеста проводит со своим хозяином, владельцем, важным социальным лицом, вождем племени и т.д. Геродот, описывающий жизнь древних народов Африки, упоминает об этой традиции.

У некоторых народов считалось, что кровь, появляющаяся при лишении девственности и дефлорации, приносит зло и болезни. Поэтому лишить девственности невесту поручали старейшине племени или колдуну-то есть человеку сильному, способному противостоять козням злых чар.

И лишь после этого "готовую к употреблению" новобрачную отдавали жениху. Отсюда берет свое начало "право первой ночи". Раньше это была обязанность, причем чреватая последствиями. А много позже это стало почетным правом...

Чтобы обезопасить молодого и неопытного жениха, предпринимались различные меры. Часто обязанность лишить невесту невинности возлагалась не на жениха, а на более опытного мужчину:

  • В племенах Центральной Австралии, Центральной Америки, на Маркизских островах и в Новой Гвинее перед свадьбой пожилая женщина лишает девушку невинности костяным ножом или пальцем. Затем все мужчины из клана, к которому принадлежит жених, по очереди совокупляются с невестой, и только после этого она передается будущему супругу;
  • Жители племени куаньяма, что живет на границе с Намибией, в древности лишали девочек девственности при помощи куриного яйца;
  • У древних жителей Балеарских островов с невестой сначала ложился самый старший и почетный из гостей, затем следовали другие в зависимости от ранга и возраста. Жених был последним, кто удостаивался этой чести;
  • В папуасском племени арунто вся тяжесть этого интимного процесса ложилась на плечи друзей мужа. Незадолго до свадьбы жених просил двоих-троих приятелей похитить невесту и сорвать красный цветок ее невинности. С этого момента и до самой свадьбы все мужчины племени могли прийти в ее дом и "опробовать" новоиспеченную женщину;
  • В Северной Африке в начале нашей эры в первую брачную ночь все гости по очереди совокуплялись с невестой, и каждый гость дарил ей специально приготовленный подарок;
  • У народа, жившего в Индии, на свадьбу для этой цели приглашался мужчина со стороны. Он оставался в деревне на одну ночь и вступал в половой контакт с невестой;
  • В Древнем Египте. В определенный день девственница приходила в храм Великой Богини и отдавалась первому подвернувшемуся мужчине;
  • У древних скандинавских племен с наступлением темноты перед первой брачной ночью волхв утаскивал девственницу в лес, разжигал костер и приносил богине Фрие жертву - лося или кабана. И только после этого совершал с девушкой ритуальное соитие и лишение девственности;
  • В средние века роль волхва унаследовал феодал, причем лишение девственности крепостных девушек было не только его правом, но и священной обязанностью. Владетельным графам и герцогам в год приходилось дефлорировать до сотни девственниц. В некоторых областях России такая практика оставалась вплоть до отмены крепостного права.

Дефлорация девушек в древние времена была часто ритуальной процедурой, которую проводили женщины. Так у многих народностей Южной Америки ответственность за разрыв девственной плевыложилась на повитух после рождения девочек или на матерей, которые лишали дочерей невинности еще в очень юном возрасте.

  • В Перу еще не так давно матери традиционно лишали девственности девочек в общественном месте. Подобные ритуалы имели место и на Камчатке, а также на острове Мадагаскар.
  • В былые времена существовала традиция, по которой молодые девушки отправлялись в лес, где невинности их лишали монахи-отшельники, носившие специальные одеяния – шкуры и рога животных. Монахи эти принадлежали к особого рода братствам человекольвов, человеколошадей, человекобыков, человековолков и так далее. В зависимости от того к какому братству относился монах, он был одет в соответствующую шкуру животного.
  • Древние греческие и римские тексты содержат сведенья, согласно которым девушки в те времена достигали половой зрелости в возрасте 14 лет. До этого момента не считалось осудительным даже, если они ходили вовсе без одежды. Для девушек некоторых провинций было настоящим позором, если мужу они доставались нетронутыми – они должны были заблаговременно избавиться от девственности в специальном храме Большой Богине. Этой богине, которую в Элладе именовали Афродитой, в Финикии – Астартой, а в Вавилоне – Иштар. Именно ей и посвящалась жертва в виде порванной девственной плевы. В определенный день целомудренная девушка должна была прийти в храм и отдаться любому незнакомцу, который будет находится в храме. При этом мужчине запрещено было обнажать тело девушки, поскольку такое поведение приравнивалось к осквернению святыни. В римских храмах для лишение невинности могли использовать специальные фаллические статуэтки, изображавшие одного из божеств плодородия.
  • Во многих мусульманских странах, в частности в Египте и Саудовской Аравии, по сей день существует ритуал торжественной дефлорации – при этом девственная плева девушки разрывается указательным пальцем на правой руке. Палец оборачивается белой тканью, которая в результате совершения обряда должна окраситься в красный цвет.
  • На Востоке существовала даже особая профессия «кадебериз», представители которой занимались важным делом – лишали девственности девушек перед их вступлением в брак. Деятельность эта считалась опасной и очень ответственной.
  • В Черногории, Боснии, а также на севере Словаки существовал обычай, когда невесту символически лишал девственности «дружок» жениха, который считался на свадьбе самым главным. В давние времена этот процесс, вероятнее всего, был не символическим.
  • Во времена Древней Руси существовал брачный обычай, когда старший боярин «дружок» жениха присутствовал в первую брачную ночь в спальне молодоженов. Если жених не мог справиться со своими обязанностями, старший боярин должен был его заменить.
  • У представителей племени закаев острова Суматра девушку перед вступлением в брак должен был дефлорировать ее отец, при этом помогать ему должны дядья невесты, то есть братья матери и отца девушки, независимо от их возраста. Так, возле ложа девушки иногда собираются компании до 25 человек, из которых младшему может быть 10, а старшему 70 лет.
  • В Океании свою будущую жену жених доверял нескольким своим друзьям, которые должны были уйти с ней подальше от поселения и сделать все необходимое. К свадебной церемонии преходили после их возвращения в деревню.
  • Дефлорацию невесты в Камбодже совершал во время свадебной церемонии священнослужитель. Делал он это средним пальцем руки, который предварительно смачивал в вине. Вино это после процедуры должны были выпить члены семьи жениха.
  • В некоторых африканских племенах, а также почти у всех племен Южной Америки существовала древняя традиция, когда девушки самостоятельно лишали себя девственности при помощи специальных деревянных фаллоимитаторов. После проведения процедуры разорванная плева покрывалась специальными антисептическими растениями.

В Европе этот обычай просуществовал до XVII - XVIII веков в различных странах. В Швейцарии это право исчезло в конце XVI века, в некоторых германских государствах оно в это время стало заменяться выкупом, данью. В Баварии этот обычай существовал до XVIII века.

В русских традициях, брачная ночь (подклет), - это один из основных свадебных обрядов, физическое и правовое скрепление брака. Брачная ночь обычно следовала за венчанием и свадебным пиром и проходила в доме родителей жениха. В южнорусских губерниях, там, где после венчания новобрачные возвращались в родительские дома, ее устраивали в доме родителей невесты до главного свадебного пира. Местом проведения брачной ночи всегда служило холодное помещение: подклет, клеть, горница, чулан, сенник, баня, амбар, иногда хлев или овчарня.

При этом использовались постельные принадлежности из приданого невесты. Высокое брачное ложе сооружали на деревянном настиле. На доски укладывали мешки с мукой, ржаные снопы, несколько матрасов, набитых сеном, иногда перину, множество подушек. Все это покрывали белой простыней с вышитым подзором, спускавшимся до самого пола, красивым одеялом. Постель для новобрачных застилали постельницы — свашки со стороны жениха и невесты, а также мать или сестра жениха. После того как устройство брачного ложа было закончено, постельницы укладывали под него кочергу, сковородник, несколько поленьев и обходили постель с веткой рябины или можжевельника, которую потом втыкали в стену.

Считалось, что кочерга, сковородник, можжевельник, рябина могут обеспечить новобрачным защиту от злых сил, мешки с мукой и ржаные снопы - благополучие в совместной жизни. Поленья же символизировали будущих детей: чем больше положить поленьев под ложе новобрачных, тем больше будет у них детей. На брачную постель молодых провожали дружка, свашки, иногда все свадебники, т. е. все приглашенные на свадебный пир. Проводы новобрачных сопровождались хохотом, шумом, прибаутками, эротическими наставлениями, песнями. Свадебники, провожавшие новобрачных на постель, хором пели.

Первым в брачную комнату обычно входил дружка и несколько раз ударял по постели кнутом, отпугивая нечистую силу. В ряде мест России существовал обычай, по которому дружка должен был заплатить постельницам выкуп. Дверь спальной комнаты закрывали на замок и ставили снаружи клетника — охранника, в его задачу входило охранять новобрачных от нечистой силы, которая могла их испортить, и отгонять подзагулявших свадебников.

Оставшись одни, новобрачные должны были выполнить ряд утвержденных традицией обрядовых действий, обеспечивавших, по поверью, согласную супружескую жизнь, богатство, здоровое потомство. Так, например, перед тем как лечь в постель, новобрачным полагалось съесть курицу и хлеб. Причем хлеб рассматривался как символ будущего богатства молодых, а курица — как знак их будущей плодовитости.

Согласная супружеская жизнь, с точки зрения крестьян, достигалась покорностью жены мужу. Новобрачной приходилось продемонстрировать смирение, сняв сапоги с мужа. Этот старинный обычай упоминался еще в первой русской летописи — в «Повести временных лет». Желание быть хозяином в семье новобрачный демонстрировал, заставляя невесту просить у него разрешения лечь с ним в постель. Во время брачной ночи к молодым несколько раз заходил дружка, справляясь о том, состоялся ли половой акт. По обычаю, распространенному почти во всех местностях России, дефлорация девушки в первую брачную ночь была обязательной. Если все заканчивалось благополучно, дружка оповещал об этом пирующих гостей, а молодых или выводил к гостям, или же оставлял в спальной комнате до утра. Обрадованные гости запевали частушки эротического содержания, в которых рассказывалось о событии, происшедшем между женихом и невестой.

Утром новобрачных будили и проверяли добрачное целомудрие девушки. Будили обычно те, кто отводил молодых в спальню (дружка, свашки, иногда родители, свадебники), стуком в дверь, криками, звоном колокольчиков, битьем горшков о дверь или порог комнаты, одергиванием одеяла, обливанием водой. Оповещение родни, гостей и всей деревни о том, что невеста до свадьбы, сохранила или, наоборот, утратила «честно-похвально девичество», происходило через обрядово-игровые действия. Так, например, в селах Пермской губернии, в случае если новобрачная оказалась «честной», дом молодоженов украшали полотенцами и скатертями с красными вышивками. Такие же полотенца дружка привязывал к дугам лошадей, отправляясь к родителям новобрачной.

Во Владимирской губернии о целомудренном поведении девушки до свадьбы свидетельствовала брачная простыня, вывешенная в переднем углу избы. В некоторых деревнях свадебники во главе со свашкой и дружкой с гиканьем, криками, звоном и шумом ездили по деревне, размахивая, как флагом, рубашкой новобрачной.

В станицах донских казаков всем гостям второго дня свадьбы прикалывалась гроздь калины. Нередко при благополучном исходе брачной ночи начинали бить горшки, приговаривая: «Сколько кусочков, столько сыночков, сколько в лесу кочек, столько дочек». В случае «нечестности» молодой женщины, утратившей девственность до брака, ее родителям надевали на шею хомут, отцу новобрачной подавали пиво в дырявом стакане. Такому же унижению подвергалась и сваха: «Свахе первая чарка и первая палка».

Требование целомудрия от невесты, а в некоторых деревнях и от жениха, диктовалось представлениями крестьян о том, что превращение девушки в женщину, а юноши в мужчину могло произойти только в ходе выполнения обрядов, соблюдаемых в определенном порядке. Нарушение их последовательности рассматривалось как нарушение хода жизни, посягательство на ее основы. Существовало представление, что девушка, потерявшая девственность до брака, будет бесплодной, рано останется вдовой или оставит вдовцом мужа, что семье грозят голод и нищета. Брачная ночь считалась очень важным обрядом свадебного ритуала.

Она заканчивала серию обрядовых действий, связанных с переходом девушки и парня из одной половозрастной категории в другую. Этот переход на символическом уровне осмыслялся как смерть и воскресение. Девушка и парень после брачной ночи, по древним представлениям, возрождались в новом качестве, что выражалось в перемене прически, головного убора, одежды, поведения. Брачная ночь превращала парня, вьюношу, молодца в молодого, а девушку, девку, девицу, деву в молодицу, молодушку, молодку.

sterva.mirtesen.ru

КАК ЛИШАЛИ ДЕВСТВЕННОСТИ НА РУСИ – Telegraph

Сашка Бородач

Во времена Древней Руси существовал брачный обычай, когда старший боярин «дружок» жениха присутствовал в первую брачную ночь в спальне молодоженов. Если жених не мог справиться со своими обязанностями, старший боярин должен был его заменить. Сначала невеста была обязана на глазах у жениха сделать ему все, что он пожелает. После чего боярин уединялся с невестой и через несколько часов , когда все делала были сделаны возвращал ее жениху для исполнения супружеского долга. Этот обычай практиковался до появления на Руси христианства.

Если славянский жених обнаруживал, что его новоявленная жена - девственница, он в гневе мог отказаться от неё, ведь это значило, что бедняжка так никому и не приглянулась до свадьбы — значит, порченая.

Непорочность у древних славян

не имела совершенно никакой ценности. Как только девочки вступали в период полового созревания, с них снимали детские рубашки и надевали понёву — своеобразную набедренную повязку, знак готовности вступления в активную половую жизнь. С этого момента девочка превращалась в блудницу. Но не в том смысле, к которому мы привыкли, а в смысле, что она могла блуждать, бродить, искать подходящего жениха. Причем, чем больше у будущей невесты было партнёров, тем выше она ценилась, тем больше знала и умела. Что касается беременности — тут тоже было всё под контролем, славяне прекрасно разбирались в травах и знали такие надежные контрацептивы, которые нам и не снились. Половых инфекций тоже не существовало, как не существовало и осуждения. Так что незамужние девушки могли с радостью отдаться понравившемуся парню в любом удобном для этого месте.

Свадьба

Если иностранному путешественнику или христианскому летописцу нужно было представить наших предков в самом худшем виде, то нужно было обязательно описать дичайшие свадебные обряды. Как огромный парень со светлыми волосами и кожей цвета меди (буквальное описание типичной славянской внешности) в наброшенной на спину волчьей шкуре кидался в толпу девушек, пасущихся на лугу, и хватал самую привлекательную, после чего исчезал вместе с добычей, переброшенной через могучее плечо. Остальные же, ничуть не удивившись, продолжали куролесить на лугу, собирать травы, жечь костры и плести венки. Возможно, так оно и происходило. Однако, скорее всего, вор заранее договаривался с жертвой на одной из предыдущих «вечеринок», и такие дикие браки совершались по взаимному согласию. Однако умыкание невесты — это круто, зрелищно и эффектно. Поэтому их крали, а они подыгрывали, бледнея от счастья.

Это ритуалы, а сами браки заключались как раз на таких вечеринках — игрищах, где бродили блудницы из разных сел (к слову, им было лет по 12–14), выслеживая себе женихов, а женихи рассматривали невест во время танцев, оценивая их страстность и внешние данные. На таких игрищах, упомянутых у Нестора Летописца и в «Повести временных лет», юноши и девушки из разных сел танцевали на лесных полянах, заигрывая друг с другом, частично обнажаясь, переглядываясь и совершая страстные движения телами. Пары, сильно приглянувшиеся друг другу, уединялись, чтобы предаться любви и обменяться перстнями, сговорившись о следующей встрече, которая могла по совместительству оказаться свадьбой.

Секс традиции славянской Руси

Когда юная жена переезжала в дом мужа, родственники провожали её так называемыми соромницкими песнями, в которых детально описывали ей будущую первую брачную ночь и вообще всё, что ждёт её в постели с мужем. Такие песни пели в русских, белорусских и украинских деревнях вплоть до конца XIX века, а по содержанию они были настолько неприличны, что бедные монахи отказывались передавать их текст в летописях, ограничившись лишь, подобно Нестору, фразами вроде «срамословят перед отцами своими».

telegra.ph

Как лишали девственности в разных странах мира

Как лишали девственности в разных странах мира - История и этнология. Факты. События. Вымысел. — LiveJournal ?
Как лишали девственности в разных странах мира
bolivar_s wrote in hist_etnol
August 21st, 2017
Как лишали девственности в разных странах мира
Дефлорация девушек в древние времена была часто ритуальной процедурой, которую проводили женщины. Так у многих народностей Южной Америки ответственность за разрыв девственной плевы ложилась на повитух после рождения девочек или на матерей, которые лишали дочерей невинности еще в очень юном возрасте.
В Перу еще не так давно матери традиционно лишали девственности девочек в общественном месте. Подобные ритуалы имели место и на Камчатке, а также на острове Мадагаскар.
1. В былые времена существовала традиция, по которой молодые девушки отправлялись в лес, где невинности их лишали монахи-отшельники, носившие специальные одеяния  – шкуры и рога животных. Монахи эти принадлежали к особого рода братствам человекольвов, человеколошадей, человекобыков, человековолков и так далее. В зависимости от того к какому братству относился монах, он был одет в соответствующую шкуру животного.
2. Древние греческие и римские тексты содержат сведенья, согласно которым девушки в те времена достигали половой зрелости в возрасте 14 лет. До этого момента не считалось осудительным даже, если они ходили вовсе без одежды. Для девушек некоторых провинций было настоящим позором, если мужу они доставались нетронутыми – они должны были заблаговременно избавиться от девственности в специальном храме Большой Богине. Этой богине, которую в Элладе именовали Афродитой, в Финикии – Астартой, а в Вавилоне – Иштар. Именно ей и посвящалась жертва в виде порванной девственной плевы. В определенный день целомудренная девушка должна была прийти в храм и отдаться любому незнакомцу, который будет находится в храме. При этом мужчине запрещено было обнажать тело девушки, поскольку такое поведение приравнивалось к осквернению святыни. В римских храмах для лишение невинности могли использовать специальные фаллические статуэтки, изображавшие одного из божеств плодородия.
3. Во многих мусульманских странах, в частности в Египте и Саудовской Аравии, по сей день существует ритуал торжественной дефлорации – при этом девственная плева девушки разрывается указательным пальцем на правой руке. Палец оборачивается белой тканью, которая в результате совершения обряда должна окраситься в красный цвет.
4. На Востоке существовала даже особая профессия «кадебериз», представители которой занимались важным делом – лишали девственности девушек перед их вступлением в брак. Деятельность эта считалась опасной и очень ответственной.
5. В Черногории, Боснии, а также на севере Словаки существовал обычай, когда невесту символически лишал девственности «дружок» жениха, который считался на свадьбе самым главным. В давние времена этот процесс, вероятнее всего, был не символическим.
6. Во времена Древней Руси существовал брачный обычай, когда старший боярин «дружок» жениха присутствовал в первую брачную ночь в спальне молодоженов. Если жених не мог справиться со своими обязанностями, старший боярин должен был его заменить.
7. У представителей племени закаев острова Суматра девушку перед вступлением в брак должен был дефлорировать ее отец, при этом помогать ему должны дядья невесты, то есть братья матери и отца девушки, независимо от их возраста. Так, возле ложа девушки иногда собираются компании до 25 человек, из которых младшему может быть 10, а старшему 70 лет.
8. В Океании свою будущую жену жених доверял нескольким своим друзьям, которые должны были уйти с ней подальше от поселения и сделать все необходимое. К свадебной церемонии преходили после их возвращения в деревню.
9. Дефлорацию невесты в Камбодже совершал во время свадебной церемонии священнослужитель. Делал он это средним пальцем руки, который предварительно смачивал в вине. Вино это после процедуры должны были выпить члены семьи жениха.
10. В некоторых африканских племенах, а также почти у всех племен Южной Америки существовала древняя традиция, когда девушки самостоятельно лишали себя девственности при помощи специальных деревянных фаллоимитаторов. После проведения процедуры разорванная плева покрывалась специальными антисептическими растениями.
Источник:
http://v-shoke.com   https://salik.biz/articles/32525-kak-lishali-devstvennosti-v-raznyh-stranah-mira.html

hist-etnol.livejournal.com

какие языческие браки существовали на Руси — Рамблер/субботний

Брак на Руси издревле считался естественным состоянием взрослого человека: подавляющее большинство людей жило семьями. Отказ от брака ставил холостяка в подчиненное положение по отношению к женатому мужчине. Холостяк считался либо нездоровым, либо незрелым. Исключение составляли профессиональные воины и жрецы.

Брак в языческой Руси

Российский историк Василий Осипович Ключевский в своих работах выделял несколько типов брака, существовавших в языческой Руси. Это «умычка», или кража понравившейся женщины с последующим сожительством. При этом мнение женщины часто не учитывалось, а воровской способ приобретения невесты был отрицанием института брака в любом его виде. Бывало и так, что кража совершалась по взаимной договоренности, если родители жениха и невесты были против: «и ту умыкаху жены собе, съ нею же кто съвещашеся», — писалось в «Повести временных лет».

Этот обычай существовал вплоть до XII века.

Невест крали, когда девушки ходили за водой или во время блудных игрищ на праздники Ивана Купалы или богини Лады.

Был еще один способ умыкания: кража девушки с последующей дачей вена за жену ее родителям. Этот способ осуществлялся в том случае, если жениху было важно наладить отношения с родней невесты.

Еще один вариант — продажа невесты по соглашению с её родственниками, который профессор Ключевский считал более «прогрессивным» по отношению к краже, ведь в этом случае насилие заменялось сделкой.

Браки среди князей

Бывало на Руси и «хождение за невестой», когда жених являлся издалека и платил родителям вено. Самый известный случай такого брака — это появление при дворе Ярослава Мудрого скандинавского конунга Харальда Сурового, который какое-то время работал на Ярослава, а потом ушел в Византию зарабатывать вено на выкуп старшей дочери Ярослава — Елизаветы. И только выплатив вено, женился на ней и стал королем Норвегии.

А бывало и так, что невесту приводили к жениху и либо брали с него плату, либо давали с ней еще и приданое. Очевидно, в последнем случае в браке были гораздо больше заинтересованы родственники жены, которые желали от брака некоторых выгод.

Очевидно, последние два вида брака чаще существовали среди знатных особ и князей. Например, князя Ярополка Святославовича отец женил на гречанке из Тьмутаракани, «приведши ее к сыну».

Русский философ, Константин Алексеевич Неволин, считал, что виды брака, когда невесту приводят жениху или когда жених приезжает за невестой, существовали на Руси параллельно и были обусловлены обычаями разных славянских племен.

В каждом виде брака, кроме умыкания, бракосочетание молодых проходило прилюдно, при свидетелях, среди которых были не только родственники, но и друзья, и соседи. Таким образом брак становился узаконенным для всей общины.

Церковный брак

После того как Русь приняла православие, появился еще один, самый главный вид брака — венчание в храме перед Богом. Теперь союзу мужчины и женщины законность придавалась не только людьми, присутствующими на бракосочетании, но и самим Творцом.

Казалось бы, красивое Таинство должно было вытеснить другие виды брака, однако «умыкание» невест на Руси практиковалась вплоть до XV века.
Правда, чаще всего такое происходило с согласия девушки — в этом случае недовольство родителей было легче загладить. В конце XIII века новгородский митрополит Кирилл II сетовал, что даже из церкви православные «водят невест к воде».

Языческие браки после крещения Руси

Наряду с церковными браками еще несколько веков существовали и другие виды браков, с чем церковь была вынуждена мириться. Историк, Ярослав Николаевич Щапов, указывал, что церковные суды, решая дела о наследстве, вынуждены были фактически признавать не венчанные отношения мужчин и женщин.

В «Поучении» новгородского архиепископа Ильи, которое тот написал в XII веке, есть перечисление нецерковных браков, существовавших в народе.

Их четыре: «въ вечере жену привелъ», жену «оумчалъ»; «положилъ девку жене» и «любо съблялъся», причем епископ уточняет, что в каждом случае брак не венчан, и призывает священников, если кто из согрешивших захочет венчаться, того венчать обязательно, даже если пара уже прижила детей.

Очевидно, что в первом случае речь идет об обычном языческом бракосочетании, при котором мужчина уводит женщину к себе. Во втором случае речь идет о краже или о насильственном умыкании женщины в дом к мужчине.

Словосочетание «Положил девку жене» означало примерно то же самое — привести («положить») девушку в дом в качестве именно жены, однако без ее на это согласия.

Подобный вид брака практиковался как со свободными женщинами, так и с рабынями (с наложницами) или с пленницами. Ипатьевская летопись даже упоминает об отнимании князем жены у священника: «взя у попа жену — и постави себе жену, и родися у нее два сына». То есть женщина, которую принуждают к браку, могла уже состоять в браке, причем в церковном.

Ну, а последний вид нецерковного брака был сожительством по взаимному согласию без какой-либо официальной фиксации отношений. Такой вид связи рассматривался как непрочный и подлежал наибольшему общественному осуждению, так как граничил с блудом. Возможно, это было обусловлено правовой незащищенностью женщины в глазах общинников.

Специалист по русскому праву, профессор Юрий Владимирович Оспенников, в работе «О видах брачных связей в русском праве XII–XV вв» указывает, что основной отличительной чертой между блудом и браком было проживание женщины в доме мужчины, куда он ее приводил в день бракосочетания.

Если женщина жила с мужчиной порознь или они жили в ее доме, подобный союз признавался неправомочным и даже с языческой точки зрения подлежал осуждению.

Исключением из этого правила был обычай, распространенный на Русском Севере и в некоторых центральных губерниях России, когда вышедшая замуж молодая женщина какое-то время продолжала жить в доме у родителей — иногда до года. Они по-прежнему продолжали обеспечивать ее всем необходимым, но при этом она считалась замужней женщиной со всеми вытекающими отсюда супружескими обязанностями.

weekend.rambler.ru

Крестьянский блуд и помещичьи гаремы. Интимные традиции на Руси

Кто будет спорить с тем, что нужно знать свою историю? Сегодня Anews хочет углубиться в этот предмет под углом, который освещается нечасто.

Что известно о сексе в языческую эпоху? Насколько пуританским было русское село? И до чего могла довести вседозволенность помещиков?

Дефлорация от волхвов и свальный грех

О сексуальных традициях древних славян известно немного. Считается, что нравы в языческий период были свободнее, чем в христианский. Это отражалось и в религиозных символах - например, довольно распространенным был фаллический культ, связанный с Ярилой, богом Солнца.

Ярила (или Ярило), современная скульптура. Фото - Википедия

Нашим предкам приписываются довольно экстравагантные обычаи. Одним из таких является ритуал с целью добиться хорошего урожая. Раздеваясь догола, молодые девушки ходили по полю, чтобы поделиться с землей своей детородной силой. Мужчины раздевались при засевании. Порой все это раздевание перерастало в секс и перекатывание по полю туда-сюда.

Также считается, что для славян совершенно не была критичной девственность невесты - наоборот, обширный сексуальный опыт считался в глазах жениха достоинством. Отчасти это подтверждается существовавшим тогда обычаем, согласно которому невеста не должна была лишаться девственности в первую брачную ночь - в случае необходимости эту «процедуру» организовывали за день до свадьбы волхвы.

Виктор Васнецов «Встреча князя Олега с кудесником (волхвом)»

Одной из самых ярких традиций, соединивших языческие времена и христианские, стал праздник Ивана Купалы. С этой волшебной ночью, в которую по поверью цветет папоротник, связаны многие интимные традиции. Здесь и прыжки через костер, когда у девушек задирались юбки и оголялись укромные места. Здесь и волнующие путешествия по ночному лесу, когда люди находили себе пару и предавались любви без обязательств - дети же, рожденные от таких связей, считались посланными высшими силами.

Парный прыжок мужчины и женщины через костер во время современного праздника Ивана Купалы. Фото - Википедия

Некоторые версии склонны предавать этим гуляниям большой размах - будто бы праздничная ночь превращалась в настоящие оргии с беспорядочной сменой партнеров. Называлось такое действо «свальный грех», дав начало довольно известному выражению.

Необычную сексуальную традицию описывал также итальянский путешественник Лактанций Рокколини, в XVI веке по повелению короля Карла V нанесший визит в Россию. Как-то, сбившись с пути, Рокколини с товарищами наткнулся на одно селение. Жители радушно приняли гостей и привели их в большой дом, где собрались много мужчин и женщин. Собравшиеся пели, плясали, а все пространство было освещено одной лучиной. Рокколини объяснили, что он видит древний обычай под названием «гаски», заключавшийся в следующем:

«В известное время собираются вместе соседские мужчины и женщины и, поплясав и позабавившись вместе порядком, тушат лучину, после чего каждый берет ту женщину, которая случилась к нему ближе, и совершает с ней половой акт; затем лучина снова зажигается, и снова начинаются пляски, пока не рассветет и все отправятся по домам. В этот вечер лучину уже тушили два раза, и два раза совершен акт с теми, на кого случай наткнул в темноте».

Снохачество и другой крестьянский блуд

Утверждается, что подобные обычаи существовали в российских селах вплоть до конца XIX века. Этнограф Сергей Максимов в книге 1859 года «Год на севере» приводит слова священника села Койнос Архангельской губернии: «На беседах по зимам, не боясь ни чьего сглазу, мужики обнимают баб и огни гасят...»

Сергей Максимов. Фото - Википедия

Архангельская губерния вообще отличалась вполне свободными нравами. В книге Юрия Семенова «Пережитки первобытных форм отношений полов в обычаях русских крестьян XIX – начала XX в.» говорится:

«В Мезенском уезде Архангельской губернии невинность девушки совершенно не ценилась. Более того, девица, родившая ребенка, имела больше шансов выйти замуж, чем сохранившая целомудрие. Не требовалась «чистота нравов» от девушек и в других местах этой же губернии. Это нашло отражение в пословице "девушка не травка, вырастет не без славки".

В фундаментальном труде, посвященном этнографии Вологодской губернии, утверждается, что "в большей части деревень девичьему целомудрию не придается строгого значения. Есть местности, где девка, имевшая ребенка, скорее выйдет замуж, чем целомудренная, так как она, знают, не будет неплодна". Как сообщали местные информаторы, "редкая из наших девок не гуляет до замужества". Что же касается парней, то они начинают "баловаться" едва минет 15 лет и к моменту вступления в брак каждый из них "знает не одну девку"».

Впрочем, отношение к вопросу невинности сильно разнилось по регионам. Доктор исторических наук Владимир Безгин в труде «Крестьянская повседневность (традиции конца XIX – начала ХХ века)» пишет:

«В Воронежской губернии еще в 80-е гг. XIX в. существовал обычай поднимать молодых. Новобрачная в одной рубахе вставала с постели и встречала свекровь и родню жениха. Такая демонстрация, восходящая своими корнями к языческим верованиям, имела цель публично удостоверить невинность невесты.

Тяжелыми были последствия для "нечестной" невесты. Ее родню с бранью выгоняли, саму избивали до полусмерти и заставляли трехкратно ползать на коленях вокруг церкви. За потерю чести провинившуюся девушку в деревне наказывали тем, что отрезали косу, пачкали рубаху дегтем и без юбки проводили по улице. После такого позора ее уже никто не брал замуж, и она оставалась в девках».

Непростыми были отношения и после брака. Безгин указывает:

«В крестьянском дворе, когда бок о бок жило несколько семей, порой возникали замысловатые любовные треугольники. Так, в орловском селе Коневке было "распространено сожительство между деверем и невесткой. В некоторых семействах младшие братья потому и не женились, что жили со своими невестками".

По мнению тамбовских крестьян, кровосмешение с женой брата вызывалось качественным превосходством того брата, который отбил жену. Братья не особенно ссорились по этому поводу, а окружающие к такому явлению относились снисходительно. Дела о кровосмешении не доходили до волостного суда, и кровосмесителей никто не наказывал».

Но один вариант подобных отношений стал по-настоящему известен. «Нигде, кажется, кроме России, – писал журналист и политик Владимир Набоков, – нет по крайне мере того, чтобы один вид кровосмешения приобрел характер почти нормального бытового явления, получив соответствующее техническое название».

Снохачество заключалось в том, что переехавшая в дом мужа молодая девушка становилась объектом домогательств со стороны еще не старого и полного сил свекра - «снохача», согласно традиционному выражению.

Владимир Маковский «Свекор»

Некоторые главы патриархальных крестьянских семей именно для этого и устраивали браки сыновей на 16-17 летних невестах. Вскоре после женитьбы новоявленный муж по повелению главы семьи отправлялся на отхожий промысел и впоследствии наведывался домой лишь несколько раз в год. Его жена же оставалась в полном распоряжении свекра.

Склоняя невестку к сожительству, снохач сполна пользовался ее зависимым положением. В ход шли и подарки, и поблажки по домашней работе, а порой и физическая угроза. Подобные случаи родили на селе поговорку: "Смалчивай, невестка - сарафан куплю".

Некоторые женщины пытались обращаться в суд, но там подобные жалобы предпочитали не рассматривать. Снохачи же не особенно боялись и собственных жен. Вот какой рассказ был восстановлен по корреспонденции одного из жителей Орловской губернии:

«Богатый крестьянин Семин 46 лет, имея болезненную жену, услал двух своих сыновей на "шахты", сам остался с двумя невестками. Начал он подбиваться к жене старшего сына Григория, а так как крестьянские женщины очень слабы к нарядам и имеют пристрастие к спиртным напиткам, то понятно, что свекор в скорости сошелся с невесткой. Далее он начал "лабуниться" к младшей. Долго она не сдавалась, но вследствие притеснения и подарков – согласилась.

Младшая невестка, заметив "амуры" свекра со старшей, привела свекровь в сарай во время их соития. Кончилось дело тем, что старухе муж купил синий кубовый сарафан, а невесткам подарил по платку».

Иногда подобные случаи приводили к настоящим драмам. Безгин пишет:

«В начале ХХ в. в калужском окружном суде слушалось дело Матрены К. и ее свекра Дмитрия К., обвиняемых в детоубийстве. Обвиняемая Матрена К., крестьянка, замужняя, 30 лет, на расспросы полицейского урядника призналась ему, что в продолжение шести лет, подчиняясь настоянию свекра, состоит в связи с ним, прижила от него сына, которому в настоящее время около пяти лет. От него же она забеременела вторично. Свекор Дмитрий К., крестьянин, 59 лет, узнав о приближении родов, приказал ей идти в ригу, и как только она родила, схватил ребенка, зарыл его в землю в сарае».

Михаил Зощенко «Волостной суд»

Ученый также отмечает, что отношение к снохачам по регионам было разным:

«В ряде мест, где снохачество было распространено, этому пороку не придавали особого значения. Более того, иногда о снохаче с долей сочувствия говорили: «Сноху любит. Ен с ней живет как с женой, понравилась ему".

<...>По отзывам крестьян Борисоглебского уезда Тамбовской губернии снохачество встречалось часто, но традиционно считалось в селе самым позорным грехом. Снохачи на сходе при решении общественных дел игнорировались, так как каждый мог им сказать: "Убирайся к черту, снохач, не твое тут дело"».

Всемогущий разврат помещиков

Отдельной главой сексуальной истории России стало крепостное право. Хроники говорят, что интимное внимание помещиков к своим крепостным крестьянкам было очень даже распространено. Например, во дворе уроженца Эфиопии Абрама Ганнибала, приближенного Петра I и прадеда поэта Александра Пушкина, очевидцы встречали немало смуглых и кучерявых черноволосых детишек.

Предположительно, портрет Абрама (Ибрагима) Ганнибала

Не оставались в стороне и «борцы за народное счастье» декабристы. В материалах дела об участнике восстания Осипе-Юлиане Горском говорилось:

«Сперва он содержал несколько (именно трех) крестьянок, купленных им в Подольской губернии. С этим сералем он года три тому назад жил в доме Варварина. Гнусный разврат и дурное обхождение заставили несчастных девок бежать от него и искать защиты у правительства,— но дело замяли у гр. Милорадовича».

Василий Тимм «Декабристы на Сенатской площади»

Впрочем, крепостные любовницы не всегда получали плохое обращение. 70-летний помещик Кошкарев, державший 10-12 девушек в качестве своеобразного гарема и еще нескольких для ублажения гостей, довольно хорошо их обеспечивал.

«Девушки все были очень развиты: они были прекрасно одеты и получали — как и мужская прислуга — ежемесячное жалованье и денежные подарки к праздничным дням. Одевались же все, конечно, не в национальное, но в общеевропейское платье» - писал один из гостей Кошкарева.

Несмотря на распространенность этого явления, некоторые случаи все же выбивались из общего ряда и подвергались общественному осуждению. В первой четверти XIX века таким стал случай генерала-лейтенанта Льва Измайлова из Тульской губернии. Помещик отличался своенравным и жестоким характером, издевался как над крестьянами, так и над чиновниками невысокого ранга. Еще в 1802 году император Александр I писал губернатору:

«До сведения моего дошло, что отставной генерал-майор Лев Измайлов … ведя распутную и всем порокам отверзтую жизнь, приносит любострастию своему самые постыдные и для крестьян утеснительные жертвы. Я поручаю вам о справедливости сих слухов разведать, без огласки, и мне с достоверностью донести».

Александр I на портрете Степана Щукина

Однако благодаря деньгам и связям расследование тянулось десятилетиями - подробности дела открылись лишь в 1828 году. Биограф Измайлова так описывал преступления помещика, создавшего себе гарем из 30 девушек:

«Несчастные эти девушки выпускались из этого своего терема или, лучше сказать, из постоянной своей тюрьмы только для недолговременной прогулки в барском саду или же для поездки в наглухо закрытых фургонах в баню. С самыми близкими родными, не только что с братьями и сестрами, но даже и с родителями, не дозволялось им иметь свиданий. Бывали случаи, что дворовые люди, проходившие мимо их окон и поклонившиеся им издали, наказывались за это жестоко.

Многие из этих девушек, — их было всего тридцать, число же это, как постоянный комплект, никогда не изменялось, хотя лица, его составлявшие, переменялись весьма часто,— поступали в барский дом с самого малолетства, надо думать, потому, что обещали быть в свое время красавицами. Почти все они на шестнадцатом году и даже раньше попадали в барские наложницы — всегда исподневольно, а нередко и посредством насилия.

Генерал Измайлов был тоже гостеприимен по-своему: к гостям его всегда водили на ночь девушек, а для гостей значительных или же в первый еще раз приехавших выбирались невинные, хоть бы они были только лет двенадцати от роду...»

Упоминается также, что Измайлов однажды взял в гарем… свою дочь от предыдущей наложницы.

Несмотря на такие злодеяния, помещика в итоге лишь отстранили от управления имением, позволив «по уважению к тяжкой его болезни» проживать в фамильном доме.

Еще одной зловещей фигурой стал помещик из Киевской губернии Виктор Страшинский. От первых обвинений в его адрес до решения суда в 1857 году также прошло порядка 25 лет, но в итоге было выяснено, что Страшинский изнасиловал более 500 девушек, причем в его собственном имении следователи не нашли ни одной неизнасилованной крестьянки - в поисках разнообразия помещик наведывался в имения родственников. Среди жертв преступника оказались также две его дочери от изнасилованной ранее крепостной. Еще две девушки не пережили надругательств.

Наказание, вынесенное 72-летнему Страшинскому, практически повторяло наказание Измайлова - считается, что накануне реформы крепостного права император Александр II не захотел ссориться с дворянами.

www.anews.com

Свадебные традиции в Российской империи. — Дневник — Православные знакомства «Азбука верности»

Русская семья испокон веков начиналась со свадьбы. Свадьбы бывали очень церемонные, пышные, "толстотрапезные", иногда сильно хмельные, с многодневными пирами и гостьбой на весь мир. Впрочем, преобладал все-таки старинный русский классический стиль. Присутствует и некоторая двойственность свадебного обряда XVIII — XIX веков, который не мог оторваться от традиционных принятых веками циклов сватовства, венчания и гостевания и одновременно тянулся к европейской моде. Свадьба в имперском дореволюционном обществе отличалась со стороны обрядности и внешности странной смесью "французского с нижегородским".

 

Большинство свадебных обрядов - это наследие языческой Руси, но некоторые из них появились лишь с возникновением христианства. Значительная часть обрядов и атрибутов русской свадьбы была заимствована у других народов. Так, в античных бракосочетаниях существовали и обручальные кольца, и невестины покрывала, и свечи, и свадебные дары, и венки, и соединение рук... Обычай осыпать новобрачных хмелем, зерном и деньгами также возник в Античности. Русский каравай, как символ бракосочетания, был заимствован у древних римлян: в Риме новобрачные должны были отведать пирог, приготовленный из муки, замешанной на соленой воде, и меда.

 

 

 

 

 

На Руси свадьбы играли в периоды, когда прекращались сельскохозяйственные работы: осенью, начиная с Покрова дня (1 октября по старому стилю), и зимой от Крещения до Масленицы. Хорошей приметой было приурочить дату венчания к Покрову дню, так как Покров, наряду с Параскевой Пятницей считался покровителем брачных союзов. Старались избежать свадьбы в мае, чтобы не «маяться всю жизнь». Часто свадьбы играли и в сентябре, еще до полного завершения сельскохозяйственных работ. Но из этих правил бывали и исключения, ничего зазорного не было в свадьбе летом.

Кроме аграрного календаря на выбор даты свадьбы большое влияние оказывал календарь церковный. Православная церковь запрещала венчание во время постов (Великого, Петрова, Успенского и Рождественского), накануне воскресных, двунадесятых, храмовых и великих праздников, от Рождества до Богоявления, во время Масленицы (Сырной седмицы) и Пасхальной седмицы. Не приветствовались свадьбы накануне среды и пятницы на протяжении всего года. Таким образом для свадеб оставалось не так уж много дней в году.

 

Считается, что в XIII – XVI, даже в XVII веках в России женились рано - в 12-13 лет. Но источники говорят о другом: в 1714 году брачный возраст был определен для мужчины в 20 лет, а для женщины в 17. Попытки Екатерины II снизить планку до 13–15 лет практически не удались, но в мемуарной литературе описаны случаи выдачи замуж даже в 12 лет. В реальной жизни девушек выдавали замуж от 16 до 18 лет. Предельный возраст для брака был установлен в 80 лет. В начале XIX века самым лучшим возрастом для брака считали 18–22 года, а для мужчины 30 лет, при этом девушка в 25 лет расценивалась уже как «перестарок». Повышение брачного возраста в послепетровское время стало очень важным фактором создания прочной семьи, оснобенно в дворянской среде. Это повышение было характерно для всей Европы. Однако браки стариков с юными девицами считали предосудительными.

 

 

 

 

 

Готовить детей к женитьбе (замужеству) начинали с колыбели. Семья в те времена играла исключительно важное экономическое значение. Женитьба находилась целиком в руках родителей. В подавляющем большинстве случаев жених и невеста не знали друг друга до брака. (Уже в XVIII веке отказались от старорусских представлений не показывать молодых до свадьбы друг другу, поэтому у жениха и невесты стало больше свободы в знакомстве, особенно благодаря введенным Петром I балам и праздникам. В 1721 году впервые были разрешены браки с иноверцами, что означало на деле нарушение замкнутости православной семьи. Но детей от таких браков обязательно крестили как православных). Также браки могли совершаться по повелению высших лиц: господа женили своих слуг, не спрашивая их согласия, а цари и великие князья искали невест для своих бояр.

 

В то время без родительского благословения брак считался не совсем официальным и не признавался в светском обществе. Известная во второй половине XVIII в. своей политической и просветительской деятельностью княгиня Е.Р. Дашкова называла такой поступок ослушников традиции "надгробным памятником" браку. Как правило, традиция сохранялась и в проявлении невестой христианского послушания в решении своей "участи", так как родители имели большой жизненный опыт и хотели своим детям счастья. В этом смысле показателен случай сватовства Дмитрия Янькова к своей избраннице Елизавете. Ее отец три раза не соглашался на предложение жениха, в четвертый уступил и спросил мнение дочери. Она ответила:

 

 

"Ежели вы, батюшка, изволили согласиться, то я не стану противиться, соглашаюсь и я".

 

Сама процедура «получения согласия всех сторон» была крайне противоречивой, но все же преобладали прежние традиции: жених спрашивал сначала дозволения своих родителей на женитьбу, затем объяснялся с родителями невесты, и только после получения согласия обращались к девушке. Начиная с петровских времен, родители постепенно вынуждены были учитывать мнение вступавших в брак: указом 1724 года запрещалось выдавать дочерей замуж насильно, и родители должны были подтвердить это клятвой. Несмотря на сохранение определенной роли родителей при выборе брачного партнера, к середине XVIII века в привилегированных семьях вошло в обиход право невесты на отказ от замужества. Кстати говоря, вескими причинами отказов от браков могли быть отсутствие необходимого состояния, родовитости, сохранение очередности при выдаче замуж дочерей.

 

 

Согласно законодательству Российской империи, вплоть до начала ХХ в. регистрация брака для лиц православного вероисповедания производилась через обряд церковного венчания, который фиксировался в церковных метрических книгах. Вступлению в брак предшествовала процедура брачного обыска. Собирались особые свидетельства, подтверждающие, что жених и невеста не состоят в родстве (которое было серьезным препятствием для брака), не состоят в браке на данный момент и вообще, «в добром уме и трезвой памяти». В конце Х1Х – начале ХХ в. у брачного обыска появилось второе название – предбрачное свидетельство.

 

 

Препятствиями для брака кроме возраста могли быть душевные болезни, несогласие родителей или состояние в браке одного из супругов, близкородственные отношения брачующихся, количество браков. Согласно православной традиции, каждый последующий брак (особенно если дело касалось дворян) был уступкой человеческой слабости и страсти, поэтому всего их разрешали не более трех. В бытовом обиходе обряд обручения называли помолвкой, так как она считалась "половиной венца". В этот день обменивались образами и кольцами. Жених обычно преподносил подарки невесте: украшения с бриллиантами, шали, часы, веера. В эти дни родители жениха и невесты должны были очень усердно молиться за своих детей, а между самими родителями устанавливалась особая степень родственной близости — свойство. День заканчивался праздничным столом для родственников. Жених начинал проводить много времени в доме невесты.

 

 

 

 

Продолжительность и рисунок свадебного обряда различались в зависимости от сословия. У всех социально-сословных групп были распространены следующие традиции, с некоторыми вариациями: собственно свадьбе предшествовало сватовство, осмотр домашнего хозяйства жениха и смотрины невесты. Затем шли сговор и обручение, девичник для невесты и подруг, молодечник для жениха. После всех этих «подготовительных этапов» осуществлялось венчание. Далее следовало застолье, свадебный пир и «визитная неделя». Традиционная русская свадьба, как правило длилась три дня, но могла продолжаться и дольше. Последовательное исполнение каждого из этих обрядов рассматривалось как правильный путь создания семьи. Нарушение этой последовательности или невыполнение одного из свадебных обрядов воспринималось как незавершенность события, несостоятельность брака.

 

 

У всех социально-сословных групп смотрины завершались обрядом моления и круговым обходом вокруг стола. Обряд «кругового хождения» представлял собой таинство: он совершался без посторонних наблюдателей и символизировал общее согласие обеих семей продолжать начатое дело. Далее договаривались о дне сговора, который, как правило, назначался через 2-3 недели. В дворянских семьях в доме невесты устраивали бал с угощениями, на который рассылали специальные приглашения, подписанные родителями невесты. Отец невесты представлял собравшимся жениха и невесту и публично объявлял об их помолвке. Гости поздравляли молодых, а жених дарил невесте обручальное кольцо с драгоценным камнем. Завершал сговор бал, который открывался вальсом жениха и невесты.

 

 

 

 

В день помолвки подписывали также роспись приданого невесты. В него включали усадьбы с крестьянскими душами, деньги, образа, бриллианты, одежда, туалетные принадлежности, столовое и чайное серебро. Приданое готовилось заранее и отправлялось в дом жениха несколькими каретами. Обычно их было пять. Женские права на приданое в XVIII веке значительно окрепли. Муж не мог им распоряжаться один, продавать его и заключать покупные операции. При этом своих дочерей он снабжал приданым обязательно: оно составляло 1/14 отцовского имущества.

 

После сговора ни одна из сторон не могла отказаться от свадьбы без серьезных юридических последствий. В противном случае пострадавшая сторона могла потребовать возмещения затрат, связанных с приготовлениями к свадьбе. Размер неустойки был значительным, поэтому свадьбу старались не расстраивать. На второй день после сговора совершался обряд вручения невесте «Божьего милосердия» - икон, которые вместе с приданным перевозили в дом жениха.

 

 

Большое значение для общества и для самих брачующихся имело церковное оглашение будущей свадьбы. Согласно действующим канонам Православной церкви, желающие вступить в брак должны были в устной или письменной форме сообщить священнику своего прихода имя, происхождение и социальное положение своего избранника. Три ближайших воскресенья (или праздничных дня) священник по окончании литургии объявлял прихожанам имена жениха и невесты. Делалось это для того, чтобы выяснить, нет ли каких-либо препятствий и помех браку. Если молодые принадлежали разным приходам, то соответствующие объявления делались священниками обеих церквей. И если кто мог привести аргументы против будущего брака, он должен был успеть сделать это именно в процессе таких «чтений». По прошествии указанного срока священник выдавал невесте «билет на женитьбу», в котором указывался ее возраст, сословная принадлежность, а также делалась отметка о том, что девушка регулярно бывает на исповеди, прошла обряд причастия и что после троекратного объявления брака в церкви никаких помех к свадьбе не выявлено. Такой же билет выписывался жениху.

 

Накануне венчания в дом жениха перевозили приданое невесты. После отбытия приданого невеста вместе с матерью молилась на образа. В среде зажиточных купцов, где приданому уделялось особо пристальное внимание, организовывали целый «постельный поезд», состоявший из пяти подводов. В первой подводе везли икону и самовар. Рядом с самоваром сидел мальчик-блюдник, который держал в руках поднос с пачкой чая, завернутый в шелк, с огромной сахарной головкой, украшенной лентами. На второй подводе ехала крестная мать невесты, которая везла фарфоровую посуду. В руках она держала серебряную с позолотой солонку. На третей подводе перевозили постель, а на четвертой - мебель и плюшевый ковер. В последней, пятой подводе ехали сваха, державшая в руках живую индюшку, и тетка невесты, которая везла полную опись приданого. «Парадом командовала» тетка, желательно старшая сестра матери невесты, или сваха. Встречала «постельный поезд» мать или старшая замужняя сестра жениха. Сваха вручала ей украшенную лентами и чепчиком индюшку и дарила отрез на платье. Принималось приданое строго по описи, проверялась каждая вещь.

Накануне венчания дворяне рассылали свадебные приглашения в виде особых именных билетов. В приглашениях указывались имена и сословная принадлежность жениха и невесты, название церкви, в которой будет проходить венчание, час венчания, и адрес, где состоится свадебный бал. Часто к пригласительным билетам прилагались меню и подробное описание распорядка свадебного торжества.

В день венчания жених через сваху или тетку посылал невесте «женихову шкатулку» с гостинцами и венчальными принадлежностями (фатой, обручальными кольцами, венчальными свечами, духами, булавками и т.д.). Получив подарок от жениха, тетка невесты, так называемая «снарядиха», начинала одевать молодую к венцу.

 

 

Обувал невесту «свадебный отрок», младший брат или другой близкий родственник. На дворянской свадьбе функции свадебного отрока были более широкими: он подавал на серебряном подносе перчатки и фату, провожал невесту до кареты и нес за ней шлейф. Иногда для большей торжественности свадебных отроков было двое. Мальчики были одного роста, примерно одного типа внешности и одеты в одинаковую одежду.

 

В дворянских семьях были в ходу амулеты (различные ладанки, перстни с перчатками, подвески, дорогие ювелирные украшения и др.), которые берегли как зеницу ока и передавали из поколения в поколение вместе с легендами об их чудодейственной силе. Эти амулеты старались сохранить даже в случае полного разорения. В день публичного извещения о предстоящем браке мать передавала дочери с глазу на глаз какой-нибудь амулет, который обязательно находился при невесте в момент венчания.

 

 

 


Хоть традиции и отличались у разных социальных групп, и в разных регионах, попробуем реконструировать сам день свадьбы (венчания). Итак…

Собственно свадьба предварялась длительным подготовительным периодом: накануне венчания жених и невеста соблюдали пост и исповедовались у духовника, а утро дня венчания должны были провести в долгой искренней молитве. Невеста в этот день ничего не ела и, по старой русской традиции, обязана была плакать. После благословения родителей жених и невеста отдельно ехали в церковь, которую обычно заранее красиво украшали и ярко освещали. Впереди везли венчальную икону в отдельной карете. Невесту в храм вводил посаженный отец. Невесты были наряжены в глазетовое или парчовое белое платье с длинным рукавом, им делали прически с пудреными волосами и венком из красных роз — их красный цвет символизировал дань древнерусской традиции покрытия невесты красным покрывалом. Кстати, свадебный торт также украшали красными розами, а также лебедем, рогом изобилия и подковой.

На пути от дома невесты к свадебному поезду совершался обряд осыпания жениха и невесты зерном и мелкими деньгами. Осыпание происходило неоднократно в разные моменты свадебного обряда: во время отправления свадебного поезда из дома жениха, во время отъезда новобрачных в церковь и во время прибытия свадебного поезда после венчания в дом мужа.

В церковь молодые ехали порознь и разными путями, а возвращались в дом жениха в общем свадебном поезде. Весной или осенью путь новобрачных усыпался цветами. На купеческих свадьбах от поезда до церкви стелили ковровую дорожку, а от входной двери до аналоя - атласную или бархатную. Церемония венчания происходила в крайне торжественной атмосфере. Обряд соблюдал все православные традиции. Родители на венчании не присутствовали, так как Петр I своим указом 1724 года это запретил. Интересно, что при венчании нередко следовали каким-то обычаям, неизвестно когда и почему установившимся, которые не были оговорены церковными правилами. К примеру, жених и невеста должны были обязательно стоять на розовом атласе или шелке, невеста должна была держать букет, свечам нельзя было гаснуть, а предметам падать во время венчания. Видимо, здесь свою роль играли некие суеверия.

 

 

 

 

Ритуалы второго дня также во многом сохраняли старые русские традиции. Молодых называли князем и княгиней, они сидели во главе стола, который часто, уже на европейский манер, украшали балдахином с цветами. После свадебного пира начинались танцы, первым из которых был полонез с невестой в первой паре. В конце XVIII века вошло в моду танцевать вальс, первыми танец начинали жених и невеста. Со второго дня начинался долгий объезд молодыми всех родственников: сначала родни мужа, а затем жены. Так утверждались узы нового родства. Все это скреплялось подарками: от денег до бриллиантов. Особо богатые московские дворяне прямо из церкви после венчания отправлялись в коляске за границу — в свадебное путешествие. Те, кто имел средний достаток, обычно на третий день отъезжали в деревню, в свою усадьбу.

 

 

 

Так, столь причудливо и противоречиво переплелись в XVIII столетии старорусские и новые, навеянные европейскими модами, свадебные традиции.

 

Источник: https://azbyka.ru/znakomstva/…

azbyka.ru


Смотрите также