Сергий радонежский 18 июля


18 июля — день обретения мощей Сергия Радонежского

Почему святой считается покровителем России. Какие чудеса сотворили мощи праведника и как их скрывали от коммунистов.

Ежегодно православные россияне отмечают 18 июля — день обретения мощей Сергия Радонежского. Этот святой благословил князя Дмитрия Донского на битву с Мамаем. Он дал ему в помощь двух своих иноков Ослябю и Пересвета и предрек победу в день Рождества Богородицы. Когда все свершилось по словам пророка, его стали считать небесным заступником нашего отечества.

Зачем мощи подняли из гроба

Ровно 30 лет спустя после своей смерти (8 октября по новому стилю 1392) святой явился к одному из мирян и повелел передать игумену Троицкой обители, что его тело утесняет вода. Монахи раскопали домовину и увидели, что она действительно доверху заполнена грунтовыми водами. При этом мощи Сергия и его одежда остались в сохранности.

18 июля по новому стилю (5 июля по старому) мощи подняли из земли и стали отмечать этот день как самостоятельное церковное торжество. Святыню разместили в Троицком соборе, где по велению царя Иоанна Грозного изготовили для нее серебряный ларец с позолотой. Впоследствии царица Анна Иоанновна установила над ковчегом драгоценный балдахин, на изготовление которого было истрачено более 25 пудов серебра.

Издавна к мощам Сергия Радонежского приходили толпы богомольцев. Они верили, что такое паломничество сотворит чудеса и излечит самые страшные болезни. Именно здесь наследники московского престола в 15-16 веке получали таинство крещения. У гроба преподобного купцы скрепляли важные договоры, целуя крест и произнося клятву вести дело честно и по совести.

Мощи радонежского святителя покидали территорию монастыря в 1746-ом году, когда вокруг Троице-Сергиевой лавры и расположенных рядом посадах начался огромный пожар. Пламя опустошило всю южную часть территории и тогда монахи вынесли мощи на пустырь к северо-востоку, куда продвигалась огненная стихия. Вскоре после этого пожар был потушен, а на том месте где находились мощи выстроили церковь Всех Святых.

Как монахи спасали останки Сергия при коммунистах

После революции в России началась коммунистическая кампания по вскрытию мощей, находящихся в храмах. В 1919-ом году Совет рабочих и крестьян Сергиева Посада признал останки «средством эксплуатации малосознательных масс и способом агитации черного духовенства». Во избежание столкновения с монастырской братией в составе 180 служителей, власти мобилизовали конную милицию и курсантов для проведения этого мероприятия. В течение двух часов, пока вскрывали ковчег, шла документальная киносъемка. Затем составили акт и выдали монахам предписание оставить мощи в прежнем состоянии, но сделать над ними стеклянную крышку. Таким образом, они стали музейным достоянием.

В последующие годы монахам приходилось не раз отстаивать целостность реликвии, когда в 1920-ом году активисты атеистического движения выступили с идеей устроить показательное сожжение останков. Они хотели доказать, что нетленные мощи святых сгорят также как и простые смертные.

Однажды священнослужителям пришлось своровать голову Сергия и подменить ее черепом из фамильного склепа князей Трубецких (их захоронение как раз расположено на территории лавры). Это произошло опять же в 1920-ом году, когда стало известно об опасности изъятия святыни для крупного столичного музея.

Сохранением головы Сергия Радонежского занимался член Комиссии по охране памятников истории и старины Юрий Олсуфьев. Он перенес голову к себе домой в хозяйственной сумке, прикрыв сверху газетой будто бы кочан капусты, а потом захоронил в ларце в саду.

Снова собрать воедино мощи святого удалось за несколько месяцев до победы в Великой отечественной войне. Тогда в Троице-Сергиеву лавру должны были приехать церковные иерархи из-за рубежа, ковчег благоустроили и облачили останки святого в его прежние покровы. Передача церкви настоящей головы Сергия произошла в 1945 году, когда наследница Олсуфьева через схиархимандрита Илариона вернула важную частицу мощей обратно.

dailyhoro.ru

День Сергия Радонежского 18 июля 2019 года

18 июля отмечается день обретения мощей Сергия Радонежского, одного из самых почитаемых святых в православии. Молитвы святому в этот день помогут изменить жизнь к лучшему.

Сергий Радонежский стал основателем Троице-Сергиевой лавры, которая на сегодняшний день является одним из святых мест России. Его вклад в развитие религии настолько велик, что переоценить его невозможно.

История праздника

В 1422 году, когда в монастыре строили собор в честь Троицы, были найдены мощи святого. Преподобный Сергий был похоронен ровно за 30 лет до этого события, но его одежда и тело не были уничтожены временем. Это было настоящее чудо, которое навсегда останется в памяти православных верующих.

В то время правил князь Юрий Дмитриевич. В его присутствии нетленные мощи святого старца Сергия были подняты и перенесены в церковь до окончания строительства собора Троицы. Когда собор построили, его тело было перенесено туда, где и покоится до сих пор.

Обретение мощей произошло 18 июля 1422 года, поэтому праздник отмечается православной церковью именно в этот день.

Особенности и традиции праздника 18 июля

В этот день тысячи паломников со всей России и даже из-за ее пределов приезжают в Троице-Сергиеву лавру, чтобы поклониться мощам святого и получить благословение. Говорят, что это место пропитано добром и святостью. Люди приезжают туда за спасением, за душевным теплом.

18 июля можно посетить церковную службу в храме или прочитать молитву Сергию Радонежскому дома:

«Преподобный отче Сергий, моли Бога о нас, грешных и недостойных рабах Его. Пусть даст нам сил и терпения, чтобы мы смогли достойно пройти наш путь, преодолеть все препятствия и стать лучше. В этот день отдаем тебе почести и просим о молитвах твоих. Аминь».

При жизни Сергий давал наставления князьям и простым людям, благословил Дмитрия Донского на Куликовскую битву. Было много исцелений телесных и духовных, совершенных преподобным отцом Сергием. Даже после его кончины люди просили святого помощи и получали ее.

18 июля любой школьник или студент в церкви может получить благословение на успешную учебу, ведь святой прославился также как человек высокого ума. Отличным подарком в такой день будет икона Сергия Радонежского. Она поможет сохранить светлый ум и встать на путь истинный. Удачи вам, и не забывайте нажимать на кнопки и

dailyhoro.ru

Преподобный Сергий Радонежский. День памяти 18 июля: taen_1 — LiveJournal

18 июля Русская Православная Церковь отмечает праздник обретения мощей одного из самых почитаемых на Руси святых — преподобного Сергия Радонежского.
Основатель Свято-Троицкой Сергиевой лавры, преобразователь монашества в центральной и северной Руси, преподобный Сергий Радонежский (в миру Варфоломей) родился 3 мая 1314 года в селе Варницы, под Ростовом, в семье боярина Кирилла и его жены Марии. У Варфоломея было два брата — старший Стефан и младший Петр.

В семилетнем возрасте Варфоломея отдали обучаться грамоте, но она плохо давалась мальчику. Ему приходилось тяжело: родители переживали, учителя наказывали, а одноклассники смеялись над ним. Варфоломей усердно молился Богу о даровании ему разума. Однажды в лесу он встретил ангела в образе старца-монаха. Узнав о его печали, старец благословил мальчика и сказал, что теперь Варфоломей будет понимать книжное учение лучше других. Так и случилось.

Около 1330 года родители Сергия покинули Ростов и поселились в городе Радонеже (около 55 километров от Москвы). Когда старшие сыновья женились, Кирилл и Мария незадолго до смерти приняли схиму в Хотьковском монастыре Покрова Пресвятой Богородицы, неподалеку от Радонежа. Впоследствии овдовевший старший брат Стефан также принял иночество в этом монастыре.

Похоронив родителей, Варфоломей уступил женатому брату Петру свою часть наследства.

Вместе с братом Стефаном он удалился для пустынножительства в лес за несколько километров от Радонежа, где основал маленькую лесную обитель на горе Маковец. Сначала братья построили келью, а потом небольшую церковь, посвященную Святой Троице. Не выдержав трудностей жизни в пустынном месте, Стефан оставил брата и перешел в Московский Богоявленский монастырь, где сблизился с иноком Алексием — будущим митрополитом Московским, а позже стал игуменом.


Троице-Сергиева лавра

В октябре 1337 года Варфоломей принял монашеский постриг с именем святого мученика Сергия.

Известия о подвижничестве Сергия распространялись по округе, к нему начали стекаться последователи, желающие вести строгую монашескую жизнь. Постепенно образовалась обитель. Основание Троицкого монастыря (ныне Свято-Троицкая Сергиева лавра) относят к 1330-1340 годам.

Через некоторое время иноки убедили Сергия принять игуменство, угрожая разойтись, если он не согласится. В 1354 году после долгих отказов Сергий был рукоположен во иеромонаха и возведен в сан игумена. В молитвенном монашеском подвиге преподобного очевидна преемственность традиции исихазма.

Житие преподобного Сергия рассказывает о нем: «Он усердно служил братии, как купленный раб: колол для всех дрова… толок и молол жерновами зерно, пек хлеб, варил еду и заготавливал другие съестные припасы для братии, кроил и шил обувь и одежду и, зачерпнув воду в бывшем неподалеку источнике, носил ее в двух ведрах на своих плечах в гору и ставил у келии каждого брата».

Троицкий монастырь был сначала "особножитным": подчиняясь одному игумену и сходясь для молитвы в один храм, монахи имели каждый свою келью, одевались и питались так, как позволял личный достаток. Около 1372 года к Сергию пришли послы от Константинопольского патриарха Филофея и принесли ему крест, параман (небольшой четырехугольный плат с изображением креста) и схиму (монашеское облачение) в благословение на новые подвиги и патриаршую грамоту, где патриарх советовал игумену устроить общежительный монастырь по примеру христианской общины апостольских времен. С патриаршим посланием преподобный Сергий отправился к митрополиту Московскому Алексию и получил от него совет ввести в обители строгое общежитие.

Вслед за обителью Сергия повсюду стали появляться общежительные (киновиальные), монастыри, где имущество, вплоть до книг и мелких бытовых вещей, становилось общим, а трапеза — совместной. Общинное начало дало мощный толчок для развития. Общежительным монастырям охотно жертвовали землю и другие угодья, а доход с них шел на храмовое строительство, благотворительность и нужды духовного просвещения. Общежительные монастыри становились центром книгописания и церковной живописи. Никто из монахов не мог присваивать себе все материальные блага, происходившие от такого уклада.

Вскоре иноки стали роптать на строгость устава, и Сергий покинул обитель. На реке Киржач он основал монастырь в честь Благовещения Пресвятой Богородицы. Порядок в прежней обители стал быстро приходить в упадок, и оставшиеся иноки обратились к митрополиту Алексию, чтобы он возвратил святого. Тогда Сергий повиновался, оставив игуменом Киржачского монастыря своего ученика Романа.

Игумен Сергий был призван митрополитом Алексием на склоне лет с просьбой принять Русскую митрополию, но по смирению отказался от первосвятительства. Повторил свой отказ святой и после смерти митрополита, со словами: "Я не достоин".

Преподобный Сергий сыграл значительную роль в становлении русской государственности и «собирании земель» Москвой. В 1366 году он разрешил княжеский родовой спор за Нижний Новгород, в 1387 году выехал послом к князю Олегу Рязанскому, добившись его примирения с Москвой.

Особой славой овеяны его дела и молитвы перед Куликовской битвой (1380). У Сергия Радонежского испрашивал благословения на предстоявшее сражение великий князь Димитрий Донской. Святой предсказал победу русского войска в предстоящей битве. Двое иноков, причисленных позднее к лику святых, с оружием в руках пошли на Куликовскую битву по благословению преподобного Сергия. В единоборстве перед сражением один из них, Александр Пересвет, сразил татарского богатыря Челубея, и это определило победу русского войска. Пересвет погиб при этом сам. Сергий Радонежский сам "отправил" Пересвета и Ослябю в подмогу князю Дмитрию, попросившему у святого только духовной помощи. Перед сражением он постриг монахов в великую схиму. Во время битвы преподобный вместе с братией стоял на молитве и просил Бога о даровании победы русскому воинству.

Достигнув глубокой старости, Сергий Радонежский, за полгода прозрев свою кончину, призвал к себе братию и благословил на игуменство опытного в духовной жизни ученика Никона.

8 октября (25 сентября по старому стилю) 1392 года преподобный Сергий скончался.

Сергий Радонежский просил братию похоронить его вне церкви, на общем монастырском кладбище, но с разрешения митрополита его тело было положено в церкви с правой стороны. Через 30 лет, 5 июля 1422 года, совершилось открытие мощей святого. В 1452 году Сергий Радонежский был причислен к лику святых.

Помимо Свято-Троицкой Сергиевой лавры, преподобный Сергий Радонежский основал Свято-Благовещенский Киржачский монастырь, Ростовский Борисоглебский монастырь, Высоцкий монастырь, Богоявленский Старо-Голутвин монастырь и другие, а его ученики учредили до 40 обителей.

Из среды троицкой братии выходили светочи русского монашества, становившиеся настоятелями крупных монастырей и архиереями. Так, учениками преподобного были святитель Феодор Симоновский, будущий архиепископ Ростовский; святой Андроник — основатель знаменитого Спасо-Андроникова монастыря под Москвой; преподобный Савва Сторожевский, игуменствовавший недолгое время в Троице-Сергиеве монастыре, а затем основавший Саввино-Сторожевскую обитель близ Звенигорода; преподобный Павел Обнорский, прославившийся крайним аскетизмом, и множество других светильников «иноческого делания».

Русская Православная Церковь отмечает память Сергия Радонежского в день кончины, а также 18 (5 по старому стилю) июля, в день обретения мощей.

taen-1.livejournal.com

Преподобный Се́ргий Радонежский, игумен

Краткое житие преподобного Сергия Радонежского

Ди­вен Бог во свя­тых Сво­их! Про­слав­ляя Сво­их из­бран­ни­ков, Он через них же устро­я­ет и на­ше спа­се­ние.

В труд­ные для Церк­ви вре­ме­на, ко­гда бла­го­по­треб­на бы­ла осо­бен­ная по­мощь Бо­жия к укреп­ле­нию ве­ры пра­во­слав­ной в серд­цах люд­ских или ко­гда нече­стие люд­ское гро­зи­ло по­да­вить со­бою бла­го­че­стие и ве­ру, в та­кие труд­ные вре­ме­на Бог на­ро­чи­то по­сы­лал осо­бых из­бран­ни­ков Сво­их, ко­то­рые, бу­дучи пре­ис­пол­не­ны бла­го­да­ти Бо­жи­ей, сво­ей див­ной жиз­нью, сво­им сми­ре­ни­ем при­вле­ка­ли к се­бе серд­ца лю­дей и де­ла­лись на­став­ни­ка­ми и ру­ко­во­ди­те­ля­ми в ду­хов­ной жиз­ни для всех.

Од­ним из та­ких ве­ли­ких из­бран­ни­ков Бо­жи­их был пре­по­доб­ный Сер­гий, да­ро­ван­ный Бо­гом зем­ле Рус­ской имен­но в та­кое тяж­кое вре­мя, ко­гда та­та­ры за­по­ло­ни­ли по­чти все пре­де­лы ее, ко­гда меж­до­усо­бия кня­зей до­хо­ди­ли до кро­ва­вых по­бо­ищ, ко­гда эти усо­би­цы, бес­пра­вие, та­тар­ское на­си­лие и гру­бость то­гдаш­них нра­вов гро­зи­ли рус­ско­му на­ро­ду со­вер­шен­ной ги­бе­лью. Пол­то­рас­та с лиш­ком лет то­ми­лась мно­го­стра­даль­ная Русь под тя­же­лым игом та­тар­ским. И вот на­ко­нец при­з­рел Гос­подь Бог моль­бы Ру­си Пра­во­слав­ной – при­бли­жал­ся час осво­бож­де­ния, в ко­то­ром Сер­гий явил­ся ис­тин­ным пе­чаль­ни­ком род­ной зем­ли.

Но чтобы сбро­сить вар­вар­ское иго и вве­сти ино­род­цев в огра­ду Хри­сти­ан­ской Церк­ви, для это­го нуж­но бы­ло при­под­нять и укре­пить нрав­ствен­ные си­лы, при­ни­жен­ные ве­ко­вым по­ра­бо­ще­ни­ем и уны­ни­ем. Это­му нрав­ствен­но­му вос­пи­та­нию на­ро­да и по­свя­тил свою жизнь пре­по­доб­ный Сер­гий. Са­мым силь­ным сред­ством, до­ступ­ным и по­нят­ным то­му ве­ку, был жи­вой при­мер, на­гляд­ное осу­ществ­ле­ние нрав­ствен­но­го пра­ви­ла. Он на­чал с са­мо­го се­бя и про­дол­жи­тель­ным уеди­не­ни­ем, ис­пол­нен­ным тру­дов и ли­ше­ний сре­ди дре­му­че­го ле­са, при­го­то­вил­ся быть ру­ко­во­ди­те­лем дру­гих пу­стын­но­жи­те­лей. Жиз­не­опи­са­тель, сам жив­ший в брат­стве, вос­пи­тан­ном Сер­ги­ем, жи­вы­ми чер­та­ми опи­сы­ва­ет, как оно вос­пи­ты­ва­лось, с ка­кой по­сте­пен­но­стью и лю­бо­вью к че­ло­ве­ку, с ка­ким тер­пе­ни­ем и зна­ни­ем ду­ши че­ло­ве­че­ской. На стра­ни­цах древ­не­го жи­тия по­вест­ву­ет­ся о том, как Сер­гий, на­чав пра­вить со­би­рав­шей­ся к нему бра­ти­ей, был для нее по­ва­ром, пе­ка­рем, мель­ни­ком, дро­во­ко­лом, порт­ным, плот­ни­ком, ка­ким угод­но труд­ни­ком, слу­жил ей, как раб куп­лен­ный, по вы­ра­же­нию жи­тия, ни на один час не скла­ды­вал рук для от­ды­ха; как по­том, став на­сто­я­те­лем оби­те­ли и про­дол­жая ту же чер­ную хо­зяй­ствен­ную ра­бо­ту, он при­ни­мал ис­кав­ших у него по­стри­же­ния, не спус­кал глаз с каж­до­го но­вич­ка, воз­во­дя его со сте­пе­ни на сте­пень ино­че­ско­го ис­ку­са, ука­зы­вал де­ло вся­ко­му по си­лам, но­чью до­зо­ром хо­дил ми­мо кел­лий, лег­ким сту­ком в дверь или ок­но на­по­ми­нал празд­но­сло­вя­щим, что у мо­на­ха есть луч­шие спо­со­бы про­во­дить до­су­жее вре­мя, а по­ут­ру осто­рож­ны­ми на­ме­ка­ми, не об­ли­чая пря­мо, не за­став­ляя крас­неть, «ти­хой и крот­кой ре­чью» вы­зы­вал в них рас­ка­я­ние без до­са­ды. В этом по­вест­во­ва­нии вид­но прак­ти­че­скую шко­лу бла­го­нра­вия, в ко­то­рой сверх ре­ли­ги­оз­но-ино­че­ско­го вос­пи­та­ния глав­ны­ми жи­тей­ски­ми на­у­ка­ми бы­ли уме­нье от­да­вать все­го се­бя на об­щее де­ло, на­вык к уси­лен­но­му тру­ду и при­выч­ка к стро­го­му по­ряд­ку в за­ня­ти­ях, по­мыс­лах и чув­ствах. На­став­ник вел еже­днев­ную тер­пе­ли­вую ра­бо­ту над каж­дым от­дель­ным бра­том, над от­дель­ны­ми осо­бен­но­стя­ми каж­до­го бра­та, при­спо­соб­ляя их к це­лям все­го брат­ства. На­блю­де­ние и лю­бовь к лю­дям да­ли уме­ние ти­хо и крот­ко на­стра­и­вать ду­шу че­ло­ве­ка и из­вле­кать из нее, как из хо­ро­ше­го ин­стру­мен­та, луч­шие ее чув­ства.

Так вос­пи­ты­ва­лось друж­ное брат­ство, про­из­во­див­шее, по совре­мен­ным сви­де­тель­ствам, глу­бо­кое на­зи­да­тель­ное впе­чат­ле­ние на ми­рян. Мир при­хо­дил к мо­на­сты­рю, пыт­ли­вым взгля­дом смот­рел на чин жиз­ни, и то, что он ви­дел, быт и об­ста­нов­ка пу­стын­но­го брат­ства, по­уча­ли его са­мым про­стым пра­ви­лам, ко­то­ры­ми креп­ко люд­ское хри­сти­ан­ское об­ще­жи­тие. В мо­на­сты­ре все бы­ло бед­но и скуд­но или, как вы­ра­зил­ся разо­ча­ро­ван­но один му­жи­чок, при­шед­ший в оби­тель пре­по­доб­но­го Сер­гия по­ви­дать про­слав­лен­но­го ве­ли­че­ствен­но­го игу­ме­на, «все ху­дост­но, все ни­щет­но, все си­ро­тин­ско». Слу­ча­лось, все бра­тия по це­лым дням си­де­ли чуть не без кус­ка хле­ба. Но все бы­ли друж­ны меж­ду со­бой и при­вет­ли­вы к при­шель­цам, во всем сле­ды по­ряд­ка и раз­мыш­ле­ния, каж­дый де­лал свое де­ло, каж­дый ра­бо­тал с мо­лит­вой, и все мо­ли­лись по­сле ра­бо­ты. Во всех чу­ял­ся скры­тый огонь, ко­то­рый без искр и вспы­шек об­на­ру­жи­вал­ся жи­ви­тель­ной теп­ло­той, об­да­вав­шей вся­ко­го, кто всту­пал в эту ат­мо­сфе­ру тру­да, мыс­ли и мо­лит­вы. Мир ви­дел все это и ухо­дил обод­рен­ный и осве­жен­ный. Пять­де­сят лет де­лал свое ти­хое де­ло пре­по­доб­ный Сер­гий в Ра­до­неж­ской пу­сты­ни; це­лые пол­ве­ка при­хо­див­шие к нему лю­ди вме­сте с во­дой из его ис­точ­ни­ка чер­па­ли в его пу­сты­ни уте­ше­ние и обод­ре­ние и, во­ро­тясь в свой круг, по кап­лям де­ли­лись им с дру­ги­ми. И эти кап­ли нрав­ствен­но­го вли­я­ния, по­доб­но за­квас­ке, вы­зы­ва­ю­щей жи­ви­тель­ное бро­же­ние, за­па­дая в мас­сы, неза­мет­но из­ме­ня­ли на­прав­ле­ние умов, пе­ре­стра­и­ва­ли весь нрав­ствен­ный строй ду­ши рус­ско­го че­ло­ве­ка XIV ве­ка.

Пре­по­доб­ный Сер­гий при­ме­ром сво­ей свя­той жиз­ни, са­мой воз­мож­но­стью та­кой жиз­ни дал по­чув­ство­вать за­скор­бев­ше­му на­ро­ду, что в нем еще не все доб­рое по­гас­ло и за­мер­ло, по­мог ему за­гля­нуть в свой соб­ствен­ный внут­рен­ний мрак и раз­гля­деть там еще тлев­шие ис­кры то­го же ог­ня, ко­то­рым го­рел сам он. И на­род, при­вык­ший дро­жать при од­ном име­ни та­та­ри­на, со­брал­ся на­ко­нец с ду­хом, встал на по­ра­бо­ти­те­лей и не толь­ко на­шел в се­бе му­же­ство встать, но и по­шел ис­кать та­тар­ские пол­чи­ща в от­кры­той сте­пи и там по­ва­лил­ся на вра­гов несо­кру­ши­мой сте­ной, по­хо­ро­нив их под сво­и­ми мно­го­ты­сяч­ны­ми ко­стя­ми.

Чув­ство нрав­ствен­ной бод­ро­сти, ду­хов­ной кре­по­сти, ко­то­рое пре­по­доб­ный Сер­гий вдох­нул в рус­ское об­ще­ство, еще жи­вее и пол­нее вос­при­ни­ма­лось рус­ским мо­на­ше­ством. В жиз­ни рус­ских мо­на­сты­рей со вре­ме­ни Сер­гия на­чал­ся за­ме­ча­тель­ный пе­ре­лом: за­мет­но ожи­ви­лось стрем­ле­ние к ино­че­ству. Древ­не­рус­ское мо­на­ше­ство бы­ло точ­ным по­ка­за­те­лем все­го мир­ско­го об­ще­ства: стрем­ле­ние по­ки­нуть мир уси­ли­ва­лось не от то­го, что в ми­ру скоп­ля­лись бед­ствия, а по ме­ре то­го, как в нем воз­вы­ша­лись нрав­ствен­ные си­лы. Пре­по­доб­ный Сер­гий со сво­ей оби­те­лью и сво­и­ми уче­ни­ка­ми был об­раз­цом и на­чи­на­те­лем в этом ожив­ле­нии мо­на­стыр­ской жиз­ни, «на­чаль­ни­ком и учи­те­лем всем мо­на­сты­рям, иже в Ру­си», как на­зы­ва­ет его ле­то­пи­сец. Он упо­до­бил и про­дол­жа­ет упо­доб­лять сво­ей ду­хов­ной при­ро­де и всех близ­ко со­при­ка­са­ю­щих­ся с ним лю­дей. Он на­пи­тал сво­им креп­ким ду­хом це­лые сон­мы, це­лые по­ко­ле­ния мо­на­ше­ству­ю­щих. До 70-ти мо­на­сты­рей бы­ло ос­но­ва­но его уче­ни­ка­ми и уче­ни­ка­ми его уче­ни­ков; его ду­хов­ное потом­ство бы­ло од­ной из глав­ных ду­хов­ных сил, со­дей­ство­вав­ших ду­хов­но­му пре­тво­ре­нию раз­ных по­лу­язы­че­ских пле­мен, рас­ки­ну­тых по про­стран­ству Се­вер­ной и Сред­ней Рос­сии, в од­но це­лое ве­ли­ко­рус­ское пле­мя, объ­еди­нен­ное, оду­шев­лен­ное, скреп­лен­ное ду­хом Пра­во­сла­вия. И на­ши ле­то­пис­цы име­ли пол­ное ос­но­ва­ние име­но­вать пре­по­доб­но­го Сер­гия игу­ме­ном всея Ру­си, и Свя­тая Цер­ковь до­стой­но и пра­вед­но ве­ли­ча­ет его воз­бран­ным во­е­во­дою Рус­ской зем­ли!

Ро­ди­ной пре­по­доб­но­го Сер­гия бы­ла зем­ля Ро­стов­ская, по­это­му «он вы­шел из нас, был плоть от пло­ти на­шей и кость от ко­стей на­ших, а под­нял­ся на та­кую вы­со­ту, о ко­то­рой мы и не ча­я­ли, чтобы она ко­му-ни­будь из на­ших бы­ла до­ступ­на». А пре­по­доб­ный про­шел об­щим пу­тем скор­бей и по­дви­га крест­но­го преж­де, чем явил­ся тем див­ным бла­го­дат­ным му­жем, ка­ким мы ви­дим его в по­след­ние го­ды жиз­ни. Сбы­лось див­ное обе­то­ва­ние Гос­по­да: Аще кто лю­бит Мя, сло­во Мое со­блю­дет; и Отец Мой воз­лю­бит его, и Аз воз­люб­лю его, и к нему при­и­дем и оби­тель у него со­тво­рим (Ин.14,21-23). Пре­по­доб­ный Сер­гий опыт­но по­знал тай­ну Жи­во­на­чаль­ной Тро­и­цы, по­то­му что жиз­нью сво­ей со­еди­нил­ся с Бо­гом, при­об­щил­ся к са­мой жиз­ни Бо­же­ствен­ной Тро­и­цы, то есть до­стиг воз­мож­ной на зем­ле ме­ры обо­же­ния, став при­част­ни­ком Бо­же­ско­го есте­ства (2Пет.1,4). И в ду­ше его «со­тво­ри­ла оби­тель» Свя­тая Тро­и­ца; он сам сде­лал­ся «оби­те­лью Свя­той Тро­и­цы», и всех, с кем об­щал­ся пре­по­доб­ный, он воз­во­дил и при­об­щал к ней. Спра­вед­ли­во за­ме­ча­ет его уче­ник и опи­са­тель жи­тия его, что Сер­гий был «яко един от древ­них ве­ли­ких от­цев». За свою креп­кую ве­ру он удо­сто­ил­ся ли­це­зреть кам­ня ве­ры – Пет­ра; за свою дев­ствен­ную чи­сто­ту – дев­ствен­ни­ка и дру­га Хри­сто­ва Иоан­на, а за свое ве­ли­чай­шее сми­ре­ние – сми­рен­ней­шую из земно­род­ных Вла­ды­чи­цу ми­ра, Пре­свя­тую Бо­го­ро­ди­цу. В сми­рен­ном серд­це по­движ­ни­ка ти­хо си­ял неиз­ре­чен­ный свет бла­го­да­ти Бо­жи­ей, со­гре­вая все его ду­хов­ное су­ще­ство. Ему пре­и­зобиль­но со­об­ще­ны бы­ли все да­ры Бо­жии: и дар чу­до­тво­ре­ний, и дар про­ро­че­ства, и дар уте­ше­ния и на­зи­да­ния, со­ве­та и ра­зу­ма ду­хов­но­го. Для его ду­хов­но­го взо­ра как бы не су­ще­ство­ва­ло ни пре­град ве­ще­ствен­ных, ни рас­сто­я­ния, ни са­мо­го вре­ме­ни: он ви­дел да­ле­че от­сто­я­щее яко близ су­щее, зрел бу­ду­щее как бы на­сто­я­щее. За свя­тость жи­тия сво­е­го он был по­чти от всех лю­бим и по­чи­та­ем и ува­жа­ем бо­лее, чем сколь­ко поз­во­ли­ло это его то­гдаш­нее сми­рен­ное со­сто­я­ние. Мно­гое мно­же­ство при­хо­ди­ло к нему из раз­ных стран и го­ро­дов, и в чис­ле при­хо­див­ших бы­ли и ино­ки, и кня­зья, и вель­мо­жи, и про­стые лю­ди, «на се­ле жи­ву­щие».

Как ко­рабль, обре­ме­нен­ный мно­же­ством со­кро­вищ, ти­хо при­бли­жа­ет­ся к доб­ро­му при­ста­ни­щу, так бо­го­нос­ный Сер­гий при­бли­жал­ся к ис­хо­ду из сей вре­мен­ной жиз­ни. Вид смер­ти не стра­шил его, по­то­му что он го­то­вил­ся к ней по­дви­га­ми всей сво­ей жиз­ни. Ему бы­ло уже за 70 лет. Непре­стан­ные тру­ды из­ну­ри­ли его стар­че­ские си­лы, но он ни­ко­гда не опус­кал ни од­ной служ­бы Бо­жи­ей и «чем боль­ше со­ста­ре­вал­ся воз­рас­том, тем боль­ше об­нов­лял­ся усер­ди­ем», по­да­вая со­бою юным по­учи­тель­ный при­мер.

За пол­го­да до кон­чи­ны ве­ли­кий по­движ­ник удо­сто­ил­ся от­кро­ве­ния о вре­ме­ни сво­е­го от­ше­ствия к Бо­гу. Он со­звал к се­бе бра­тию и в при­сут­ствии всех пе­ре­дал управ­ле­ние оби­те­лью прис­но­му уче­ни­ку сво­е­му пре­по­доб­но­му Ни­ко­ну (па­мять 17/30 но­яб­ря), а сам на­чал без­молв­ство­вать. На­сту­пил сен­тябрь 1391 го­да, и пре­по­доб­ный ста­рец тяж­ко за­бо­лел... Еще раз со­брал он во­круг се­бя всех уче­ни­ков сво­их и еще раз про­стер к ним свое по­след­нее по­уче­ние.

Сколь­ко про­сто­ты и си­лы в этом пред­смерт­ном по­уче­нии уми­ра­ю­ще­го от­ца ино­ков! Сколь­ко люб­ви к тем, ко­то­рых остав­ля­ет! Он же­лал и за­по­ве­дал, чтобы его ду­хов­ные де­ти шли тем же пу­тем к Цар­ству Небес­но­му, ка­ким ше­ство­вал он сам в про­дол­же­ние всей сво­ей жиз­ни. Преж­де все­го он учил их пре­бы­вать в пра­во­сла­вии: «ос­но­ва­ни­ем вся­ко­го доб­ро­го де­ла, вся­ко­го доб­ро­го на­ме­ре­ния, по уче­нию сло­ва Бо­жия, долж­на быть ве­ра; без ве­ры уго­дить Бо­гу невоз­мож­но. Но ве­ра пра­во­слав­ная, ос­но­ван­ная на уче­нии апо­сто­лов и от­цов, чуж­дая вы­со­ко­мудр­ство­ва­ния, ко­то­рое ча­сто ве­дет к ма­ло­ве­рию и неве­рию и сби­ва­ет с пу­ти спа­се­ния». Да­лее пре­по­доб­ный за­ве­щал бра­тии хра­нить еди­но­мыс­лие, блю­сти чи­сто­ту ду­шев­ную и те­лес­ную и лю­бовь нели­це­мер­ную, со­ве­то­вал уда­лять­ся от злых по­хо­тей, пред­пи­сы­вал уме­рен­ность в пи­ще и пи­тии, сми­ре­ние, стран­но­лю­бие и все­це­лое ис­ка­ние гор­не­го, небес­но­го, с пре­зре­ни­ем су­е­ты жи­тей­ской. Он мно­гое на­пом­нил им из то­го, что го­во­рил преж­де, и на­ко­нец за­по­ве­дал не по­гре­бать его в церк­ви, а по­ло­жить на об­щем клад­би­ще, вме­сте с про­чи­ми усоп­ши­ми от­ца­ми и бра­ти­я­ми.

Без­молв­но сто­я­ли с по­ник­ши­ми гла­ва­ми скор­бя­щие ча­да Сер­ги­е­вы и с бо­лью сер­деч­ной вни­ма­ли по­след­ним на­став­ле­ни­ям лю­би­мо­го стар­ца. Осо­бен­но груст­но им бы­ло слы­шать по­след­нюю во­лю сво­е­го сми­рен­но­го игу­ме­на от­но­си­тель­но ме­ста его по­след­не­го по­коя. Один вид мо­ги­лы его в хра­ме Бо­жи­ем сре­ди со­бо­ра мо­ля­щих­ся бра­тий мог бы слу­жить для них неко­то­рым уте­ше­ни­ем. Но ста­рец не же­лал это­го, а уче­ни­ки не хо­те­ли огор­чать его сми­ре­ние сво­им про­ти­во­ре­чи­ем, и вся­кое сло­во неволь­но за­ми­ра­ло на их устах. «Не скор­би­те, ча­да мои, – с лю­бо­вью уте­шал их ста­рец, – я от­хо­жу к Бо­гу, ме­ня при­зы­ва­ю­ще­му, и вас по­ру­чаю Все­мо­гу­ще­му Гос­по­ду и Пре­чи­стой Его Ма­те­ри: Она бу­дет вам при­бе­жи­щем и сте­ной от стрел вра­жи­их!».

Пе­ред са­мым ис­хо­дом ду­ши сво­ей ста­рец по­же­лал в по­след­ний раз при­об­щить­ся Пре­чи­сто­го Те­ла и Кро­ви Хри­сто­вых. Весь ис­пол­нен­ный бла­го­дат­но­го уте­ше­ния, он воз­вел го­ре свои сле­зя­щи­е­ся от ра­до­сти очи и еще раз, при по­мо­щи уче­ни­ков, про­стер к Бо­гу свои пре­по­доб­ные ру­ки... «В ру­це Твои пре­даю дух мой, Гос­по­ди!» – ти­хо про­из­нес свя­той ста­рец и в ды­ха­нии сей мо­лит­вы ото­шел чи­стой сво­ей ду­шой ко Гос­по­ду, Ко­то­ро­го от юно­сти воз­лю­бил.

Это бы­ло 25 сен­тяб­ря 1392 го­да. Лишь толь­ко пре­по­доб­ный Сер­гий ис­пу­стил по­след­ний вздох, неска­зан­ное бла­го­уха­ние раз­ли­лось по его кел­лии. Ли­цо усоп­ше­го пра­вед­ни­ка си­я­ло небес­ным бла­жен­ством, и смерть не по­сме­ла на­ло­жить свою мрач­ную пе­чать на све­то­леп­ный лик но­во­пре­став­лен­но­го стар­ца Бо­жия.

Немед­лен­но ста­рей­шие из бра­тии от­пра­ви­лись в Моск­ву со скорб­ной ве­стью к мит­ро­по­ли­ту Ки­при­а­ну. Они со­об­щи­ли ему как за­ве­ща­ние стар­ца о ме­сте по­гре­бе­ния, так и усерд­ное же­ла­ние всей бра­тии по­ло­жить его в церк­ви Пре­свя­той Тро­и­цы, им са­мим со­здан­ной, и про­си­ли его ар­хи­пас­тыр­ско­го о том рас­по­ря­же­ния. И свя­ти­тель не за­труд­нил­ся бла­го­сло­вить их на по­гре­бе­ние сми­рен­но­го игу­ме­на в церк­ви, хо­тя сам он не же­лал то­го. Весть о его пре­став­ле­нии при­влек­ла в оби­тель мно­же­ство на­ро­да не толь­ко из окрест­ных се­ле­ний, но и из бли­жай­ших го­ро­дов. Каж­до­му хо­те­лось при­бли­зить­ся и при­кос­нуть­ся ес­ли не к са­мо­му те­лу бо­го­нос­но­го стар­ца, то, по край­ней ме­ре, ко гро­бу его. Тут бы­ли и кня­зья, и бо­яре, по­чтен­ные стар­цы-игу­ме­ны, и чест­ные иереи сто­ли­цы, и мно­же­ство ино­ков, кто со све­ча­ми, кто с ка­ди­ла­ми и свя­ты­ми ико­на­ми, про­во­жая свя­тые остан­ки бла­жен­но­го стар­ца к ме­сту по­след­не­го их упо­ко­е­ния. И по­хо­ро­ни­ли его у пра­во­го кли­ро­са в церк­ви Пре­свя­той Тро­и­цы.

Тро­га­тель­ны­ми чер­та­ми изо­бра­жа­ет скорбь оси­ро­тев­ших уче­ни­ков Сер­ги­е­вых бла­жен­ный опи­са­тель жи­тия его, сам сви­де­тель и участ­ник этой скор­би. «Все се­то­ва­ли, – го­во­рил он, – все пла­ка­ли, воз­ды­ха­ли, хо­ди­ли с по­ник­шей го­ло­вой». И в го­ре­сти ду­ши сво­ей ча­сто при­хо­ди­ли они на мо­ги­лу стар­ца, и здесь в слез­ной мо­лит­ве при­па­да­ли к его мо­щам свя­тым, и бе­се­до­ва­ли с ним, как бы с жи­вым, по­ве­ряя ему скорбь свою. «О, свят­че Бо­жий, угод­ни­че Спа­сов, из­бран­ни­че Хри­стов! – го­во­ри­ли они. – О, свя­щен­ная гла­во, преб­ла­жен­ный ав­ва Сер­гие Ве­ли­кий! Не за­бу­ди нас, убо­гих ра­бов тво­их, не за­бу­ди нас, си­рот сво­их; по­ми­най нас все­гда во свя­тых сво­их и бла­го­при­ят­ных мо­лит­вах ко Гос­по­ду, по­ми­най ста­до, то­бою со­бран­ное. Мо­лись за нас, от­че свя­щен­ный, за де­тей тво­их: ты име­ешь дерз­но­ве­ние у Ца­ря Небес­но­го, – не про­мол­чи же, во­пия за нас ко Гос­по­ду! Те­бе да­на бла­го­дать за нас мо­ли­ти­ся... Мы не счи­та­ем те­бя умер­шим, нет! Хо­тя те­лом ты и пре­ста­вил­ся от нас, но дух твой с на­ми; не от­сту­пи же от нас, пас­тырь наш доб­рый».

Так опла­ки­ва­ли свя­тые уче­ни­ки свя­то­го стар­ца, так креп­ко ве­ро­ва­ли они в его бла­го­дат­ное со­пре­бы­ва­ние ду­хом с ни­ми. И по ве­ре их угод­ник Бо­жий не остав­лял их без уте­ше­ния. Так, од­на­жды бла­го­че­сти­вый инок Иг­на­тий ви­дел на­яву во вре­мя все­нощ­но­го бде­ния, что пре­по­доб­ный Сер­гий сто­ит на сво­ем ме­сте игу­мен­ском и по­ет вме­сте с бра­ти­ей. Это ви­де­ние бы­ло как бы от­ве­том люб­ве­обиль­но­го стар­ца сво­им прис­ным уче­ни­кам из за­гроб­но­го ми­ра, от­ве­том на их сер­деч­ный мо­лит­вен­ный плач над гро­бом его.

5/18 июля – Об­ре­те­ние мо­щей

Спу­стя 30 лет по пре­став­ле­нии пре­по­доб­но­го Сер­гия Бог бла­го­во­лил явить ми­ру со­кро­ви­ще свя­ты­ни. Неза­дол­го пе­ред по­стро­е­ни­ем но­во­го хра­ма во имя Жи­во­на­чаль­ной Тро­и­цы пре­по­доб­ный Сер­гий явил­ся од­но­му бла­го­че­сти­во­му му­жу, жив­ше­му близ оби­те­ли, и по­ве­лел воз­ве­стить игу­ме­ну и бра­тии: «Вскую мя оста­ви­сте то­ли­ко вре­мя во гро­бе, зем­лею по­кро­ве­на, во­де утес­ня­ю­щей те­ло мое?». И пре­по­доб­ный Ни­кон, при­сту­пая к со­зда­нию ка­мен­но­го хра­ма, в при­сут­ствии крест­но­го сы­на Сер­ги­е­ва, кня­зя Зве­ни­го­род­ско­го и Га­лич­ско­го Юрия Ди­мит­ри­е­ви­ча, при ко­па­нии рвов об­рел и из­нес из зем­ли мо­щи от­ца сво­е­го 5 июля 1422 го­да. При от­кры­тии гро­ба раз­ли­лось бла­го­уха­ние необык­но­вен­ное. И не толь­ко те­ло чу­до­твор­ца ока­за­лось нетлен­ным, но и одеж­ды его бы­ли невре­ди­мы, хо­тя с обо­их сто­рон гро­ба сто­я­ла во­да. Мо­щи на вре­мя бы­ли по­став­ле­ны в де­ре­вян­ной Тро­иц­кой церк­ви (на том ме­сте на­хо­дит­ся те­перь цер­ковь Со­ше­ствия Свя­та­го Ду­ха.) Ка­мен­ный храм, как ме­сто по­коя ве­ли­ко­го Сер­гия, со­зи­дал­ся и укра­шал­ся с бла­го­го­вей­ной лю­бо­вью и с усерд­ны­ми мо­лит­ва­ми. Над укра­ше­ни­ем се­го свя­ти­ли­ща по­тру­ди­лись пре­по­доб­ные ико­но­пис­цы Да­ни­ил и Ан­дрей Рублев (па­мять 4/17 июля). При освя­ще­нии в 1426 го­ду ка­мен­но­го Тро­иц­ко­го со­бо­ра свя­тые мо­щи бы­ли пе­ре­не­се­ны в него. И до­ныне сто­ит этот храм Ни­ко­но­ва стро­е­ния, не по­тря­са­е­мый ве­ка­ми, и освя­ща­ет мо­ля­щих­ся, и ру­ки нече­сти­вых до­ныне не при­ка­са­лись к нему.

Все ни­ти ду­хов­ной жиз­ни Рус­ской Церк­ви схо­дят­ся к ве­ли­ко­му Ра­до­неж­ско­му угод­ни­ку и чу­до­твор­цу, по всей Пра­во­слав­ной Рос­сии бла­го­дат­ные жи­во­тво­ря­щие то­ки рас­про­стра­ня­ют­ся от ос­но­ван­ной им Тро­иц­кой оби­те­ли. Ду­хов­ный вклад пре­по­доб­но­го Сер­гия в бо­го­слов­ское уче­ние о Свя­той Тро­и­це осо­бен­но ве­лик, ибо он глу­бо­ко про­зи­рал со­кро­вен­ные тай­ны «ум­ны­ми оча­ми» по­движ­ни­ка – в мо­лит­вен­ном вос­хож­де­нии к Трии­по­стас­но­му Бо­гу, в опыт­ном бо­го­об­ще­нии и бо­го­упо­доб­ле­нии.

Ра­до­неж­ский по­движ­ник, его уче­ни­ки и со­бе­сед­ни­ки обо­га­ти­ли Рус­скую и Все­лен­скую Цер­ковь но­вым бо­го­слов­ским и ли­тур­ги­че­ским ве­де­ни­ем и ви­де­ни­ем Жи­во­на­чаль­ной Тро­и­цы, На­ча­ла и Ис­точ­ни­ка жиз­ни, яв­ля­ю­щей Се­бя ми­ру и че­ло­ве­ку в со­бор­но­сти Церк­ви, брат­ском еди­не­нии и жерт­вен­ной ис­ку­пи­тель­ной люб­ви ее пас­ты­рей и чад.

Ду­хов­ным сим­во­лом со­би­ра­ния Ру­си в един­стве и люб­ви ис­то­ри­че­ско­го по­дви­га на­ро­да стал храм Жи­во­на­чаль­ной Тро­и­цы, воз­двиг­ну­тый пре­по­доб­ным Сер­ги­ем «чтобы по­сто­ян­ным взи­ра­ни­ем на Нее по­беж­дал­ся страх нена­вист­ной роз­ни ми­ра се­го». «Нена­вист­ная рознь», раз­до­ры и смя­те­ния мир­ской жиз­ни пре­одоле­ва­лись ино­че­ским об­ще­жи­ти­ем, на­саж­ден­ным пре­по­доб­ным Сер­ги­ем по всей Ру­си. Оби­тель пре­по­доб­но­го Сер­гия ста­ла для Рус­ской Церк­ви об­раз­цом вос­ста­нов­ле­ния пер­во­здан­но­го един­ства и свя­то­сти че­ло­ве­че­ской при­ро­ды, ко­то­рая бы­ла со­зда­на Твор­цом по об­ра­зу Бо­же­ствен­но­го Три­един­ства. В ней вос­пи­та­лись свя­тые, при­нес­шие за­тем на­чер­та­ние ис­тин­но­го пу­ти Хри­сто­ва в от­да­лен­ные пре­де­лы. Во всех сво­их тру­дах и де­я­ни­ях прп. Сер­гий и его уче­ни­ки во­цер­ков­ля­ли жизнь, да­вая на­ро­ду жи­вой при­мер воз­мож­но­сти это­го. Не от­ре­ка­ясь от зем­но­го, но пре­об­ра­жая его, они зва­ли вос­хо­дить и са­ми вос­хо­ди­ли к небес­но­му.

К пре­по­доб­но­му Сер­гию, как к неис­ся­ка­е­мо­му ис­точ­ни­ку мо­лит­вен­но­го ду­ха и бла­го­да­ти Гос­под­ней, во все вре­ме­на шли на по­кло­не­ние – для на­зи­да­ния и мо­лит­вы, за по­мо­щью и ис­це­ле­ни­ем – ты­ся­чи на­ро­да. И каж­до­го из при­бе­га­ю­щих с ве­рою к его чу­до­твор­ным мо­щам он ис­це­ля­ет и воз­рож­да­ет, ис­пол­ня­ет си­лы и ве­ры, пре­об­ра­жа­ет и воз­во­дит к сво­ей све­то­нос­ной ду­хов­но­сти.

Не толь­ко ду­хов­ные да­ры и бла­го­дат­ные ис­це­ле­ния по­да­ют­ся всем, при­хо­дя­щим с ве­рою к мо­щам пре­по­доб­но­го, но ему да­на так­же от Бо­га бла­го­дать за­щи­щать от вра­гов Рус­скую зем­лю. Сво­и­ми мо­лит­ва­ми пре­по­доб­ный был с во­ин­ством Ди­мит­рия Дон­ско­го на Ку­ли­ко­вом по­ле; он бла­го­сло­вил на рат­ный по­двиг сво­их по­стри­жен­ни­ков – ино­ков Алек­сандра Пе­ре­све­та и Ан­дрея Ос­ля­бю. Он ука­зал Иоан­ну Гроз­но­му ме­сто для со­ору­же­ния кре­по­сти Сви­яж­ска и по­мо­гал в по­бе­де над Ка­за­нью. Во вре­мя поль­ско­го на­ше­ствия пре­по­доб­ный Сер­гий явил­ся во сне ни­же­го­род­ско­му граж­да­ни­ну Кос­ме Ми­ни­ну, по­веле­вая со­би­рать каз­ну и во­ору­жать вой­ско для осво­бож­де­ния Моск­вы и Рус­ско­го го­су­дар­ства. И ко­гда в 1612 го­ду опол­че­ние Ми­ни­на и По­жар­ско­го по­сле мо­леб­на у Свя­той Тро­и­цы дви­ну­лись к Москве, бла­го­дат­ный ве­тер раз­ве­вал пра­во­слав­ные стя­ги, «яко от гро­ба са­ма­го чу­до­твор­ца Сер­гия».

К пе­ри­о­ду Смут­но­го вре­ме­ни и поль­ско­го на­ше­ствия от­но­сит­ся ге­ро­и­че­ское «Тро­иц­кое си­де­ние», ко­гда мно­гие ино­ки по бла­го­сло­ве­нию пре­по­доб­но­го игу­ме­на Ди­о&

azbyka.ru

18 июля - день памяти преподобного Сергия Радонежского / Статьи / Патриархия.ru

17 июля 2007 г. 23:35

Слово на обретение мощей Преподобного Сергия, игумена Радонежского, всея России чудотворца.

И кости твоя утучнеют, и будут яко вертоград напоен, и яко источник, емуже не оскуде вода; и кости твоя прозябнут яко трава, и разботеют, и наследят роды родов (Ис. 58, 11) — так ублажает праведников великий пророк Божий Исаия.

Дорогие братия и сестры! Завтра все православные христиане, и особенно Троице-Сергиева Лавра, будут торжественно праздновать память Преподобного Сергия, воспоминая обретение честных его мощей. Вот уже почти шестьсот лет прошло со дня кончины Преподобного, и мощи его до сих пор почивают нетленными, источая исцеления и творя бесчисленные чудеса.

Не задавались ли вы вопросом: для чего прославляет Господь Бог мощи святых Своих угодников прежде всеобщего воздаяния и знаменует их нетлением и чудесами? Господь Бог прославляет мощи святых Своих в награду за их земные труды и подвиги, которыми они угодили Ему. Господу угодно было, чтобы за труды, болезни и подвиги, которые они подъяли и понесли ради Него и по вере в Него, получили они награду не только на Небе, где души их наслаждаются и блаженствуют в постоянном лицезрении Его, но чтобы они чествовались и на земле, славились и восхвалялись между верными сынами Церкви. Своими духовными подвигами и благочестивой жизнью они сделались особенно близкими к Богу и отмечены Им особенной благодатью и милостью. Вы друзья Мои, если исполняете то, что Я заповедую вам (Ин. 15, 14), — говорил Спаситель Своим апостолам.

Угодники Божии настолько очистились от всякой страсти и порока, что Дух Святый вселялся в них, как в предочищенные сосуды, и пребывал в них всегда, потому они и именуются богоносными отцами. Будучи напоены силой Божией, они этой же силой при посредстве собственного подвига очищали тела свои от греха — причины смерти и тления; этой же силой Божией они и по смерти сохраняются от тления. Их тела освящаются и проницаются силой Христовой подобно тому, как сосуд, в котором долго хранится благовонная масть, заимствует от нее силу благоухания.

Поэтому Святая Церковь еще с древних времен особенно чтила останки святых, устанавливая в честь их обретения или перенесения праздники, воздвигая над ними храмы и алтари, употребляла антиминсы со святыми мощами, без которых невозможно совершать Божественную литургию; воздавала им честь лобызанием и поклонением им, возжжением пред ними светильников и каждением фимиама, если были они прославлены нетлением и чудесами.

Прославляет Господь Бог святых угодников Своих и награждает их нетлением и чудесами для нашего преимущественно назидания и утешения. Во-первых, во свидетельство истинности и спасительности нашей веры и Церкви, а во-вторых, во утверждение нас в вере и благочестивой жизни. Стремясь к богоугодной жизни и святости, Божии святые явили нам высоту христианской жизни и добродетели и необыкновенную твердость, мужество и чистоту веры. А потому они и служат украшением и славой Церкви, столпами нашей веры. Они, как светозарные светильники, ярко блистают в Церкви Христовой красотой своих подвигов и добрых дел и далеко распространяют свет ее правой и истинной веры перед всеми другими народами.

Поэтому и Господь, прославляя их и отличая особенной Своей благодатью, прославляет через них Свою Святую Церковь, святую православную веру. Нам же через них Господь дает урок подражать их вере и благочестию. Он показывает нам, что вера, которой они спаслись и которую мы содержим, есть правая вера и что дела и подвиги, которыми они послужили Ему в своей жизни, действительно богоугодны и спасительны. Они, таким образом, освещают нам истинный путь христианской жизни и спасения, дабы, взирающе на скончание их жительства, мы подражали их вере.

Кроме того, нетление мощей святых угодников Божиих убеждает нас, что смерть побеждена. Свет Воскресения Христова показал всему миру, что владычество диавола ниспровергнуто Крестом Христовым и царство смерти разрушено. Но очень часто этот свет, — свет, не мерцающий при окружающем нас мраке, скрывается от нас, и наша все еще колеблющаяся вера с недоумением спрашивает: «Где же победа над смертью, если она сама побеждает всех, если и после Воскресения Христова люди так же умирают, как умирали и прежде?» Правда, Господь наш Иисус Христос разрешает это недоумение, говоря: Аз есмь воскрешение и живот; веруяй в Мя, аще и умрет, оживет (Ин. 11, 25). Грядет час, и ныне есть, егда мертвии услышат глас Сына Божия и услышавше оживут (Ин. 5, 25). Но когда это будет и как это будет? Как мертвые восстанут со своими телами? Подобные вопросы рождаются в душе каждого здравомыслящего человека, когда видит он, что тело человеческое после смерти превращается в горсть праха, развеваемого ветром.

Так что нет ничего удивительного в том, что и самые утешительные евангельские обетования в очах маловерия покрываются как бы неким мраком. Для рассеяния сего мрака, для оживления в нас веры в обетования евангельские и благоволит Господь являть в Церкви Своей постоянное чудо нетления среди всеобщего тления и смерти. И один лишь взгляд на бренное тело, целые века пребывающее благодатью Божией нетленным, уничтожает все сомнения: здесь не веруешь, а видишь, что для Всемогущего Бога вся возможна (Мф. 19, 26). При этом чуде нет места вопросу, как возможно бессмертие нашего тела. Подойди и увидишь. Не какое-либо чуждое нам тело, а тело подобострастного нам, по слову Божию, человека пребывает нетленным и по смерти. По этому же слову Божию, и наше тленное тело облечется в нетление, и мертвенное сие облечется в бессмертие, и сама смерть будет побеждена жизнию (см.: 1 Кор. 15, 53–54).

Нетление мощей поучает нас и благочестивой жизни в мире сем. Не одна наша смерть, но и наша жизнь покрыта мраком, для рассеяния которого необходим свет свыше. Кто мы и откуда? Зачем рождаемся и живем? Что будет с нами по смерти? Как жить и действовать согласно своему назначению и цели своего бытия? Подобные вопросы теснятся в душе и остаются для человеческого ума неразрешимой загадкой.

Правда, Господь Бог, искупивший нас от смерти, не оставил нас в неведении и о нашей жизни. Он указал нам цель нашего бытия в Самом Себе, а верный путь к сей цели указал в законе Своем. Но хитрый враг наш устроил множество распутий порока, приятных и гладких на вид. Блаженство небесное закрыто от нас непроницаемой завесой смерти, а наслаждения и блага мира всегда перед нашими глазами. Праведники чаще всего проводят жизнь в лишениях, скорбях и слезах, а грешники наслаждаются и блаженствуют. Какое сердце не поколеблется при этом обольщении! Сколько нужно мужества, чтобы устоять против этих козней диавольских! Какая нужна сила веры, чтобы, презрев видимое, устремиться всей силой духа к невидимому!

И вот милосердный Господь для укрепления нашей немощи, для оживления нашей веры в будущую жизнь в нетлении тел святых угодников благоволит являть нам видимое и осязаемое доказательство тех наград, которые ожидают по смерти всех, кто творит волю Его. И мы уже отныне не веруем, но видим, что не один конец праведному и грешному и что упование праведных безсмертия исполнено, а пути грешных прямо ведут на дно адово (ср.: Прем. 3, 4).

Прославляет, наконец, Господь Бог мощи Своих угодников и для того, чтобы даровать нам в них и через них источник благодатной помощи и исцелений, являя тем самым Свою великую милость. В мире так много бывает безысходного горя, тяжких бед и страданий, непредотвратимых несчастий и неизлечимых недугов, что всякая земная помощь бывает бессильна. И вот Господь Бог, не желая оставить верных Своих чад без всякой надежды на помощь и в полном отчаянии, благоволит даровать нам помощь свыше — особенную, Небесную, превышающую всякие законы и чин естества.

Эту помощь Свою Господь являет нам часто через святые мощи Своих угодников. Мы слышали повествования о том, как часто больные, отчаявшиеся уже в самой жизни своей, у мощей Преподобного Сергия выздоравливают и возвращаются снова к жизни.

Так в 1643 году в Лавре Преподобного Сергия был один рабочий, который занимался изготовлением медной и оловянной посуды, по имени Григорий. Он внезапно лишился рассудка, перестал узнавать своих знакомых, произносил нелепые слова и оглашал воздух страшными криками. Его не могли сдерживать даже втроем. Он причинял всем много беспокойства. Наконец, окованный железными цепями, он был приведен к цельбоносным мощам Преподобного Сергия, где родные и знакомые и братия Лавры молились за него. Будучи приводим к мощам несколько раз, он постепенно стал приходить в сознание и в конце концов совершенно выздоровел благодаря Господу, творящему дивные Свои дела через мощи Своего угодника, Преподобного Сергия.

Бесчисленны чудеса, дорогие братия и сестры, совершающиеся от мощей Преподобного, и все они служат в наше утешение, облегчение и помощь, так что истинный сын Церкви не может приходить в безнадежие и отчаиваться в своих безысходных, казалось бы, бедствиях и скорбях. У него есть твердая надежда на помощь сверхъестественную, благодатную, для которой нет ничего невозможного и которая даруется туне, по одной только вере. Мощи Преподобного Сергия — поистине многоветвистый и многоплодный вертоград в Церкви Христовой, которым красуется она, под благодатную сень которого стекаются все верующие, все обремененные и изнемогающие. Покрывают мощи сии покровом благодатной помощи и исцелений всех, с верою к ним притекающих.

Будем и мы прибегать под сень мощей Преподобного Сергия, прося его молитв, заступления и покрова от всех враг видимых и невидимых, а главное — вечного спасения. Будем, благоговейно почитая, поклоняться святым мощам Преподобного, поклоняясь вместе с тем Духу Святому, в них обитающему. И не лишит нас Преподобный скорой своей помощи, потребной для нашего телесного и душевного спасения. И мы тогда с еще большим дерзновением будем взывать к нему с любовью: Преподобне отче наш Сергие, моли Бога о нас! Аминь.
 
Архимандрит КИРИЛЛ (Павлов)

www.patriarchia.ru

Молитвы Сергию Радонежскому 18 июля 2019 года

18 июля отмечается праздник в честь обретения мощей Сергия Радонежского. В этот день верующие отправятся в храмы и церкви, чтобы вознести молитвы святому.

Святой является основателем Троице-Сергиевой лавры. Его бесценный вклад в развитие религии огромен, и в 2019 году верующие вновь почтят память Сергия Радонежского, отправившись в паломничество по святым местам. Эксперты сайта dailyhoro.ru рекомендуют в этот день посетить церковь, чтобы помолиться перед святым ликом для обретения благополучия.

Молитва Сергию Радонежскому о помощи в учебе

Святой считается покровителем всех обучающихся, и именно у него просят помощи и поддержки во время освоения профессии, сдачи экзаменов. Православные молитвы можно читать не только в церкви, но и дома.

«Преподобный Сергий Радонежский, взываю к тебе со смирением. Помоги освоить знания и сдать экзамены, разобраться с науками сложными. Дай мне память хорошую и желание завершить учебу. Не позволь вступить на путь, ведущий в тупик, огради от заблуждений, злобы и корысти. Аминь».

Молитва о помощи в работе

Попросить поддержки у преподобного Сергия может каждый, кто сталкивается с трудностями в профессии. Молитвы, вознесенные 18 июля, не останутся без ответа.

«Отче Сергий Радонежский, помолись Господу нашему Всемогущему за раба его преданного (имя). Даруй мне смелость и смекалку, награди умом ясным и дай возможность отличиться в профессии своей. Огради меня от недоброжелателей и завистников, не дай остаться без средств к существованию и не позволь свернуть с дороги, ведущей к благополучной жизни. Аминь».

Молитва об исцелении

В день праздника каждый сможет попросить у святого Сергия Радонежского исцеления от недугов.

«Преподобный отче Сергий Радонежский! Взываю к тебе о помощи. Исцели недуги мои и не позволь болезни сгубить меня. Молю тебя о спасении, о жизни благополучной и здравии. Не оставь и близких моих без внимания, помоги им преодолеть недуги и справиться с болезнями. Аминь».

Молитва святому о благополучии

Попросить святого можно о благополучной жизни, чтобы преодолеть препятствия на пути и достичь поставленных целей.

«Отче Сергий, со смирением обращается к тебе раб Божий (имя). Не оставь меня в трудную минуту, пошли мне благословение свое и не дай завистникам испортить жизнь мою. Освободи путь к счастью и накажи по заслугам тех, кто злобу ко мне питает. Аминь».

Молитва о помощи в трудной ситуации

В трудную минуту верующие возносят молитвы Сергию Радонежскому, чтобы преодолеть проблемы и найти выход из сложных обстоятельств.

«Отче Сергий, не оставь меня, раба Божьего (имя), одного в минуту трудную. Огради от зла любого и даруй свое благословение на труд праведный. Убереги жизнь мою и душу мою от происков дьявольских, помоги не свернуть с пути, к счастью и благополучию ведущего. Аминь».

Молитвы святому Сергию Радонежскому возносят не только в дни почитания, но и в любое время, когда требуется поддержка Свыше. Православные верующие почитают преподобного Сергия за помощь, которую он продолжает оказывать и поныне. В день праздника священнослужители призывают всех посетить храм, чтобы почтить память преподобного, а также попросить у него поддержки. Желаем вам счастья, не забывайте нажимать на кнопки и

dailyhoro.ru

18 июля - Обретение честных мощей прп. Сергия, игумена Радонежского, всея Руси чудотворца

   

Преподобный Сергий родился в селе Варницы, под Ростовом, 3 мая 1314 года в семье благочестивых и знатных бояр Кирилла и Марии. Господь предызбрал его еще от чрева матери. В Житии Преподобного Сергия повествуется о том, что за Божественной литургией еще до рождения сына праведная Мария и молящиеся слышали троекратное восклицание младенца: перед чтением Святого Евангелия, во время Херувимской песни и когда священник произнес: "Святая святым". 

 

Преподобный Сергий Радонежский

Бог даровал преподобным Кириллу и Марии сына, которого назвали Варфоломеем. С первых дней жизни младенец всех удивил постничеством, по средам и пятницам он не принимал молока матери, в другие дни, если Мария употребляла в пищу мясо, младенец также отказывался от молока матери. Заметив это, Мария вовсе отказалась от мясной пищи. В семилетнем возрасте Варфоломея отдали учиться вместе с двумя его братьями - старшим Стефаном и младшим Петром. Братья его учились успешно, но Варфоломей отставал в учении, хотя учитель и помногу занимался с ним. Родители бранили ребенка, учитель наказывал, а товарищи насмехались над его несмысленностью. Тогда Варфоломей со слезами взмолился к Господу о даровании ему книжного разумения. Однажды отец послал Варфоломея за лошадьми в поле. По дороге он встретил посланного Богом Ангела в иноческом образе: стоял старец под дубом среди поля и совершал молитву. Варфоломей приблизился к нему и, преклонившись, стал ждать окончания молитвы старца. Тот благословил отрока, поцеловал и спросил, чего он желает. Варфоломей ответил: "Всей душой я желаю научиться грамоте, Отче святой, помолись за меня Богу, чтобы Он помог мне познать грамоту". Инок исполнил просьбу Варфоломея, вознес свою молитву к Богу и, благословляя отрока, сказал ему: "Отныне Бог дает тебе, дитя мое, уразуметь грамоту, ты превзойдешь своих братьев и сверстников". При этом старец достал сосуд и дал Варфоломею частицу просфоры: "Возьми, чадо, и съешь, - сказал он. - Это дается тебе в знамение благодати Божией и для разумения Святого Писания". Старец хотел удалиться, но Варфоломей просил его посетить дом родителей. Родители с честью встретили гостя и предложили угощение. Старец ответил, что прежде следует вкусить пищи духовной, и велел их сыну читать Псалтирь. Варфоломей стал стройно читать, и родители удивились совершившейся перемене с сыном. Прощаясь, старец пророчески предсказал о Преподобном Сергии: "Велик будет ваш сын пред Богом и людьми. Он станет избранной обителью Святого Духа". С тех пор святой отрок без труда читал и понимал содержание книг. С особым усердием он стал углубляться в молитву, не пропуская ни одного Богослужения. Уже в детстве он наложил на себя строгий пост, ничего не ел по средам и пятницам, а в другие дни питался только хлебом и водой.

Около 1328 года родители Преподобного Сергия переселились из Ростова в Радонеж. Когда их старшие сыновья женились, Кирилл и Мария незадолго до смерти приняли схиму в Хотьковском монастыре Покрова Пресвятой Богородицы, неподалеку от Радонежа. Впоследствии овдовевший старший брат Стефан также принял иночество в этом монастыре. Похоронив родителей, Варфоломей вместе с братом Стефаном удалился для пустынножительства в лес (в 12 верстах от Радонежа). Сначала они поставили келлию, а потом небольшую церковь, и, с благословения митрополита Феогноста, она была освящена во Имя Пресвятой Троицы. Но вскоре, не выдержав трудностей жизни в пустынном месте, Стефан оставил брата и перешел в Московский Богоявленский монастырь (где сблизился с иноком Алексием, впоследствии митрополитом Московским, память 12 февраля).

Варфоломей же 7 октября 1337 года принял пострижение в монашество от игумена Митрофана с именем святого мученика Сергия (память 7 октября) и положил начало новому жительству во славу Живоначальной Троицы. Претерпевая искушения и страхования бесовские, Преподобный восходил от силы в силу. Постепенно он стал известен другим инокам, искавшим его руководства. Преподобный Сергий всех принимал с любовью, и вскоре в маленькой обители составилось братство из двенадцати иноков. Их опытный духовный наставник отличался редким трудолюбием. Своими руками он построил несколько келлий, носил воду, рубил дрова, выпекал хлеб, шил одежду, готовил пищу для братии и смиренно выполнял другие работы. Тяжелый труд Преподобный Сергий соединил с молитвой, бдением и постом. Братия удивлялась, что при таком суровом подвиге здоровье их наставника не только не ухудшалось, но еще более укреплялось. Не без труда иноки умолили Преподобного Сергия принять игуменство над обителью. В 1354 году епископ Волынский Афанасий посвятил Преподобного во иеромонаха и возвел в сан игумена. По-прежнему в обители строго выполнялись иноческие послушания. С увеличением монастыря росли и его нужды. Нередко иноки питались скудной пищей, но по молитвам Преподобного Сергия неизвестные люди приносили все необходимое.

Слава о подвигах Преподобного Сергия стала известна в Константинополе, и Патриарх Филофей прислал Преподобному крест, параман и схиму, в благословение на новые подвиги, Благословенную грамоту, советовал избраннику Божию устроить общежительный монастырь. С патриаршим посланием Преподобный отправился к святителю Алексию и получил от него совет ввести строгое общежитие. Иноки стали роптать на строгость устава, и Преподобный вынужден был покинуть обитель. На реке Киржач он основал обитель в честь Благовещения Пресвятой Богородицы. Порядок в прежней обители стал быстро приходить в упадок, и оставшиеся иноки обратились к святителю Алексию, чтобы он возвратил святого.

Преподобный Сергий беспрекословно повиновался святителю, оставив игуменом Киржачского монастыря своего ученика, преподобного Романа.

Еще при жизни Преподобный Сергий удостоился благодатного дара чудотворений. Он воскресил отрока, когда отчаявшийся отец считал единственного сына навсегда потерянным. Слава о чудесах, совершенных Преподобным Сергием, стала быстро распространяться, и к нему начали приводить больных как из окрестных селений, так и из отдаленных мест. И никто не покидал Преподобного, не получив исцелений недугов и назидательных советов. Все прославляли Преподобного Сергия и благоговейно почитали наравне с древними святыми отцами. Но людская слава не прельщала великого подвижника, и он по-прежнему оставался образцом иноческого смирения.

Однажды святитель Стефан, епископ Пермский (память 27 апреля), глубоко почитавший Преподобного, направлялся из своей епархии в Москву. Дорога пролегала в восьми верстах от Сергиева монастыря. Предполагая посетить монастырь на обратном пути, святитель остановился и, прочитав молитву, поклонился Преподобному Сергию со словами: "Мир тебе, духовный брат". В это время Преподобный Сергий сидел вместе с братией за трапезой. В ответ на благословение святителя Преподобный Сергий встал, прочитал молитву и послал ответное благословение святителю. Некоторые из учеников, удивленные необычайным поступком Преподобного, поспешили к указанному месту и, догнав святителя, убедились в истинности видения.

Постепенно иноки становились свидетелями и других подобных явлений. Однажды во время литургии Преподобному сослужил Ангел Господень, но по смирению своему Преподобный Сергий запретил кому-либо рассказывать об этом до конца его жизни на земле.

Тесные узы духовной дружбы и братской любви связывали Преподобного Сергия со святителем Алексием. Святитель на склоне лет призвал к себе Преподобного и просил принять Русскую митрополию, но блаженный Сергий по смирению отказался от первосвятительства.

Русская земля в то время страдала от татарского ига. Великий князь Димитрий Иоаннович Донской, собрав войско, пришел в обитель Преподобного Сергия испросить благословения на предстоявшее сражение. В помощь великому князю Преподобный благословил двух иноков своей обители: схимонаха Андрея (Ослябю) и схимонаха Александра (Пересвета), и предсказал победу князю Димитрию. Пророчество Преподобного Сергия исполнилось: 8 сентября 1380 года, в день праздника Рождества Пресвятой Богородицы, русские воины одержали полную победу над татарскими полчищами на Куликовом поле, положив начало освобождения Русской земли от татарского ига. Во время сражения Преподобный Сергий вместе с братией стоял на молитве и просил Бога о даровании победы русскому воинству.

За ангельскую жизнь Преподобный Сергий удостоился от Бога небесного видения. Однажды ночью авва Сергий читал правило перед иконой Пресвятой Богородицы. Окончив чтение канона Божией Матери, он присел отдохнуть, но вдруг сказал своему ученику, преподобному Михею (память 6 мая), что их ожидает чудесное посещение. Через мгновение явилась Божия Матерь в сопровождении святых апостолов Петра и Иоанна Богослова. От необыкновенно яркого света Преподобный Сергий пал ниц, но Пресвятая Богородица прикоснулась к нему руками и, благословляя, обещала всегда покровительствовать святой обители его.

Достигнув глубокой старости, Преподобный, за полгода прозрев свою кончину, призвал к себе братию и благословил на игуменство опытного в духовной жизни и послушании ученика, преподобного Никона (память 17 ноября). В безмолвном уединении Преподобный преставился к Богу 25 сентября 1392 года. Накануне великий угодник Божий в последний раз призвал братию и обратился со словами завещания: "Внимайте себе, братие. Прежде имейте страх Божий, чистоту душевную и любовь нелицемерную..."

Мощи Преподобного Сергия († 1392; память его 25 сентября) были обретены 5 июля 1422 г. при преподобном игумене Никоне († 1426; память его 17 ноября). В 1408 г., когда Москва и ее окрестности подверглись нашествию татарских орд Едигея, Троицкая обитель была опустошена и сожжена, иноки во главе с игуменом Никоном укрылись в лесах, сохранив иконы, священные сосуды, книги и другие святыни, связанные с памятью преподобного Сергия. В ночном видении накануне татарского набега Преподобный Сергий известил своего ученика и преемника о грядущих испытаниях и предрек в утешение, что искушение будет непродолжительно и святая обитель, восстав из пепла, процветет и еще более возрастет. Митрополит Филарет писал об этом в "Житии Преподобного Сергия": "По подобию того, как подобало пострадать Христу, и чрез крест и смерть войти в славу воскресения, так и всему, что Христом благословляется на долготу дней и славу, подобно испытать свой крест и свою смерть". Пройдя через огненное очищение, воскресла в долготу дней обитель Живоначальной Троицы, восстал и сам преподобный Сергий, чтобы уже навеки своими святыми мощами пребывать в ней.

Пред началом строительства нового храма во имя Живоначальной Троицы на месте деревянного, освященного 25 сентября 1412 года, Преподобный явился одному благочестивому мирянину и велел известить игумену и братии: "Зачем оставляете меня столько времени во гробе, землей покровенного, в воде, утесняющей тело мое?" И вот при строительстве собора, когда рыли рвы для фундамента открыты и изнесены были нетленные мощи Преподобного, и все увидели, что не только тело, но и одежды на нем были невредимы, хотя кругом гроба действительно стояла вода. При большом стечении богомольцев и духовенства, в присутствии сына Димитрия Донского, князя Звенигородского Юрия Димитриевича († 1425), святые мощи были изнесены из земли и временно поставлены в деревянной Троицкой церкви (на том месте находится теперь церковь Сошествия Святого Духа). При освящении в 1426 году каменного Троицкого собора они были перенесены в него, где и пребывают доныне.

Молитвы

Тропарь преподобному Сергию, игумену Радонежскому, глас 8

От юности восприял еси Христа в души твоей, преподобне,/ и паче всего вожделел еси мирскаго мятежа уклонитися,/ мужески в пустыню вселился еси/ и чада послушания в ней, плоды смирения, возрастил еси./ Тем быв Троице вселение,/ чудесы твоими всех просветил еси, приходящих к тебе верою,/ и исцеления всем подая обильно./ Отче наш Сергие, моли Христа Бога, да спасет души наша.

Кондак преподобному Сергию, игумену Радонежскому, глас 8

Днесь, яко солнце пресветло, возсиявше от земли,/ честныя мощи твоя нетленны обретошася,/ яко благоуханный цвет, множеством чудес сияюще,/ и всем верным источающе различная исцеления,/ и веселяще избранное твое стадо,/ еже мудре собрав, добре паствил еси./ О нихже и ныне Троице предстоиши, моляся,/ и воинству победительная на враги даровати,// да вси вопием ти: радуйся, Сергие богомудре.

Величание преподобному Сергию, игумену Радонежскому

Ублажаем тя, преподобне отче Сергие, / и чтим святую память твою, наставниче монахов и собеседниче ангелов.

Молитва преподобному Сергию Радонежскому

О, священная главо, преподобне и богоносне отче наш Сергие, молитвою твоею, и верою и любовию, яже к Богу, и чистотою сердца, еще на земли во обитель Пресвятыя Троицы душу твою устроивый, и ангельскаго общения и Пресвятыя Богородицы посещения сподобивыйся, и дар чудодейственныя благодати приемый, по отшествии же твоем от земных наипаче к Богу приближивыйся, и небесныя силы приобщивыйся, но и от нас духом любве своея не отступивый, и честныя твоя мощи, яко сосуд благодати полный и преизливающийся, нам оставивый! Велия имея дерзновение ко Всемилостивому Владыце, моли спасти рабы Его, сущей в тебе благодати Его верующия и к тебе с любовию притекающия. Испроси нам от великодаровитаго Бога нашего всякий дар, всем и коемуждо благопотребен, веры непорочны соблюдение, градов наших утверждение, мира умирение, от глада и пагубы избавление, от нашествия иноплеменных сохранение, скорбящим — утешение, недугующим — исце­ление, падшим — возставление, заблудшим — на путь истины и спасения возвращение, подвизающимся — укрепление, благоделаю­щим — в делах благих преспеяние и благословение, младенцем — воспитание, юным — наставление, неведущим — вразумление, сиротам и вдовицам — заступление, отходящим от сего временного жития к вечному — благое уготовление и напутствие, отшедшим — блаженное упокоение, и вся мы споспешествующими твоими молитвами сподоби в день Страшнаго суда шуия части избавитися, десныя же страны общники быти и блаженный оный глас Владыки Христа услышати: приидите, благословеннии Отца Моего, наследуйте уготованное вам Царствие от сложения мира. Аминь.

   

pravlife.org

18 июля: Обретение мощей преподобного Сергия Радонежского

2019-07-17T10:00+0300

2020-02-17T18:24+0300

https://ria.ru/20190717/1556569998.html

18 июля: Обретение мощей преподобного Сергия Радонежского

https://cdn22.img.ria.ru/i/ria_soc.png

РИА Новости

https://cdn22.img.ria.ru/i/export/ria/logo.png

РИА Новости

https://cdn22.img.ria.ru/i/export/ria/logo.png

10:00 17.07.2019 (обновлено: 18:24 17.02.2020)

962

Религиозные праздники 18 июля

Преподобный Сергий (в миру Варфоломей) — монах, основатель Троицкого монастыря под Москвой, преобразователь русского монашества и один из самых известных и почитаемых в мире русских святых.

Согласно церковной традиции, датой его рождения считается 3 мая 1314 года, хотя документального подтверждения этому нет: основной источник сведений о подвижнике является — житие, написанное его учеником Епифанием Премудрым около 1418 — не указывает ни точного места, ни даты его рождения. Принято считать, что он — уроженец села Варницы, родился в боярской, но вскоре обедневшей семье, в которой, кроме него было еще два сына. Обеднев, все они перебрались в город Радонеж.

Вообще, внешними событиями жизнь преподобного Сергия не богата. С юности мечтал о монашестве, но по просьбе родителей, оставшихся на его попечении, отложил осуществление мечты до их кончины. Потом, пожив немного с овдовевшим братом в монастыре, уговорил его попробовать совсем удалиться от мира. Вместе они поселились в лесу на холме Маковец у реки Кончуры, построили там деревянную церковь во имя Святой Троицы, но брат скоро не выдержал и сбежал в Москву, в Богоявленский монастырь. А Варфоломей остался. Знакомый игумен Митрофан постриг его в монахи с именем Сергий, и через пару лет к нему стали присоединяться другие иноки.

Образовалась монашеская община, потом монастырь, Сергия избрали игуменом. Жили строго — молились, трудились. Слава обители и ее настоятеля росла, в нее стали стекаться паломники, начали селиться по соседству, появились щедрые жертвователи, а у Сергия — ученики. Он ввел в монастыре общинножительный устав, принятый потом во многих русских монастырях: не принося с собой из мира никакого имущества, троицкие иноки должны были добывать себе пропитание тяжелым трудом, пример которого подавал сам игумен, обладавший большой физической силой и необходимыми в сельском быту знаниями.

Сергий мирил враждовавших друг с другом князей, отказался стать митрополитом Московским, когда ему предлагали, основал, кроме Троицкого, еще несколько монастырей и послал в них своих учеников, которые, в свою очередь учредили еще более 40 обителей.

Так, в трудах, воздержании и молитве, как сообщает Епифаний Премудрый, достиг преподобный глубокой старости, предупредил братию о своей скорой кончине и "безмолствовать начал", а перед самой смертью призвал всех, дал наставления, причастился и 25 сентября 1392 года скончался. Почитать его как святого начали еще до того, как на Руси появилась практика канонизации.

А 5 июля (18 июля по новому стилю) 142 года, по свидетельству Пахомия Логофета, были обретены его нетленные мощи, ставшие главной святыней Троице-Сергиева монастыря. До XX века их всего три раза выносили за его ограду — дважды в XVIII веке, спасая от пожара, и в 1812 году, во время войны с Наполеоном.

Но в 1919 году в целях борьбы с "религиозным дурманом" началась кампания "вскрытия мощей". Не избежали общей участи и останки преподобного Сергия. Только главу святого верующим удалось спрятать, а мощи его стали экспонатом Сергиевского историко-художественного музея. В 1941 году их вместе с музейными фондами эвакуировали в Соликамск и только после войны, в 1946 году, вернули Церкви. С тех пор они навсегда обрели свое место в Троицком соборе Троице-Сергиевой лавры.

ria.ru

Сергий Радонежский - почему он?

18 июля и 8 октября - день памяти святого Сергия Радонежского

Что же такого сделал этот святой, если он уже при жизни был почитаем, а позднейшие поколения присвоили ему высокое звание «игумена всея Руси»? Отличен ли монашеский путь Сергия от подвига ранних иноков, и если да, то в чем именно его уникальность? И, наконец, какое влияние оказал преподобный угодник Божий на культуру Северо-востока Руси?

***

Святой жил в XIV веке – в годы монголо-татарского ига. Русские земли по-разному пережили набег ордынцев. И если Европейская часть, более известная сегодня как Украина и Беларусь, уже к середине столетия практически избавилась от политического диктата со стороны оккупантов, то Восток еще не один десяток лет ощущал на себе всю мощь поработителей. А это очень многое значило. На Западе Руси с середины столетия татары практически не вмешивались в политику князей, ограничиваясь лишь поборами и грабежом. А вот Восток вплоть до конца XV века вынужден был считаться с мнением ханов, и даже Великие князья Московские проходили унизительную процедуру признания легитимности своей власти захватчиками.

Все это не могло не сказаться на духовном состоянии как народа, так и правящей элиты. Например, русский святитель Кирилл, ставший митрополитом почти сразу после нашествия Батыя и всю жизнь старавшийся наладить церковную жизнь, в своих записках описывал больше не нищету и разорение, а глубокое нравственное одичание людей. Состояние было даже хуже, чем до крещения Руси – настолько сильно разрушило иго духовный фундамент общества.

Кроме того, на выжженной и опустошенной территории почти не осталось монахов. Те же, немногие, кто смог спастись, уходили в глухие леса. Приток свежих сил в иноческие ряды был очень слабым – народ настолько очерствел душой за годы оккупации, что заботы о Вечности в то время мало кого интересовали. Каждый стремился просто выжить, даже не задумываясь о чем-то более возвышенном. Если же и находились люди, желающие стать на путь монашеского подвига, то они проходили его самостоятельно, вне монастырей, кто как мог. Ведь старцы, которые могли бы передать свой опыт, погибли, а книги, излагающие правила монашеского жития, безвозвратно сгорели в огне пожарищ.

Для полноты картины важно не забывать и тот факт, что чем дальше на восток и север от Киева находились земли, тем дольше длилась их христианизация. На этом фоне преподобному Сергию предстояло в буквальном смысле совершить духовную революцию в глуши отдаленных русских земель, превратив их во второй очаг православной веры. С именем этого человека связан блистательный и неповторимый в отечественной истории расцвет иноческого жития на Востоке Руси.

Первое, что сделал преподобный Сергий, – изменил отношение к монашескому подвигу. В сознании большинства мирян того времени постриг был спасителен сам по себе и приравнивался к Крещению – человек принимал постриг, и уже считался стопроцентно спасенным, свободным от прежних грехов. Именно поэтому среди князей и бояр долгое время бытовал обычай предсмертного принятия иночества. Святой Сергий восстанавливает лучшие монашеские традиции Киевской Руси и всей своей жизнью утверждает истинное понимание монашества. Для всех преподобных отцов, как до Сергия, так и после него, принятие пострига – это не «второе Крещение», не «билет в Рай» и не гарантия спасения – это лишь его возможность через крест непрестанного очищения от грехов; крест послушания до полного самоотречения. И только от самого монаха зависит, использует ли он эту возможность или нет.

Эпоха преподобного Сергия дала Церкви огромное количество святых. Непосредственными учениками великого старца было более двадцати монахов, которые основали в целом около 40 монастырей! Из этих обителей, в свою очередь, выходили новые подвижники, которые дали России еще приблизительно полсотни иноческих общин. В итоге за XIV – XVI века весь Север Руси покрылся густой сетью малых и больших обителей. Например, один только Авраамий Галицкий, бывший в числе первых духовных чад игумена Радонежского, основал четыре обители. Без преувеличения, Сергий является «игуменом всея Руси», вдохновителем и во многом – создателем северного иночества.

Художник Александр Простев

Основание монастырей в описываемую эпоху происходило по такой схеме: подвижник, чающий молитвенного уединения, уходил в лес. Через некоторое время около него собирались другие иноки, и на месте кельи отшельника вырастал монастырь. А старец, тяготясь своей славой, снова уходил в пустынные места, и все повторялось сначала. Была и другая схема, когда инок какого-нибудь монастыря, стяжав благодатные дары Святого Духа, покидал свою родную обитель и основывал другую, уже в ином месте. Князья и богачи тоже строили монастыри, но иноческую жизнь в этих обителях все равно налаживали иноки, прошедшие трудную школу пустынножительства.

XIV столетие считается началом «Золотого века» русского монашества. В течение двух веков – XIV и XV – прославились Дмитрий Прилуцкий, Кирилл Челмогорский, Стефан Махрищский, Александр Куштский, Стефан Пермский, Пахомий Нерехтский, Дионисий Суздальский, Сергий Нуромский, Кирилл Белозерский, Савватий Соловецкий, Андрей Рублев. Это список неполный, его можно продолжать, не говоря уже о подвижниках, имен которых мы не знаем, и которые по своему смирению остались неизвестными. Многих святых связывают узы личной дружбы, которую они пронесли через всю свою жизнь.

Эти преподобные отцы служили не только Богу, но и людям. И если мы внимательно будем читать их жития, то заметим, что чудеса, творимые святыми подвижниками, были направлены, прежде всего, на помощь ближнему. Русский инок во все времена оставался верным сыном своего Отечества, и, несмотря на то, что он отрекается от мирской суеты, сам мир, его проблемы и беды, не становятся иноку чуждыми. Возносясь душой к Богу, монах продолжает болеть за свой народ и молится за него.

В XVI веке, когда наша земля стала оправляться от ужасов татарщины, когда Московское государство окрепло и у людей появилось ощущение стабильности и уверенности в завтрашнем дне, монашество стало клониться к закату. С приходом в страну благополучия и процветания все меньше людей хотело отрекаться от комфорта и достатка, уходить подальше от мира и искать спасение в обители. Подвиг, конечно, продолжал совершаться, многие иноки достигли святости, но в общем потоке монашеского движения уже не было той живой движущей силы, той массовости, которая была присуща иночеству эпохи святого Сергия и его учеников.

Но, несмотря на все дальнейшие перипетии, которые ожидали Церковь и Россию в последующих веках, фигура Радонежского игумена оставалась путеводной звездой для тех сотен тысяч людей, которые в разное время захотели посвятить себя Богу. И в годы Смуты, и в лихолетье раскола, и в бурю Петровских реформ, и в пышный век дворцовых переворотов, и в «просвещенное» XIX столетие, и в годы большевизма игумен Сергий оставался тем самым идеалом, который вдохновлял на подвиг. И даже в периоды наибольшего отпадения России от Бога этот святой служил напоминанием того, до каких высот может взлететь христианская душа в своем подвиге. Без преувеличения, все, что мы имеем лучшего в культуре и духовности России, – и «Троица» Андрея Рублева, и белокаменные соборы, и огромное литературное наследие, –  все это является преломлением и переосмыслением того благодатного опыта, который приобрел, накопил и преумножил великий Радонежский инок.

Ученики и последователи Сергия Радонежского 

Из серии Житие прп. Сергия (прп Симон один из первых учеников Сергия Радонежского)
Фото Александра Простева

- Преподобный Авраамий Галицкий, называемый также Городецким и Чухломским, который был одним из первых учеников и постриженцев преподобного Сергия. Из обители Сергия Радонежского он удалился в страну Галицкую. Он основал четыре обители: монастырь в честь Успения Пресвятой Богородицы, монастырь Положения пояса Богоматери, монастырь во имя Собора Богоматери и обитель в честь Покрова Пресвятой Богородицы, где и скончался.

- Преподобный Павел Обнорский или Комельский. Был келейником у самого игумена Сергия. Потом испросил у старца благословения жить в уединении в окрестных лесах. Основал общежительный монастырь во имя Живоначальныя Троицы.

- Преподобный Сергий Нуромский. Он был грек по происхождению. Основал на реке Нурме монастырь Преображения Господня.

-  Сильвестр Обнорский. Основал обитель Воскресения Христова.

- Преподобные Андроник и Савва. Святитель Алексий испросил у Преподобного Сергия сего ученика для устроения обители Всемилостивого Спаса в семи верстах от Кремля, на речке Яузе в1361 г. Под руководством Преподобного Андроника воспитались его спостник и преемник по игуменству Преподобный Савва и знаменитые иконописцы Андрей Рублев и Даниил.

- Мефодий, основатель обители Пешношской,1361 г.

- Преподобный Феодор, в миpу Иоанн, родной племянник преподобного Сергия. Основатель Симонова монастыря.

- Кирилл и Ферапонт Белозерские, выходцы из Симоновой обители. Кирилл основал обитель Уcпения Пресвятой Богородицы (в1397 г.), а Ферапонт основал монастырь Рождества Богородицы (в1398 г.). В 1408 году преподобный Ферапонт перешёл в Можайск и здесь, в версте от города, основал Лужецкий монастырь.

- Преподобный Афанасий, основатель Высоцкого монастыря в Серпухове около1373 г.

- Преподобный Роман, основатель обители на Киржаче около1374 г.

- Преподобный Леонтий, основатель Стромынского монастыря Успения Богоматери на реке Дубенке около1378 г.

- Преподобный Савва, основатель Дубенского Успенского монастыря. Изображён в Успенском соборе Троицкой Лавры с закрытым правым глазом.

- Преподобный Афанасий пустынник, основатель Череповецкого Воскресенского монастыря.

- Преподобный Ксенофонт Тутанский основал Тутанский Вознесенский монастырь на берегу реки Тьмы.

- Преподобный Ферапонт Боровенский, основатель Успенского Боровенского монастыря, в десяти верстах от города Мосальска Калужской обл.

- Преподобный Савва Сторожевский, после смерти преподобного Сергия и по удалении преподобного Никона на безмолвие, шесть лет управлял Лаврою преподобного Сергия. В 1398 году Савва основал близ Звенигорода на горе Стороже монастырь во имя Рождества Богородицы.

- Преподобный Иаков Железноборский, или Галицкий. Основатель монастыря во имя Предтечи.

- Преподобный Григорий Голутвинский, первый игумен Голутвинского монастыря в Коломне.

- Преподобный Пахомий Нерехтский, основатель Троицкого Сыпанова монастыря близ Нерехты Костромской обл.

- Преподобный Никита Костромской, основатель Богоявленского монастыря в Костроме.

В материале использованы репродукции картин художника Александра Простева

Другие материалы о святом Сергии Радонежском читайте здесь

foma.ru

Церковь празднует обретение мощей Преподобного Сергия Радонежского

При строительстве собора, когда рыли рвы для фундамента открыты и изнесены были нетленные мощи Преподобного

18 июля. ПРАВМИР. Мощи Преподобного Сергия († 1392; память его 25 сентября) были обретены 5 июля 1422 г. при преподобном игумене Никоне († 1426; память его 17 ноября)

В 1408 г., когда Москва и ее окрестности подверглись нашествию татарских орд Едигея, Троицкая обитель была опустошена и сожжена, иноки во главе с игуменом Никоном укрылись в лесах, сохранив иконы, священные сосуды, книги и другие святыни, связанные с памятью преподобного Сергия. В ночном видении накануне татарского набега Преподобный Сергий известил своего ученика и преемника о грядущих испытаниях и предрек в утешение, что искушение будет непродолжительно и святая обитель, восстав из пепла, процветет и еще более возрастет.

Пред началом строительства нового храма во имя Живоначальной Троицы на месте деревянного, освященного 25 сентября 1412 года, Преподобный явился одному благочестивому мирянину и велел известить игумену и братии: «Зачем оставляете меня столько времени во гробе, землей покровенного, в воде, утесняющей тело мое?» И вот при строительстве собора, когда рыли рвы для фундамента открыты и изнесены были нетленные мощи Преподобного, и все увидели, что не только тело, но и одежды на нем были невредимы, хотя кругом гроба действительно стояла вода. При большом стечении богомольцев и духовенства, в присутствии сына Димитрия Донского, князя Звенигородского Юрия Димитриевича († 1425), святые мощи были изнесены из земли и временно поставлены в деревянной Троицкой церкви (на том месте находится теперь церковь Сошествия Святого Духа). При освящении в 1426 году каменного Троицкого собора они были перенесены в него, где и пребывают доныне.

К Преподобному Сергию, как к неиссякаемому источнику молитвенного духа и благодати Господней, во все времена шли на поклонение – для назидания и молитвы, за помощью и исцелением – тысячи народа. С давних времен обитель продолжает быть неоскудевающим светочем духовной жизни и церковного просвещения. Из ее братии избирались на чреду служения многие прославленные иерархи Русской Церкви. В 1744 году обитель за заслуги перед Родиной и верой стала именоваться Лаврой. В 1742 г. в ее ограде учреждена духовная семинария, в 1814 году сюда была переведена Московская духовная академия.

И ныне Дом Живоначальной Троицы служит одним из главных благодатных центров Русской Православной Церкви. Здесь изволением Святого Духа совершаются деяния Поместных Соборов Русской Церкви. В обители имеет местопребывание Святейший Патриарх Московский и всея Руси, который носит на себе особенное благословение Преподобного Сергия, являясь, по установившемуся правилу, «Свято-Троицкой Сергиевой Лавры священноархимандритом».

18 июля, день обретения мощей святого аввы Сергия, игумена Русской земли – самое многолюдное и торжественное церковное празднество в обители.

www.pravmir.ru

Обретение честных мощей Преподобного Сергия Радонежского (18 июля) » Москва

Мощи Преподобного Сергия († 1392; память его 25 сентября) были обретены 5 июля 1422 г. при преподобном игумене Никоне († 1426; память его 17 ноября). В 1408 г., когда Москва и ее окрестности подверглись нашествию татарских орд Едигея, Троицкая обитель была опустошена и сожжена, иноки во главе с игуменом Никоном укрылись в лесах, сохранив иконы, священные сосуды, книги и другие святыни, связанные с памятью преподобного Сергия.


В ночном видении накануне татарского набега Преподобный Сергий известил своего ученика и преемника о грядущих испытаниях и предрек в утешение, что искушение будет непродолжительно и святая обитель, восстав из пепла, процветет и еще более возрастет. Митрополит Филарет писал об этом в «Житии Преподобного Сергия»: «По подобию того, как подобало пострадать Христу, и чрез крест и смерть войти в славу воскресения, так и всему, что Христом благословляется на долготу дней и славу, подобно испытать свой крест и свою смерть». Пройдя через огненное очищение, воскресла в долготу дней обитель Живоначальной Троицы, восстал и сам преподобный Сергий, чтобы уже навеки своими святыми мощами пребывать в ней.


Пред началом строительства нового храма во имя Живоначальной Троицы на месте деревянного, освященного 25 сентября 1412 года, Преподобный явился одному благочестивому мирянину и велел известить игумену и братии: «Зачем оставляете меня столько времени во гробе, землей покровенного, в воде, утесняющей тело мое?» И вот при строительстве собора, когда рыли рвы для фундамента открыты и изнесены были нетленные мощи Преподобного, и все увидели, что не только тело, но и одежды на нем были невредимы, хотя кругом гроба действительно стояла вода.

 

При большом стечении богомольцев и духовенства, в присутствии сына Димитрия Донского, князя Звенигородского Юрия Димитриевича († 1425), святые мощи были изнесены из земли и временно поставлены в деревянной Троицкой церкви (на том месте находится теперь церковь Сошествия Святого Духа). При освящении в 1426 году каменного Троицкого собора они были перенесены в него, где и пребывают доныне.


Все нити духовной жизни Русской Церкви сходятся к великому Радонежскому угоднику и чудотворцу, по всей православной Руси благодатные животворящие токи распространяются от основанной им Троицкой обители. Почитание Святой Троицы в русской земле началось со святой равноапостольной Ольги († 969; сведения о ней 11 июля), воздвигшей первый на Руси Троицкий храм в Пскове. Позже воздвигались такие храмы в Великом Новгороде и других городах. Духовный вклад Преподобного Сергия в богословское учение о Святой Троице особенно велик. Преподобный глубоко прозирал сокровенные тайны богословия «умными очами» подвижника – в молитвенном восхождении к Триипостасному Богу, в опытном Богообщении и Богоуподоблении.


«Сонаследниками совершенного света и созерцания Пресвятой и Владычной Троицы, – изъяснял святой Григорий Богослов, – будут те, которые совершенно соединятся с совершенным Духом». Преподобный Сергий опытно познал тайну Живоначальной Троицы, потому что жизнью своей соединился с Богом, приобщился к самой жизни Божественной Троицы, т. е. достиг возможной на земле меры обожения, став «причастником Божеского естества» (2 Пет. 1, 4).

 

«Кто любит Меня, – сказал Господь, – тот соблюдет слово Мое; и Отец Мой возлюбит его, и Мы придем к нему и обитель у него сотворим» (Ин. 14, 23). Авва Сергий, во всем соблюдший заповеди Христовы, относится к числу святых угодников, в душе которых «сотворила обитель» Святая Троица; он сам сделался «обителью Святой Троицы», и всех, с кем общался Преподобный, он возводил и приобщал к Ней.


Радонежский подвижник, его ученики и собеседники, обогатили Русскую и Вселенскую Церковь новым богословским и литургическим ведением и видением Живоначальной Троицы, Начала и Источника жизни, являющей Себя миру и человеку в соборности Церкви, братском единении и жертвенной искупительной любви ее пастырей и чад. Духовным символом собирания Руси в единстве и любви, исторического подвига народа стал храм Живоначальной Троицы, воздвигнутый Преподобным Сергием, «чтобы постоянным взиранием на Нее побеждался страх ненавистной розни мира сего».


Почитание Святой Троицы в формах, созданных и завещанных святым игуменом Радонежским, стало одной из наиболее глубоких и самобытных черт русской церковности. В Троице Живоначальной Преподобным Сергием было указано не только святое совершенство вечной жизни, но и образец для жизни человеческой, духовный идеал, к которому должно стремиться человечество, потому что в Троице, как Нераздельной, осуждаются усобицы и благословляется соборность, а в Троице, как Неслиянной, осуждается иго и благословляется свобода.

 

В учении Преподобного Сергия о Пресвятой Троице русский народ глубоко чувствовал свое кафолическое, вселенское призвание, и, постигнув всемирное значение праздника, народ украсил его всем многообразием и богатством древнего национального обычая и народной поэзии. Весь духовный опыт и духовное устремление Русской Церкви воплотились в литургическом творчестве праздника Святой Троицы, троицких церковных обрядов, икон Святой Троицы, храмов и обителей Ее имени.


Претворением богословского ведения Преподобного Сергия стала чудотворная икона Живоначальной Троицы преподобного Андрея Радонежского, прозванием Рублева († 1430), инока-иконописца, постриженика Троицкой Сергиевой обители, написанная по благословению преподобного Никона в похвалу святому авве Сергию. (На Стоглавом соборе 1551 года эта икона была утверждена в качестве образца для всей последующей церковной иконографии Пресвятой Троицы.).


«Ненавистная рознь», раздоры и смятения мирской жизни преодолевались иноческим общежитием, насажденным Преподобным Сергием по всей Руси. У людей не было бы разделения, раздоров и войн, если бы человеческая природа, созданная Творцом по образу Божественного Триединства, не была искажена и раздроблена первородным грехом. Преодолевая своим сораспятием Спасителю грех особности и разделения, отвергаясь «своего» и «себя», иноки-общежительники, по учению святого Василия Великого, восстанавливают Первозданное единство и святость человеческой природы.

 

Обитель Преподобного Сергия стала для Русской Церкви образцом такого восстановления и возрождения, в ней воспитались святые иноки, пронесшие затем начертание истинного пути Христова в отдаленные пределы. Во всех своих трудах и деяниях Преподобный Сергий и его ученики воцерковляли жизнь, давая народу живой пример возможности этого. Не отрекаясь от земного, но преображая его, они звали восходить и сами восходили к Небесному.


Школа Преподобного Сергия через обители, основанные им, его учениками и учениками его учеников, охватывает все пространство Русской земли и проходит чрез всю дальнейшую историю Русской Церкви. Четвертая часть всех русских монастырей, твердынь веры, благочестия и просвещения, основана аввой Сергием и его учениками. «Игуменом Русской земли» назвал народ основателя Дома Живоначальной Троицы. Преподобные Никон и Михей Радонежские, Сильвестр Обнорский, Стефан Махрищский и Авраамий Чухломский, Афанасий Серпуховской и Никита Боровский, Феодор Симоновский и Ферапонт Можайский, Андроник Московский и Савва Сторожевский, Димитрий Прилуцкий и Кирилл Белозерский – все они были ученики и собеседники «чудного старца» Сергия.

 

Святители Алексий и Киприан, митрополиты Московские, Дионисий, архиепископ Суздальский, и Стефан, епископ Пермский, состояли с ним в духовном общении. Патриархи Константинопольские Каллист и Филофей писали к нему послания и посылали свое благословение. Чрез преподобных Никиту и Пафнутия Боровских идет духовная преемственность к преподобному Иосифу Волоцкому и дружине его учеников, чрез Кирилла Белозерского – к Нилу Сорскому, к Герману, Савватию и Зосиме Соловецким.


Церковь чтит и тех из учеников и сподвижников Преподобного Сергия, память которых не отмечена в месяцеслове специально, под отдельным днем. Мы помним, что первым пришел к Преподобному на Маковец старец Василий Сухой, названный так за его несравненное постничество. Вторым был инок Якута, т. е. Иаков, из простых крестьян, он безропотно долгие годы нес в обители хлопотное и трудное послушание рассыльного. Пришли, среди прочих учеников, к Преподобному его земляки из Радонежа диакон Онисим с сыном Елисеем. Когда собралось 12 иноков и построенные келлии обнесены были высокой оградой, диакона Онисима авва назначил привратником, потому что келлия его была крайняя от входа в обитель.

 

Под сенью святой Троицкой обители провел свои последние годы игумен Митрофан, тот самый, кто постриг когда-то Преподобного Сергия в ангельский образ и наставил в иноческих подвигах. Могила умершего вскоре блаженного старца Митрофана стала первой на монастырском кладбище. В 1357 году пришел в обитель из Смоленска архимандрит Симон, оставив почетную должность настоятеля в одном из смоленских монастырей ради того, чтобы стать простым послушником у Богоносного Радонежского игумена.


В награду за великое смирение Господь сподобил его быть участником дивного видения Преподобного Сергий о будущем умножении его иноческого стада. По благословению святого аввы принял на себя подвиг молитвенного безмолвия блаженный старец Исаакий Молчальник, чье молчание для иноков и внешних было поучительнее всяких слов. Лишь один раз за годы безмолвия отверз уста преподобный Исаакий – чтобы свидетельствовать, как виденный им Ангел Божий сослужил в алтаре Преподобному Сергию, совершившему Божественную литургию. Очевидцем благодати Святого Духа, содействовавшей Преподобному, был также екклисиарх Симон, который видел однажды, как Небесный огонь сошел на Святые Тайны и угодник Божий «причастился огня неопально».

 

Старца Епифания († ок. 1420), бывшего позже, при игумене Никоне, духовником Сергиева стада, Церковь называет Премудрым за высокую ученость и великие духовные дарования. Он известен как составитель житий Преподобного Сергия и его собеседника Святителя Стефана Пермского, похвальных слов им, а также «Слова о жизни и преставлении великого князя Димитрия Донского». Житие Преподобного Сергия, составленное Епифанием через 26 лет по кончине Преподобного, т. е. в 1418 г., было затем переработано прибывшим с Афона иноком агиографом Пахомием Сербом, прозванным Логофетом.


К Преподобному Сергию, как к неиссякаемому источнику молитвенного духа и благодати Господней, во все времена шли на поклонение – для назидания и молитвы, за помощью и исцелением – тысячи народа. И каждого из прибегающих с верой к его чудотворным мощам он исцеляет и возрождает, исполняет силы и веры, преображает и возводит к своей светоносной духовности.


Но не только духовные дары и благодатные исцеления подаются всем, приходящим с верою к мощам Преподобного, но ему дана также от Бога благодать защищать от врагов Русскую землю. Своими молитвами Преподобный был с воинством Димитрия Донского на Куликовом поле; он благословил на ратный подвиг своих пострижеников-иноков Александра Пересвета и Андрея Ослябя.

 

Он указал Иоанну Грозному место для сооружения крепости Свияжска и помогал в победе над Казанью. Во время польского нашествия Преподобный Сергий явился во сне нижегородскому гражданину Козме Минину, повелевая собирать казну и вооружать войско для освобождения Москвы и Русского государства. И когда в 1612 г. ополчение Минина и Пожарского после молебна у Святой Троицы двинулось к Москве, благодатный ветр развевал православные стяги, «яко от гроба самого Чудотворца Сергия».


К периоду Смутного времени и польского нашествия относится героическое «Троицкое сидение», когда многие иноки по благословению преподобного игумена Дионисия повторили священный ратный подвиг сергиевых учеников Пересвета и Ослябя. Полтора года – с 23 сентября 1608 г. по 12 января 1610 года – осаждали поляки обитель Живоначальной Троицы, желая разграбить и разрушить этот священный оплот православия.

 

Но заступлением Пречистой Богородицы и молитвами Преподобного Сергия, «со многим стыдом» бежали наконец от стен монастыря, гонимые Божиим гневом, а вскоре и сам предводитель их Лисовский погиб лютой смертью как раз в день памяти Преподобного, 25 сентября 1617 г. В 1618 г. приходил к стенам Святой Троицы сам польский королевич Владислав, но, бессильный против охраняющей обитель благодати Господней, вынужден был подписать перемирие с Россией в принадлежавшем монастырю селе Деулине. Позже здесь был воздвигнут храм во имя Преподобного Сергия.


В 1619 году посетил Лавру приехавший в Россию Иерусалимский патриарх Феофан. Он в особенности пожелал видеть тех иноков, которые в годину военной опасности дерзнули возложить на себя поверх иноческих одеяний боевые кольчуги и с оружием в руках встали на стенах святой обители, отражая неприятеля. Преподобный Дионисий, игумен, возглавлявший оборону († 1633; сведения о нем 12 мая), представил патриарху более двадцати иноков.


Первым из них был Афанасий (Ощерин), самых преклонных лет, до желтизны седой старец. Патриарх спросил его: «Ты ли ходил на войну и начальствовал над воинами?». Старец ответил: «Да, Владыко святой, понужден был кровавыми слезами». – «Что же свойственнее иноку – молитвенное уединение или воинские подвиги пред людьми?» – Блаженный Афанасий, поклонясь, отвечал: «Всякая вещь и всякое дело познается в свое время. Вот подпись латинян на голове моей, от оружия. Еще шесть памятей свинцовых в моем теле. В келлии сидя, в молитвах, разве смог бы я обрести таких побудителей к воздыханию и стенанию? А было все это не нашим изволением, но по благословению пославших нас на Божию службу». Тронутый мудрым ответом смиренного инока, патриарх благословил и поцеловал его. Он благословил и остальных монахов-воинов и выразил одобрение всему братству Лавры Преподобного Сергия.


Подвиг обители в тяжелое для всего народа Смутное время описан келарем Авраамием (Палицыным) в «Сказании о событиях Смутного времени» и келарем Симоном Азарьиным в двух агиографических сочинениях: «Книге о чудесах Преподобного Сергия» и «Житии преподобного Дионисия Радонежского». В 1650 г. Симеоном Шаховским был составлен акафист Преподобному Сергию, как «взбранному воеводе» Русской земли, в память об избавлении Троицкой обители от вражеского обстояния. Другой существующий акафист Преподобному был составлен в ХVIII веке, автором его считают митрополита Московского Платона (Левшина; † 1812).


В последующее время обитель продолжала быть неоскудевающим светочем духовной жизни и церковного просвещения. Из ее братии избирались на чреду служения многие прославленные иерархи Русской Церкви. В 1744 году обитель за заслуги перед Родиной и верой стала именоваться Лаврой. В 1742 г. в ее ограде учреждена духовная семинария, в 1814 году сюда была переведена Московская духовная академия.


И ныне Дом Живоначальной Троицы служит одним из главных благодатных центров Русской Православной Церкви. Здесь изволением Святого Духа совершаются деяния Поместных Соборов Русской Церкви. В обители имеет местопребывание Святейший Патриарх Московский и всея Руси, который носит на себе особенное благословение Преподобного Сергия, являясь, по установившемуся правилу, «Свято-Троицкой Сергиевой Лавры священноархимандритом».


Пятое июля, день обретения мощей святого аввы Сергия, игумена Русской земли – самое многолюдное и торжественное церковное празднество в обители.

 

Источник: "Православный Воин"

3rm.info


Смотрите также