Мир после правды


Мир после правды | АРГУМЕНТ

Версия для печати

Почему в современном мире ложь политиков не имеет значения

Мы живем в мире «после правды», или «после фактов». Не просто в мире, где политики и СМИ врут — они лгали всегда — а в мире, где они вообще не заботятся о том, говорят они правду или нет. Алгоритмы, разработанные такими компаниями, как Гугл или Фейсбук, основаны на данных о ваших предыдущих поисковых запросах и кликах, поэтому с каждым новым поиском и кликом вы находите подтверждение именно ваших собственных предубеждений.

Когда русская армия грубо аннексировала Крым, Владимир Путин, цинично улыбаясь, заявил миру, что в Украине российских солдат нет. Его ложь по сути означала, что правда больше не имеет значения.

А когда Дональд Трамп придумывает факты, какие ему заблагорассудится, заявляя, что видел, как тысячи мусульман из Нью Джерси праздновали падение башен-близнецов, или как правительство Мексики умышленно отправляет «плохих» иммигрантов в США, или когда проверка фактов указывает на ложность 78% его утверждений, но он тем не менее становится кандидатом в президенты США — это, похоже, означает, что факты больше не имеют значения и в Стране Свободы.

Когда агитаторы за Брексит заявляют: «Давайте отдадим на здравоохранение те 350 миллионов фунтов, которые у нас каждую неделю забирает Евросоюз», а после победы на референдуме эта идея опровергается одним из лидеров Брексит как ложная, а другой называет ее «стремлением», то становится очевидно, что мы живем в мире «после правды», или «после фактов». Не просто в мире, где политики и СМИ врут — они лгали всегда — а в мире, где они вообще не заботятся о том, говорят они правду или нет.

Как мы к такому пришли? Это все из-за прогресса технологий? Экономической глобализации? Кульминации истории философии? Есть что-то от подросткового энтузиазма в таком вот отвержении веса фактов — этих массивных символов образования и власти, напоминаний о нашем месте и наших ограничениях — но почему это восстание происходит именно сейчас?

Многие обвиняют технологии. Вместо введения новой эры правдивости информационная эпоха позволяет лжи распространяться способом, который технари называют «цифровой лавиной». иИ пока кто-то проверит факты и выявит ложь, будут созданы тысячи новых обманов, и сам этот объем «каскада дезинформации» делает нереальность непреодолимой.

Все, что на самом деле стоит — это чтобы на лжи кто щелкнул мышкой, а это зависит от того, как ложь вписывается в существующие предубеждения людей. Алгоритмы, разработанные такими компаниями, как Гугл или Фейсбук, основаны на данных о ваших предыдущих поисковых запросах и кликах, поэтому с каждым новым поиском и кликом вы находите подтверждение именно ваших собственных предубеждений.

Социальные СМИ, которые сейчас стали главным источником информации для большинства американцев, заводят нас в «комнаты эха», заполненные людьми с подобным образом мышления, и скармливают нам только те вещи, от которых мы чувствуем себя лучше, — и неважно, правдивы эти вещи или нет.

Технология может иметь и более деликатное влияние на наши отношения с правдой. Новые медиа, с их мириадами экранов и потоковыми трансляциями делают реальность настолько фрагментированной, что ее становится невозможно понять. И это толкает нас, или позволяет нам бежать от нее в виртуальную реальность и фантазии.

Фрагментация в сочетании с дезориентацией, вызванной глобализацией, оставляет людей с чувством сильного стремления к более защищенному прошлому, и это порождает ностальгию.

«Двадцать первый век характеризуется не поиском новизны», — писала покойная российско-американская философ Светлана Бойм, а распространением ностальгии ... ностальгические националисты и ностальгические космополиты, ностальгические любители природы и ностальгические «любители городов» обмениваются пиксельными выстрелами в блогосфере.«

Вот почему армия путинских интернет-троллей скармливает публике мечты о восстановленных Российской империи и Советском Союзе; Трамп пишет в Твиттере «США вновь получат величие», сторонники Брексит жаждут утраченной Англии в Фейсбуке, а вирусные снаф-фильмы и ИГИЛ проставляют мифический Халифат«. Восстановительная ностальгия, утверждает Бойм, стремится восстановить утраченную родину с «параноидальной целеустремленностью», представляет себя как «правду и традиции», зацикленай на символах величия и «отвергает критическое мышление в пользу эмоциональных связей ... В крайних случаях она может порождать фантомную родину, ради которой эти люди готовы умирать или убивать. Неосмысленная ностальгия может порождать монстров».

Этот побег в техно-фантазии переплетен с экономической и общественной неуверенностью. Если все факты утверждают, что у тебя нет экономического будущего, то зачем прислушиваться к этим фактам? Если ты живешь в мире, где небольшое событие в Китае приводит к смерти в Лионе, где правительство, похоже, не имеет контроля над тем, что происходит, то вера в старые носители авторитета — политиков, ученых, медиа, — разрушается.

И это приводит к тому, что лидер Брексит Майкл Гоув заявляет, что народ Британии «устал от экспертов», Трамп кричит о «кривых эфирах» в СМИ, а сайты «альтернативных новостей» процветают. Парадоксально, но люди, которые не доверяют «традиционным» СМИ, более склонны потреблять дезинформацию, как это показало исследование Северо-восточного университета.

«Удивительно, но потребители альтернативных новостей, пользователи готовы избежать „массовой манипуляции“ в мейнстримных медиа, более активно реагируют на вброс фальшивых заявлений.»

То, что начинается как здоровый скептицизм, заканчивается поиском диких конспирологических теорий. Контролируемое Путиным телевидение находит американский заговор буквально за всем; Трамп спекулирует, что события 11 сентября были организованы изнутри, а часть кампании Брексит видела Великобританию жертвой нападения немецко-франко-европейских заговорщиков.

«Не существует такой вещи, как объективная журналистика», — утверждают руководители путинских пропагандистских сетей Дмитрий Киселев и Маргарита Симоньян в ответ на просьбу объяснить редакционные принципы, которые позволяют представлять конспирологические теории равноценными исследованиям, основанных на фактах.

Международный телеканал Кремля, RT, заявляет, что подает «альтернативную» точку зрения, хотя на практике это означает, точка зрения редактора маргинального правого журнала делают такой же достойной доверия, как точку зрения университетского ученого, и тем самым ложь становится столь же стоящей ретрансляции, как и свершившийся факт.

Дональд Трамп играет в ту же игру, когда ретранслирует дикие слухи якобы как рациональные, альтернативные точки зрения, озвучивая истории о том, что Обама — мусульманин, или конкурент Тед Круз тайно имеет канадский паспорт. И все это с преамбулой: «Многие люди говорят, что ...»

В тему: Трамп: американская трагедия. Или...?

Такое приравнивание правды к фальшивкам получает информационное основание и поддержку со стороны вездесущего позднего постмодернизма и релятивизма, который просочился за последние тридцать лет из научных кругов в СМИ, а затем везде, где только можно.

Эта школа мысли истолковала тезис Ницше о том, что «не существует фактов, а есть лишь интерпретации» в таком смысле, что любая версия событий является просто другим изложением, и где ложь можно оправдать как «альтернативную точку зрения» или «личное мнение», ибо «все относительно» и «каждый имеет свою собственную правду» (и в Интернете это действительно так).

Маурицио Феррарис, один из основателей движения нового реализма и один из самых убедительных критиков постмодернизма, утверждает, что мы являемся свидетелями завершающего этапа двух интеллектуальных веков. Базовая цель Просвещения состояла в том, чтобы сделать возможным анализ мира, передав право определять реальность от божественной силы к индивидуальному разуму.

Декартово «Я мыслю, то есть я существую» переместило точку сосредоточения знаний в человеческое сознания. Но если единственная вещьь, которую вы можете познать, это ваш мозг, то, как это сформулировал Шопенгауэр, «мир — это мое представление».

В конце 20 века постмодернисты пошли еще дальше, заявив, что «не существует ничего вне текста», и что наши мысли о мире являются производными от навязанных нам властных моделей.

Это приводит к силлогизму, который Феррарис заключает так: «Вся реальность создана из знаний, знания порождены властью, соответственно, вся реальность создана властью. То есть, реальность — это действительно конструкция власти, и это делает ее одновременно отвратительной (если под «властью» мы понимаем Власть с большой буквы, которая доминирует над нами) и пригодной для трансформаций (если под «властью» мы понимаем «нашу собственную власть»).

Постмодернизм изначально позиционировал себя как движение за освобождение, путь освобождения людей от деспотических нарративов, которые им навязывались. Но, как указывает Феррарис, «пришествие медийного популизма явило пример прощания с реальностью, которая не освобождала вообще никого».

Если реальность бесконечно меняется, тогда Берлускони, который оказал значительное влияние на Путина, может справедливо заявить: «Разве вы не понимаете, что нет ничего — ни идеи, ни политика, ни продукта — пока он не появится в телевизоре?»; тогда администрация Буша может оправдать войну, основываясь на неверной информации.

«Когда мы действуем, мы создаем нашу собственную реальность», — заявил «Нью-Йорк Таймс» старший советник Буша, вероятно — Карл Роув, в цитате, которую приводит Феррарис, — «и пока вы исследуете эту реальность — пусть даже из рациональных позиций — мы уже снова действуем, создавая другие, новые реальности».

Еще больше усугубило ситуацию то, что постмодернизм, заявляя, что все знания — это (тираническая) власть, устраняет почву, на которой можно было выступить против этой власти. Вместо этого он постулирует: «Поскольку рациональность и интеллект являются формами доминирования ..., то следует искать освобождение в чувственном и телесном, которые являются революционными сами по себе».

Отбрасывание аргументов, основанных на фактах, в пользу эмоций, становится добром в себе. Мы можем услышать политическое эхо этих идей в мыслях Эррона Бэнкса, основателя кампании «Выход из Евросоюза»: «Кампания за то, чтобы остаться, апеллировала к фактам, фактам, фактам, фактам. А это вообще не работает. Вам надо эмоционально соединиться с людьми. В этом заключается успех Трампа».

Феррарис видит корни этой проблемы в ответе философов на взлет науки в 18-м веке. Когда наука взяла на себя роль интерпретации реальности, философия стала более антиреалистической, чтобы сохранить пространство, в котором она все еще ​​может иметь значение.

Когда я пытаюсь предоставить смысл тому миру, в котором я рос и живу; миру, который в моем случае очерчен Россией, Евросоюзом, Великобританией и США — то мне не надо слишком углубляться в прошлое, чтобы найти время, когда факты имели значения.

Я помню, что факты казались чрезвычайно важными во время Холодной войны. И советские коммунисты, и западные демократические капиталисты полагались на факты, чтобы доказать, что их идеология является правильной.

Коммунисты подделывали факты — но в конце концов они проиграли, потому что не могли больше гнуть эту линию. Когда их ловили на лжи, они реагировали агрессивно. Было важно, чтобы тебя считали точным с фактами.

Почему факты были важны для этих двух сторон? Оба проекта пытались, по крайней мере официально, доказать идею рационального прогресса.

Идеология, история и использование фактов шли бок о бок. Более того, как указал мне медиа-предприниматель и активист Тони Карзон Прайс, во время войны лидерство и власть важны, потому что они обеспечивают вашу безопасность. Вы смотрите на лидеров, чтобы они дали вам факты — и они возлагают их на вас.

А тогда наступили 1990-е. Больше не было прогресса, чтобы к нему стремиться, нечего было доказывать. Факты стали отделенными от политических сюжетов. В этом было счастье: пришло время гедонизма и экстаза, легкомыслия, с которым мы могли игнорировать факты о состоянии наших банковских счетов и набирать столько долгов, сколько нам хотелось.

Без фактов и идей новыми обладателями политики стали манипуляторы и политтехнологи. В России царистские и КГБшные традиции формирования марионеточных политических движений слились с западными пиар-трюками, породив потемкинскую демократию, в которой Кремль манипулировал всеми нарративами и всеми партиями, от крайне левых до крайне правых.

Это началось в 1996-м, когда фальшивые партии и фальшивые новости пошли в ход, чтобы спасти президентство Ельцина, и распространилось на всю Евразию, став образцом «виртуальной политики» (политтехнолог Трампа Пол Манафорт работал в интересах Кремля в 2005 году, помогая созданию желаемого Путину президентства Януковича в Украине).

В тему: Пол Манафорт — проект Кремля?

В Великобритании это выразилось в гипертрофированную карьеру Аластера Кэмпбелла, пресс-секретаря, который никогда не участвовал в выборах, но считался настолько влиятельным, что политическая пресса того периода представляла его как сердечник власти в стране. В США это началось с первой войной в Персидском заливе, которую Бодрийяр описал как чистое изобретение СМИ, и далее через показательные манипулирования Билла Клинтона ко второй войне в Заливе и легендарной цитате Роува «мы создаем реальность».

Но несмотря на весь их цинизм, эти манипуляторы и политические технологи в то время все же пытались создать иллюзию правды.

Ихх истории выглядели связно, даже если у них не хватало фактов. А когда реальность стала явной — и аудитория осознала иллюзии московских событий, появились рассказы об Ираке и обвалился фондовый рынок — реакцией на это стало повышение ставок, утверждение, что факты вообще не имеют значения, и создание фетиша из равнодушия к ним.

Для правителей в этом есть много преимуществ — и большое облегчение для избирателей.

Путину не надо выдумывать больше убедительную историю, ему надо дать понять, что врут все, подорвать моральное превосходство своих врагов и убедить свой ​​народ, что альтернативы ему нет. «Когда Путин нагло врет, он хочет, чтобы Запад указал на эту ложь, — говорит болгарский политолог Иван Крастев — чтобы он мог указать на них и заявить: но вы тоже лжете». А если все врут, то все дозволено, — будь-то в личной жизни или в оккупации других стран".

В этом есть радость, но радость темная. Все те безумства, которые вы испытываете, можно выпустить на волю — и это нормально. Сущность Трампа — это оправдать удовольствие от обливания грязью, радость чистых эмоций, часто злых эмоций, за которыми нет никакого смысла. И аудитория, которая уже прожила десятилетия без фактов, может теперь потакать полной, анархической свободе от логики и здравомыслия.

Автор: Питер Померанцев. Оригинал: Granta

Переведено и опубликовано на сайте ТЕКСТИ


В тему:

argumentua.com

Мир после правды | «Журналист»

Но хотя Facebook и другие социальные медиа могут фильтровать новости в соответствии с предпочтениями пользователей, они плохой фильтр того, что является правдой. Филиппо Менцер и его команда в Университете Индианы использовали данные теперь уже закрытого сайта Emergent, чтобы проверить, есть ли разница в популярности статей, содержащих «дезинформацию» и «достоверную информацию». Распространение обоих типов статей в Facebook оказалось очень схожим. «Другими словами, достоверность не является преимуществом», — констатирует Менцер.

Facebook, как и рынок, ничего не делает, чтобы отделить зёрна от плевел. В надежде заработать клики и стать популярными, онлайн-публикации, такие как National Report, Huzlers and The World News Daily Report, нашли доходную нишу, качающую мистификации, часто базирующиеся на циркулирующих слухах и предрассудках. Это и новые свидетельства чудес Иисуса Христа, и известный бренд чая, якобы содержащий мочевую кислоту, и женщина-трансгендер, фотографирующая маленькую девочку в туалете супермаркета — годится всё и всё подаётся параллельно мировым новостям. Многие люди не задумываясь делятся таким контентом, никогда не проверяя, правда это или нет.

Ослабленные снижающимся количеством читателей и рекламы традиционные СМИ, старающиеся выжить онлайн, также стали частью проблемы. «Слишком часто новостные организации играют основную роль в распространении мистификаций, фальшивых утверждений, сомнительных слухов и заразительного двусмысленного контента, что загрязняет цифровой информационный поток, — пишет Крег Силвермен, издатель BuzzFeed Canada в исследовании для Тоу-центра цифровой журналистики (Tow Centre for Digital Journalism), Колумбийская Школа Журналистики. — Не помогает и то, что инструменты, отслеживающие и даже предсказывающие наиболее популярные линки, становятся лучше». «На самом деле это помогает объяснить, почему мистер Трамп так широко представлен», — говорит Мэтт Хиндмен из Вашингтонского университета Джоржтаун.

Не менее важно и то, что в Facebook возникли экосистемы — как левые, так и правые — политических онлайн-публикаций. Страницы Occupy Democrats и Make America Great имеют миллионы фанатов. Они привлекают главным образом обращённых, но на этих сайтах образуются эхо-нарративы, поступающие затем в широкий политический мир. Они помогли выстроить поддержку и Берни Сандерса, и Трампа…

Возьмём, например, недавние спекуляции о здоровье госпожи Клинтон. Они начались с видео, показывающего, что она страдает от эпилептических припадков. Миллионы онлайн-просмотров. Новость подхватила Breitbart News, веб-издание, поддерживающее Трампа, а в прошлом месяце (августе — ЖУРНАЛИСТ) Стивен Бэннон, босс сайта, стал исполнительным директором избирательной кампании мистера Трампа и продолжил историю. «Я не говорю, что у неё был инсульт или что-то подобное, но она уже не та женщина, которую мы видели раньше», — заявляет господин Бэннон. Мистер Трамп также упомянул о здоровье госпожи Клинтон в своей речи. Руди Джулиани, бывший мэр Нью-Иорка, призвал людей посмотреть в интернете этот ролик. Кампания Клинтон назвала это «безумной теорией заговора», но сомнения растут и работает «обратный эффект».

Подобная тактика сделала бы честь Дмитрию Киселёву. «Эра нейтральной журналистики закончилась, — сказал главный пропагандист Кремля в недавнем интервью. — Она невозможна, потому что то, что вы выбираете, в огромном море информации уже субъективно». Российское правительство и его медиа, такие как Russia Today — международное новостное агентство, руководимое господином Киселёвым — выдаёт постоянный поток ложных утверждений, очень похожих на фейковые новостные сайты на Западе. Кремль задействовал армию «троллей», которые сражаются от его имени в секциях комментариев на западных сайтах и в Twitter. Её миньоны насадили тысячи ботов в социальных сетях и другой спам, призванный утопить другой контент.

«Количество информации — вот новая цензура», — говорит Зейнеп Туфекси из университета Северной Каролины и добавляет, что «другие правительства стали применять ту же тактику. Например, китайские власти не пытаются цензурировать то, что им не нравится в социальных медиа, но часто топят сети отвлекающей информацией». Подобным же образом, после попытки переворота, резко увеличилось количество сомнительных постов и твитов в Турции. «Даже мне трудно сказать, что действительно происходит в отдельных районах Турции», — говорит господин Туфекси, рождённый в этой стране.

Само по себе такое разнообразие голосов совсем не плохо. Живые социальные медиа часто являются силой добра и позволяют распространять информацию, которая иначе оставалась бы неизвестной. В Бразилии и Малайзии социальные сети выявили правду о коррупционном скандале в Petrobras, государственной нефтяной компании, где были украдены деньги из государственного инвестиционного фонда 1MDB (1Malaysia Development Berhad).

(Федеральное Бюро Расследований США обвиняет бывшего руководителя фонда в растрате $3 млрд, переданных благотворителями — ЖУРНАЛИСТ).

Есть и способы отделить хорошую информацию от плохой. Множатся проверяющие факты сайты, и не только в Америке. Сейчас их насчитывается почти 100. Как сообщает лаборатория репортёров университета Дьюка (Reporters’ Lab at Duke University). Социальные медиа стали более активно защищать свои платформы. Так, Facebook недавно поменял алгоритм и стал лучше фильтровать то, что пользователи видят на новостных экранах. Технология улучшится: Филиппо Менцер и его команда в университете Индианы разрабатывают инструменты, которые кроме всего прочего определяют, не сидит ли в твитер-аккаунте бот.

 

jrnlst.ru

Борьба с фейками и свобода СМИ: на ЯМЭФ обсудили проблемы мировой медиасферы

18:3418.04.2019

(обновлено: 18:36 18.04.2019)

12811

ЯЛТА, 18 апр – РИА Новости Крым. В первый день V Ялтинского международного экономического форума состоялся круглый стол на тему "Мир "после правды": всемирная сеть без свободы слова?", организованный Министерством иностранных дел РФ и МИА "Россия сегодня". Участники дискуссии обсудили тенденции трансформации мирового медиапространства, проблемы соблюдения свободы слова в России и на Западе и борьбы с фейковыми новостями в СМИ и соцсетях, вопросы информационной безопасности детей и т.д.

Посол Сирии оценил роль ЯМЭФ в сотрудничестве с РоссиейВ частности, руководитель департамента информации и печати МИД РФ Мария Захарова отметила, что сегодня в мире идет трансформация прежних моделей построения и функционирования информационного мира. В то же время эту работу страны ведут без какого-либо взаимодействия, независимо друг от друга.

"Мы сейчас видим, как мировое сообщество ищет эти новые подходы к информационной сфере. Но проблема заключается в том, что эти поиски происходят не коллективно. Эти ответы ищутся не с точки зрения создания общей, равной для всех информационной среды, которая была бы зоной взаимодействия, реагирования на кризисные ситуации в информационной и иных сферах. Эти поиски ведутся не на основе некоей общей платформы, где люди понимали бы правила игры", – констатировала она.

Круглый стол "Мир "после правды": всемирная сеть без свободы слова?"

На Ялтинском форуме присутствуют 4,5 тысячи участников из 89 стран - НазаровПо мнению Захаровой, выработка новых моделей построения медиапространства стала ареной для соревнования между рядом стран, в первую очередь США, Великобритании и Франции, которые претендуют на лидерство в новых подходах в информационной среде. Власти этих государств пытаются выступать новаторами в этой области, при этом они перманентно нарушают фундаментальные основы данной сферы – свободу слова и СМИ. В частности, это выражается в постоянных нападках на российские масс-медиа, работающие на Западе.

Директор по коммуникациям и связям с общественностью МИА "Россия сегодня" Петр Лидов-Петровский акцентировал внимание на недавно принятых в России законах, касающихся борьбы с распространением недостоверной информации. Он отметил, что многие россияне ошибочно полагают, что это какое-то новое, уникальное явление. Между тем, в большинстве стран мира в той или иной степени существуют подобные законы, и зачастую они работают более жестко, чем в РФ.

Президент Южной Осетии: ЯМЭФ свидетельствует, что Крыму не страшны санкции"Западные страны, которые, может быть, справедливо являются законодателями мод в сфере регулирования Интернета, плевать хотели на любые законы и действуют более эффективными методами. Например, в США действует поправка, запрещающая любую цензуру. Однако там нет никаких проблем с ограничением того, что граждане США читают. 70% американцев, по данным исследований, получают информацию из Фейсбука. При этом Марка Цукерберга часто вызывают в Конгресс США для бесед. Ему рассказывают, что нужно убрать, кого заблокировать и каким образом подавать новости", – пояснил Лидов-Петровский.

Круглый стол "Мир "после правды": всемирная сеть без свободы слова?". Директор по коммуникациям и связям с общественностью МИА "Россия сегодня" Петр Лидов-Петровский

Менеджер в сфере информационных технологий и искусственного интеллекта Игорь Ашманов затронул практический аспект борьбы с фейковыми новостями. По его мнению, в России за счет государства необходимо создать отдельную редакцию, которая будет выявлять недостоверные данные в СМИ и представлять эту информацию широкой общественности.

ЯМЭФ дает возможность оценить богатейший потенциал Крыма - Путин"Чтобы определять фейки, нужна редакция. Это большой проект, который, с моей точки зрения, должно оплачивать государство. Решить проблему распознания правды на самом деле нельзя. Это невозможно. А вот распознавать фейки, делать их реестр, своего рода "доску позора", и рассказывать всем об этом вполне возможно", – убежден эксперт.

В свою очередь уполномоченный при президенте РФ по правам ребенка Анна Кузнецова, говоря о проблеме влияния современного интернет-контента на детей, отметила, что в государственной программе "Десятилетие детства" отдельный блок посвящен информационной безопасности подрастающего поколения.

"Запрос на правду у детей всего мира колоссальный. Им хочется знать, где черное, а где белое. Пройти по этому огромному информационному полю, если оно будет полно деструктива и лжи, не запачкавшись, невозможно. Поэтому детей нужно учить делать правильный информационный выбор. Эту культуру необходимо прививать нашим детям через систему воспитания и образования", — сказала детский омбудсмен.

Круглый стол "Мир "после правды": всемирная сеть без свободы слова?". Уполномоченный при президенте РФ по правам ребенка Анна Кузнецова

Ялтинский международный экономический форум — ежегодное деловое мероприятие в экономической сфере, проводимое в Крыму. В 2019 году форум проходит с 18 по 20 апреля. Организаторы ожидают более 3 тысяч участников из порядка 100 стран мира. Сайт РИА Новости Крым и радио "Спутник в Крыму" выступают генеральными региональными информационными партнерами форума. 

Ялтинский международный экономический форум

Ялтинский международный экономический форум

Ялтинский международный экономический форум

Участники V Ялтинского международного экономического форума

Стенды МИА "Россия Сегодня" и "Спутник в Крыму" на Ялтинском международном экономическом форуме

Президент Южной Осетии Анатолий Бибилов и глава Республики Крым Сергей Аксенов

Президент Республики Южная Осетия Анатолий Бибилов (слева) дает интервью на стенде "Спутник в Крыму" во время Ялтинского международного экономического форума

Брифинг официального представителя МИД России М. Захаровой

Секция "Туризм как точка роста экономики региона" на ЯМЭФ-2019

Круглый стол на тему "Мир "после правды": всемирная сеть без свободы слова?", организованной МИА "Россия сегодня" и МИД РФ в рамках V Ялтинского экономического форума

Круглый стол на тему "Мир "после правды": всемирная сеть без свободы слова?", организованной МИА "Россия сегодня" и МИД РФ в рамках V Ялтинского экономического форума

V Ялтинский международный экономический форум. На фото: глава Госсовета Крыма Владимир Константинов (справа) и глава комитета ГС РК по санаторно-курортному комплексу и туризму Алексей Черняк (слева)

Ялтинский международный экономический форум

Сопредседатель генерального совета Ассамблеи народов Евразии Далбир Сингх (Индия) во время Ялтинского международного экономического форума

Политик Абдулаи Балде (Сенегал) дает интервью на стенде МИА "Россия Сегодня" во время Ялтинского международного экономического форума.

Гости Ялтинского международного экономического форума

Глава Крыма на V Ялтинском международном экономическом форуме

Журналисты во время работы на V Ялтинском международном экономическом форуме

Участники V Ялтинского международного экономического форума

Участницы Ялтинского международного экономического форума

crimea.ria.ru

В мире после правды. Три факта, которые нужно знать / НВ

25 ноября 2016, 15:42

Цей матеріал також доступний українською

Сами того не осознавая, мы оказались в параллельном реальному уютном информационном мирке

Мы стремительно погружаемся в мир постправды, где истину все сложнее отличить от лжи. Социальные сети становятся главным инструментом для создания параллельных реальному информационных миров. Победа Трампа, Brexit - все это первые последствия информационного шторма, который грозит опрокинуть демократические общества по всему миру.

Три факта о мире после правды, которые вы должны знать, если хотите получить шанс на свое собственное, а не незаметно навязанное извне, мнение:

1. С недавних пор все мы находимся в информационном пузыре, где за нас решают, что мы увидим в своей ленте новостей и социальных сетях. Я говорю не метафорически, а буквально. По состоянию на 2016 год, Facebook, Twitter, ВКонтакте и другие крупнейшие соцсети демонстрируют далеко не все посты, которые должны были бы попасть вам в ленту, а лишь то, что вам, вероятнее всего, понравится. Это определяется по тому, каким людям, страницам и типам постов вы ставите лайки, делаете репосты, оставляете комментарии и на каких постах дольше задерживаете свой взгляд при прокрутке ленты новостей. Все это приводит к тому, что вы постепенно, сами того не осознавая, оказываетесь в параллельном реальному уютном информационном мирке, полностью подстроенном под ваши вкусы.

Если вы поддерживаете правые идеи, то неизбежно будете больше лайкать и взаимодействовать с постами и людьми, которые разделают ваши взгляды. Очень скоро новостная лента начнет показывать вам лишь посты и людей, которые согласны с вашим мнением, то есть, тоже поддерживают правых политиков и идеи. Вы будете видеть новости со странных сайтов, которые циркулируют лишь в правых кругах, будете слышать мнение лишь тех людей, которые авторитетны среди сторонников правых, вам начнет казаться, что все вокруг разделяют ваши взгляды. Вы окажетесь эффективно изолированы от неудобных и неприятных вам фактов, мнений и оценок, уютно окуклившись в своем собственном информационном мирке. И дело тут, конечно, не в правых взглядах: если вы любите "зраду", то будете видеть в ленте все больше "зрады". То же самое касается любой другой темы - от радикального вегетарианства до либертарианства.

Радикальные настроения и эмоции расцветают в изолированных информационных теплицах

И, самое забавное, здесь нет никакого глобального заговора соцсетей: просто их разработчики хотят, чтобы вы как можно дольше оставались на сайте, чтобы показать вам как можно больше рекламы и заработать как можно больше денег. Чтобы вы оставались на сайте по максимуму, нужно видеть то, что вам нравится, то есть, заранее заботливо подготовленный алгоритм новостной ленты. Ничего личного, просто бизнес. Что со всем этим делать? Во-первых, правильно настраивать новостную ленту (как это можно сделать, например, в Facebook - тут. Во-вторых, постоянно помнить про информационный пузырь: попасться в плен иллюзиям алгоритма новостной ленты очень просто, даже если знать о нем и пытаться выставлять адекватные настройки.

2. В мире постправды господствуют не факты, а эмоции. Во-первых, эмоции лучше лайкаются и шарятся: чем больше эмоционального заряда несет сообщение, тем выше шансы, что оно станет популярным, а то и вирусным. Сухие факты и их сторонники всем давно надоели: яркие эмоции - это то, чем живет инфосфера мира после правды.

Во-вторых, эмоции - это удобно, ведь теперь вы можете заставить людей поверить в любую ложь, достаточно лишь прикрыть ее яркими эмоциями. Эмоциональная реклама сторонников Brexit, которая строились на фактологическом обмане избирателей, была неоднократно публично разоблачена, но из-за господства эмоций избиратели согласились быть обманутыми дешевой ложью. Сторонники Трампа, эмоционально поддерживающие своего крикливого популистского кандидата, не просто отказывались верить опровержениям его выдумок в СМИ, но и развернули против авторитетных медиа настоящую войну, обвиняя их в сговоре и кампании против кандидата республиканцев. Кстати, систематические атаки на любые авторитетные источники информации - это еще один эффективный прием мира постправды: если убедить людей, что все вокруг лжецы, то врать можно будет безнаказанно.

В-третьих, радикальные настроения и эмоции расцветают в изолированных информационных теплицах, о которых мы говорили чуть выше. То, что кажется экстремистским в нормальном окружении, воспринимается как нормальное внутри информационного пузыря из радикально настроенных единомышленников.

3. Мир постправды - это мир тотального упрощения смыслов и примитивизации. Чем проще и однозначнее, без лишних деталей и нюансов, заставляющих сомневаться, тем большей популярностью пользуется контент. Здесь идет постоянная гонка на упрощение: те люди и источники информации, которые не примитивизируют себя, быстро уступают в популярности тем, кто не страдает интеллектуальными комплексами. Чтобы было проще не думать, мир превращается в черно-белый снимок, где нет места сомнениям, признанию того, что чего-то не знаешь или того, что проблема не имеет простого решения. Создаются элементарные классификации других людей, которые призваны упростить процесс выстраивания с ними отношений. "Порохоботы" или "антикоррупционеры" могут быть объявлены врагами, при этом пользователь, исповедующий данные взгляды, как правило, затрудняется объяснить нейтральному наблюдателю рациональные причины своей истовой ненависти или, в других случаях, экзальтированной любви.

Серьезная аналитика, настоящие эксперты и разговоры на сложные темы не нужны: в сухих данных, фактах и сложных размышлениях нет ни желанной простоты, ни живительных эмоций. Не говоря уже о том, что для создания серьезного контента на сложные темы нужно чертовски много времени, а, значит, его создатели уступают тем, кто несет откровенную ерунду, не только в интересности формата, но и в темпе. Интеллектуальные дискуссии вытесняются в информационные гетто и маргинализируются.

После неожиданной победы Трампа на выборах, пользователи ФБ массово кинулись писать возмущенные посты о засилье псевдоэкспертов в своей ленте. За весь день тогда мне удалось найти всего пару людей, выдававших себя за экспертов в этой теме. Зато крикам и шуткам про псевдоэкспертов не было конца. Скоро стало ясно, что под "экспертами" большинство людей имеет ввиду обычных пользователей, которые были удивлены победой Трампа и пытались как-то собраться с мыслями, проанализировать неожиданный для себя факт и понять, почему произошло то, что произошло. Они не претендовали на экспертность, не пытались выставить себя умнее других, а просто делали то, что и должны делать граждане любого государства, претендующего быть чем-то большим, чем банановая республика - они думали и рефлексировали о важном мировом событии. Однако даже такая очевидно правильная и необходимая попытка публичного анализа сложного вопроса оказалась погребена под эмоциональным давлением тех, кому нужно было слить гнев или собрать лайков шуткой про "экспертов", и тех, кто не хотел отвлекаться от котиков и призывал не задумываться над тем, что "нас не касается".

Текст опубликован с разрешения автора

Оригинал

Больше мнений здесь

nv.ua

На экстренном заседании Совета Безопасности ООН говорили о Скрипалях

Часть вторая второго действия политического фарса про Скрипалей оказалась до скуки предсказуемой. В поддержку британских обвинений выступили союзники по НАТО — США, Канада, Германия, Франция. Единым западным фронтом они держались на экстренном заседании Совета Безопасности ООН. А Лондон уже делает заявку на третью часть представления — требует новых санкций в отношении Москвы.

На заседании Совбеза ООН так и не услышали убедительных доказательств о причастности России к отравлению Сергея и Юлии Скрипалей. Так что до занавеса в театре абсурда, по всей видимости, далеко. На международной трибуне британская сторона поспешила сыпать только обвинениями — накануне Лондон назвал имена подозреваемых: Александра Петрова и Руслана Боширова, якобы российских сотрудников ГРУ, и уже вынесла свой вердикт.

— В отношении двух указанных лиц мы получили европейский ордер на арест, и вскоре появится красное уведомление Интерпола. Если эти лица выйдут за территорию России, то их задержат и подвергнут экстрадиции, — заявил постоянный представитель Великобритании при ООН Карен Пирс.

— Ничего удивительного. В создаваемом нашими западными коллегами мире после правды, мире бреда и фальшивок вполне достаточно вынести приговор до вердикта и приступить к наказанию. Спустя полгода не понятны ни причины, по которой РФ хотела отравить Скрипалей, ни то почему таким странным и нелогичным способом, — отметил постоянный представитель Российской Федерации при ООН Василий Небензя.

К набору доказательств и нестыковок британского следствия активно подключились местные СМИ. Британский таблоид нашел у одного из подозреваемых единственного друга по соцсетям. Точнее подругу Юлию Чопивскую. Якобы она познакомилась с Русланом Бошировым в кафе пять лет назад, но все оказалось не так.

— То есть тот, который на фотографиях, подозреваемый по Солсбери, не тот,  кого вы видели? — поинтересовались британские журналисты.

— Да, конечно, это не тот человек. А то, что там сейчас перекручивают, я была бы вам благодарна за помощь, если бы вы могли опротестовать, — ответила подписчик Руслана Боширова по соцсетям Юлия Чопивская.

Британские журналисты не успокоились и нашли место работы подозреваемого.

— У Боширова, по-видимому, есть работа — возможно, его прикрытие — в качестве сотрудника компании «Микроген», российской фармацевтической компании, подотчетной Министерству здравоохранения и созданной в 2003 году, — пишет издание San.

Снова напутали. В «Микроген» работает Александр Петров. Но и он лишь тезка второго подозреваемого. И никогда не выезжал из России. Ничего не знает о людях на фото и племянница Сергея Скрипалая.

— Нет, этих людей не знаю. В нашем дальнем и ближнем кругу этих людей не было, — рассказала Виктория Скрипаль.

— Мы до сегодняшнего дня так и не знаем подлинных имен этих граждан. Сама британская сторона не уверена, что эти имена принадлежат этим гражданам. Они равно могут быть не уверены и в том, что это граждане РФ, — сказала член Комитета Совета Федерации по обороне и безопасности Ольга Ковитиди.

Но британские СМИ ничего не смущает. И они выдают миру новую сенсацию: якобы дед Петрова — Иван Старченко — был сотрудником сталинского СМЕРШа. И даже был награжден орденом.

Есть очередные разоблачительные кадры от Daily Mail. Камеры видеонаблюдения зафиксировали подозреваемых спустя всего несколько минут после якобы покушения! Мужчины с любопытством разглядывают витрину антикварного магазина, потом пытаются зайти внутрь, но дверь заперта. Прямо-таки железные нервы у этих российских ассасинов.

На опубликованных фото с камер видеонаблюдения подозреваемые хмурятся, сжимают кулаки при ходьбе и правда, похожи на плохих парней. Но вот на этих снимках, в одном и том же коридоре аэропорта, мужчины чудесным образом проходят турникет дважды, при том в одно и тоже время — секунда в секунду.

— У меня вопрос. Почему мировое журналистское сообщество позволяет официальным властям Великобритании держать себя за «полезных идиотов»? Ведь фотографии явно появились не вчера. Все это большой фейк, который, к сожалению, обслуживают многие представители СМИ, — заявила официальный представитель МИД РФ Мария Захарова.

На Совбезе ООН постпред Великобритании выразила надежду на партнерство России в расследовании. И даже вспомнила Вторую Мировую войну, где две державы, по ее словам, сражались против одного врага бок о бок. Но и тут нестыковка.

— Они не хотят сотрудничать в этом следствии. Сто раз уже заявили. Что не будут требовать экстрадиции, не будут передавать отпечатки. Это фиктивные паспорта. Мы их должны как найти? По отпечаткам пальцев. Почему они нам не передают? — прокомментировал действия Лондона дипломат Николай Платошкин.

 У политологов один ответ. Британцам выгодна эта мифическая история со Скрипалями, чтобы решить свои геостратегические проблемы.

— Остановить восхождение России в Сирии и на Ближнем Востоке. Дискредитировать российскую внешнюю политику, бросить тень на руководство России, — говорит политолог Александр Рар.

А версия с «Новичком» словно списана с давно знакомого сценария. Похожий сюжет зрители наблюдали в сериале «Ответный удар». Серия про «Новичка» прошла в эфире британского телевидения как раз за пару недель до истории со Скрипалями, и очень вовремя пригодилась.

— Многие годы мы слышали миф о «Новичке». Это нервно-паралитическое оружие. Его нельзя заметить, его легко провезти. И он в десять раз сильнее других. Говорят, его создал Марков. И как он стал работать в больнице? Потому что «Новичок» это не миф, — говорят персонажи. детективной киноистории.

Похоже, от этого сценария британцы отступать не хотят. Видимо, пока не напишут новый, не имеющий отношения к реальности.

www.5-tv.ru

Жизнь после правды

Новости

Обнаружена экзопланета, на которой год длится 18 часов
Астрономы из Уорикского университета в Великобритании обнаружили экзопланету размером с Юпитер, которая совершает оборот вокруг звезды всего за 18 часов. У этого небесного тела, названного NGTS-10b, самый короткий орбитальный период среди планет подобного типа, отмечается в пресс-релизе университета. Умер исследователь берестяных грамот Валентин Янин
Советский и российский археолог, крупнейший исследователь Новгородской Руси и берестяных грамот, член Российской академии наук Валентин Янин умер в Москве на 91-м году жизни. Об этом сообщила вдова ученого, замначальника Новгородской археологической экспедиции, профессор кафедры археологии МГУ имени М. В. Ломоносова Елена Рыбина. «ВКонтакте» добавит «дизлайки» к комментариям
В начале 2020 года пользователи «ВКонтакте» получат возможность ставить «дизлайки» под комментариями других пользователей. Представители соцсети рассказали об этом на конференции VK Content Day. Apple презентовала iPhone 11, новые умные часы и iPad
Apple представила три новых смартфона: iPhone 11 с двойной камерой, а также iPhone 11 Pro и iPhone 11 Pro Max с тройной. Три основные камеры на устройствах Apple появились впервые. Об этом компания рассказала в ходе ежегодной презентации новинок, трансляция которой велась на YouTube.

 

 

Мнения

Сергей Васильев, facebook.com
Каких денег нам не хватает?

Нужны ли сейчас инвестиции в малый бизнес и что действительно требует вложений

За последние десятилетия наш рынок насытился множеством современных площадей для торговли, развлечений и сферы услуг. Если посмотреть наши цифры насыщенности торговых площадей для продуктового, одёжного, мебельного, строительного ритейла, то мы увидим, что давно уже обогнали ведущие страны мира. Причём среди наших городов по этому показателю лидирует совсем не Москва, как могло бы показаться, а Самара, Екатеринбург, Казань. Москва лишь на 3-4-ом месте.

Иван Засурский
Пост-Трамп, или Калифорния в эпоху ранней Ноосферы

Длинная и запутанная история одной поездки со слов путешественника

Сидя в моём кабинете на журфаке, Лоуренс Лессиг долго и с интересом слушал рассказ про попытки реформы авторского права — от красивой попытки Дмитрия Медведева зайти через G20, погубленной кризисом Еврозоны из-за Греции, до уже не такой красивой второй попытки Медведева зайти через G7 (даже говорить отказались). Теперь, убеждал я его, мы точно сможем — через БРИКС — главное сделать правильные предложения! Лоуренс, как ни странно, согласился. «Приезжай на Grand Re-Opening of Public Domain, — сказал он, — там все будут, вот и обсудим».

Николай Подосокорский
Виртуальная дружба

Тенденции коммуникации в Facebook

Дружба в фейсбуке – вещь относительная. Вчера человек тебе писал, что восторгается тобой и твоей «сетевой деятельностью» (не спрашивайте меня, что это такое), а сегодня пишет, что ты ватник, мерзавец, «расчехлился» и вообще «с тобой все ясно» (стоит тебе написать то, что ты реально думаешь про Крым, Украину, США или Запад).

Марат Гельман
Пособие по материализму

«О чем я думаю? Пытаюсь взрастить в себе материалиста. Но не получается»

Сегодня на пляж высыпало много людей. С точки зрения материалиста-исследователя, это было какое-то количество двуногих тел, предположим, тридцать мужчин и тридцать женщин. Высоких было больше, чем низких. Худых — больше, чем толстых. Блондинок мало. Половина — после пятидесяти, по восьмой части стариков и детей. Четверть — молодежь. Пытливый ученый, быть может, мог бы узнать объем мозга каждого из нас, цвет глаз, взял бы сорок анализов крови и как-то разделил бы всех по каким-то признакам. И даже сделал бы каждому за тысячу баксов генетический анализ.

Дмитрий Волошин, facebook.com/DAVoloshin
Теория самоневерия

О том, почему мы боимся реальных действий

Мы живем в интересное время. Время открытых дискуссий, быстрых перемещений и медленных действий. Кажется, что все есть для принятия решений. Информация, много структурированной информации, масса, и средства ее анализа. Среда, открытая полемичная среда, наработанный навык высказывать свое мнение. Люди, много толковых людей, честных и деятельных, мечтающих изменить хоть что-то, мыслящих категориями целей, уходящих за пределы жизни.

facebook.com/ivan.usachev
Немая любовь

«Мы познакомились после концерта. Я закончил работу поздно, за полночь, оборудование собирал, вышел, смотрю, сидит на улице, одинокая такая. Я её узнал — видел на сцене. Я к ней подошёл, начал разговаривать, а она мне "ыыы". Потом блокнот достала, написала своё имя, и добавила, что ехать ей некуда, с парнем поссорилась, а родители в другом городе. Ну, я её и пригласил к себе. На тот момент жена уже съехала. Так и живём вместе полгода».

Михаил Эпштейн
Симпсихоз. Душа - госпожа и рабыня

Природе известно такое явление, как симбиоз - совместное существование организмов разных видов, их биологическая взаимозависимость. Это явление во многом остается загадкой для науки, хотя было обнаружено швейцарским ученым С. Швенденером еще в 1877 г. при изучении лишайников, которые, как выяснилось, представляют собой комплексные организмы, состоящие из водоросли и гриба. Такая же сила нерасторжимости может действовать и между людьми - на психическом, а не биологическом уровне.

Лев Симкин
Человек из наградного листа

На сайте «Подвиг народа» висят наградные листы на Симкина Семена Исааковича. Моего отца. Он сам их не так давно увидел впервые. Все четыре. Последний, 1985 года, не в счет, тогда Черненко наградил всех ветеранов орденами Отечественной войны. А остальные, те, что датированы сорок третьим, сорок четвертым и сорок пятым годами, выслушал с большим интересом. Выслушал, потому что самому читать ему трудновато, шрифт мелковат. Все же девяносто.

 

Календарь

Олег Давыдов
Колесо Екатерины

Ток страданий, текущий сквозь время

7 декабря православная церковь отмечает день памяти великомученицы Екатерины Александрийской. Эта святая считалась на Руси покровительницей свадеб и беременных женщин. В её день девушки гадали о суженом, а парни устраивали гонки на санках (и потому Екатерину называли Санницей). В общем, это был один из самых весёлых праздников в году. Однако в истории Екатерины нет ничего весёлого.

Ив Фэрбенкс
Нельсон Мандела, 1918-2013

5 декабря 2013 года в Йоханнесбурге в возрасте 95 лет скончался Нельсон Мандела. Когда он болел, Ив Фэрбенкс написала эту статью о его жизни и наследии

Достижения Нельсона Ролилахлы Манделы, первого избранного демократическим путем президента Южной Африки, поставили его в один ряд с такими людьми, как Джордж Вашингтон и Авраам Линкольн, и ввели в пантеон редких личностей, которые своей глубокой проницательностью и четким видением будущего преобразовывали целые страны. Брошенный на 27 лет за решетку белым меньшинством ЮАР, Мандела в 1990 году вышел из заточения, готовый простить своих угнетателей и применить свою власть не для мщения, а для создания новой страны, основанной на расовом примирении.

Молот ведьм. Существует ли колдовство?

5 декабря 1484 года началась охота на ведьм

5 декабря 1484 года была издана знаменитая «ведовская булла» папы Иннокентия VIII — Summis desiderantes. С этого дня святая инквизиция, до сих пор увлечённо следившая за чистотой христианской веры и соблюдением догматов, взялась за то, чтобы уничтожить всех ведьм и вообще задушить колдовство. А в 1486 году свет увидела книга «Молот ведьм». И вскоре обогнала по тиражам даже Библию.

Александр Головков
Царствование несбывшихся надежд

190 лет назад, 1 декабря 1825 года, умер император Александра I, правивший Россией с 1801 по 1825 год

Александр I стал первым и последним правителем России, обходившимся без органов, охраняющих государственную безопасность методами тайного сыска. Четверть века так прожили, и государство не погибло. Кроме того, он вплотную подошёл к черте, за которой страна могла бы избавиться от рабства. А также, одержав победу над Наполеоном, возглавил коалицию европейских монархов.

 

Интервью

«Музыка Земли» нашей

Пианист Борис Березовский не перестает удивлять своих поклонников: то Прокофьева сыграет словно Шопена – нежно и лирично, то предстанет за роялем как деликатный и изысканный концертмейстер – это он-то, привыкший быть солистом. Теперь вот выступил в роли художественного руководителя фестиваля-конкурса «Музыка Земли», где объединил фольклор и классику. О концепции фестиваля и его участниках «Частному корреспонденту» рассказал сам Борис Березовский.

Андрей Яхимович: «Играть спинным мозгом, развивать анти-деньги»

Беседа с Андреем Яхимовичем (группа «Цемент»), одним из тех, кто создавал не только латвийский, но и советский рок, основателем Рижского рок-клуба, мудрым контркультурщиком и настоящим рижанином – как хороший кофе с черным бальзамом с интересным собеседником в Старом городе Риги. Неожиданно, обреченно весело и парадоксально.

«Каждая собака – личность»

Интервью со специалистом по поведению собак

Антуан Наджарян — известный на всю Россию специалист по поведению собак. Когда его сравнивают с кинологами, он утверждает, что его работа — нечто совсем другое, и просит не путать. Владельцы собак недаром обращаются к Наджаряну со всей страны: то, что от творит с животными, поразительно и кажется невозможным.

Юрий Арабов: «Как только я найду Бога – умру, но для меня это будет счастьем»

Юрий Арабов – один из самых успешных и известных российских сценаристов. Он работает с очень разными по мировоззрению и стилистике режиссёрами. Последние работы Арабова – «Фауст» Александра Сокурова, «Юрьев день» Кирилла Серебренникова, «Полторы комнаты» Андрея Хржановского, «Чудо» Александра Прошкина, «Орда» Андрея Прошкина. Все эти фильмы были встречены критикой и зрителями с большим интересом, все стали событиями. Трудно поверить, что эти сюжеты придуманы и написаны одним человеком. Наш корреспондент поговорила с Юрием Арабовым о его детстве и Москве 60-х годов, о героях его сценариев и религиозном поиске.

www.chaskor.ru

Время постправды

Не так давно словарь современного человека обогатился новым словом «постправда». Употребление этого слова фиксируется еще в конце ХХ века, однако особенно популярным оно становится в 2016 году после известных событий избрания американского президента и выхода Британии из Евросоюза. Не готовая к подобным политическим переменам общественность и, прежде всего, политологи стали квалифицировать наступившую эпоху как эпоху постправды. Что в данном случае подразумевается под постправдой?

Понятие постправды в политическом контексте, равно как и родственное ему понятие «политики постправды», имеют достаточно размытое значение. Оксфордский словарь английского языка, составители которого объявили слово «постправда» словом 2016 года, дает следующее определение:

«Постправда — обстоятельства, при которых объективные факты являются менее значимыми при формировании общественного мнения, чем обращения к эмоциям и личным убеждениям».

При оперировании словом «постправда» делаются различные акценты. В одном случае, как в приведенном определении, говорится о доминировании эмоций над фактами. В другом случае, о стирании границ между правдой и вымыслом и о состоянии самообмана в сартровском понимании этого феномена, когда человек и целое общество живут в самообмане, одновременно нечто зная и скрывая это от себя. В третьем случае речь идет о проблеме дезинформации. В четвертом – о цифровой эпохе, задающей нечеловеческую скорость чередования событий, в которой невозможно успеть отличить истину от лжи. В пятом – об «информационных пузырях», в которых каждый из нас находится наподобие узника камеры виртуального заключения.

Разумеется, сила власти «эмоций и убеждений» открыта не сегодня. И постправда здесь ни при чём. Речь идет об идеологии. Постправда – это новое название для идеологической правды. То есть той правды, которая позволяет выстраивать единую для всех оптику и понимать мир. И в этом смысле справедливо замечание С.Фуллера о том, что то, что мы называем сегодня постправдой, можно увидеть уже в диалоге Платона «Государство», который лежит у истоков политической философии Запада. Для Платона, говорит Фуллер, определяющим является различие между меньшинством и большинством, между философами и обычными людьми, теми, кто знает, и теми, кому знать не нужно, или, как выражается Фуллер, между теми, кто определяет различие истины и лжи, и теми, кто лишь принимает его. Такой режим «посправды» работает, ибо распределение знаний обеспечивает стабильность в обществе.

В приведенном списке определений постправды очевиден смысловой раскол. Одно дело, если мы признаем некую объективную оппозицию истины и лжи. Другое дело – если мы говорим о проблеме идеологии. Приверженцы первого подхода инициируют практики и тренинги по защите от дезинформации и тайм-менеджменту, пишут книги и пособия по критическому мышлению и анализу шквала сведений. Видится, что более серьезной проблемой в таком случае оказывается не потребность распознавать манипулятора и правильно оценивать «входящие новости», а наступление времени тотального дилетантизма. Мнимая открытость информации порождает ситуацию, в которой каждый рискует оказаться (осознанно или нет) в роли персонажа телепередачи «Ленин – гриб».

Проблему постправды не стоит редуцировать к политической сфере и видеть в ней лишь способ одной политической прослойки дискредитировать другую политическую прослойку, то есть контридеологию. И дело не только в том, что в контексте проблемы постправды и так называемых информационных коконов возникает вопрос о соотношении реального и воображаемого, истории и мифа, антропологического и виртуального. Слово «постправда» органично и закономерно возникает в эпоху, смысл которой концентрируется в словах «Бог умер».

Философия постправды

В философии нет специальной фундаментальной работы, посвященной проблеме постправды. И это неудивительно. Ведь доминирующая тенденция в философии ХХ-XXI вв. направлена на то, чтобы преодолеть Истину. Вместе с решающим тезисом Ницше о смерти Бога в философии возникают идеи смерти Автора, смерти человека и смерти Субъекта, конца метанарративов, философии, метафизики, истории, искусства, религии, науки, музыки и слова. Наступает время «слабых структур», преодолевающих жесткие метафизические структуры и как следствие идеологические. Бог умер. Истины нет. Есть ситуативность и плюрализм мнений, оценок и ценностей, остальное квалифицируется как фашизм и микрофашизм на уровне повседневности, с которыми призвана сражаться философия. Как говорит М. Онфре, фашизм в касках и сапогах исчез, но после Фуко и Делёза стало понятно – власть повсюду, на микроуровне она пронизывают нашу жизнь, и противопоставить ей можно лишь просвещённое сознание.

«Слабые структуры» - это структуры, исключающие возможность появления абсолютной точки зрения и истины. Как говорит один из апологетов подобной философии и теологии Джон Капуто, нет такой вещи, как неискаженная перспектива, а потому необходимо позволить цвести всем цветам. На смену метафизике должна прийти постметафизика, на смену представлению об истине и связном иерархизированном порядке реальности – принцип плюрализма, на смену Смыслу – интерпретация. В рамках такой логики процветает философия гостеприимства, начиная с Деррида и заканчивая Ваттимо. Суть этой философии сводится к тому, чтобы поменять знаки между хозяином и гостем, между принимающим и принимаемым. Не хозяин принимает гостя, но гость принимает хозяина. Как говорит Ваттимо, первый случай тождествен тому, что Деррида называл относительным гостеприимством, второй – тому, что он называл абсолютным гостеприимством. Современным мир должен практиковать абсолютное гостеприимство, то есть ситуацию, в которой хозяин отдает «самого себя на произвол гостя», оставляя за ним право последнего слова. Абсолютное гостеприимство означает упразднение субъектности хозяина и автономности установленного им закона. «Гость, - говорит Деррида, - становится хозяином хозяина». Другими словами, исключается сама возможность появления закона, традиции, правила, то есть того, что предполагает категорию истины. Абсолютное гостеприимство – это режим, в котором правит гость, то есть случай. Все случайно и ситуативно, все недостоверно, ибо нет того, что может удостоверить.

В прессе встречаются отдельные статьи, с одной стороны, обвиняющие постмодернистскую философию в том, что она является причиной наступления эпохи постправды, с другой стороны – тексты, реабилитирующие современную философию и пытающиеся её радикально размежевать с феноменом постправды. Например, можно встретить попытки переосмысления философии Рорти, в свете которых релятивизм и плюрализм мнений, поддерживаемый Рорти, признается благим для общества, а собственно постправда отождествляется с новой утопией, «сильной рукой» и новым тоталитаризмом. Вслед за Ницше Рорти прощается с линией «Платона-Канта» и представлением об абсолютной истине. Истина случайна. Есть лишь истины. Всякая правда уязвима для критики. Все может быть пересмотрено, и не нужно этого бояться. Ницше побудил нас не искать, но создавать. Истина – источник репрессий. Она делит общество на «нас» и «их», на владеющих истиной и далеких от нее, на просвещенных и заблуждающихся, на высших и низших, своих и чужих. Согласно подобной логике, Истина виновна в дискриминации, жестокости, войнах и авторитарных режимах. Истину нужно заменить на плюрализм истин. Это, согласно Рорти, обеспечит диалог между людьми. Сколько людей, столько и истин. Фрагментарность истин побудит людей к разговору, который понимается в данном случае как суть общества.  Истина обращает нас к миру, а истины – друг к другу. Оставляя поиск истины, мы наконец находим друг друга. Таким образом, с одной стороны оказываются релятивизм и либеральные ценности толерантности, непрестанного разговора и солидарности, а с другой – тождество правды и постправды. Постправда при таком прочтении парадоксальным образом оказывается новой вербальной оболочкой правды.

Тема постправды ставит кардинальный вопрос о соотношении философии и истины, которое невозможно свести лишь к двум вариантам – поиск и признание абсолютной истины и утверждение плюралистичности истин.

Философия и истина

Ницше называл истину практически оправданным заблуждением. Кожев, комментируя Гегеля, утверждал достоинство человека в том, что он обладает привилегией делать свои заблуждения истиной, заставляя с ними сообразовываться мир. После Делёза и Гваттари философия начинает пониматься как творчество концептов. Концепты, как говорит Делёз, не существуют в готовом виде где-то там на небесах, они не дожидаются философа, который придет и сорвет их. Концепты, говорит Делёз, нужно создавать. Бадью предлагает защищать категорию истины, вступая в спор с недавними и современными софистами - с Ницше, Витгенштейном, Ваттимо и Рорти.

Но дело не просто в том, что в философии доминирует тенденция исключения категории истины. Вопрос о соотношении философии и истины не решён, в первую очередь, для философии, которая выстраивается на идее истины. В русской философии по этому поводу известна переписка Мейера и Лосева. Если Гераклит наврал на Пифагора, Ксенофонт исказил Сократа, Аристотель оклеветал Платона, а Кант ничего не понял в последнем, то что вообще, говорит Лосев, философия есть такое? Что означает вседозволенность в философии, ее «распутство», её готовность принимать вид любых теорий? Означает ли оно множественность истин и индифферентность философии к Истине? Или, быть может, все философские теории стоит ранжировать в зависимости от их близости к некоей абсолютной истине? Или же стоит примирить историческое разнообразие идей и представление об Истине, признав пантеизм? То есть обожествив историю, наподобие того, как пантеисты обожествляют мир? Тогда, говорит Лосев, все, что есть в истории, можно будет признать законным и равноправным. Мейер полагает, что судьбу философии решил её уход из храма. Именно в этот момент она становится на путь распутства. У философии, полагает Мейер, мистериальный исток. Она есть отклик на призыв, идущий от Бога. Хаос мнений – это результат ошибки, слабого слуха. Судьба подлинной философии – возвращение к «служению Славе».

То, что находится по ту сторону наших исканий, – предмет особого знания, веры, откровения, но сам этот вертикальный путь, снизу вверх, к истине антропологически необходим.

Человек и истина

Человек есть ложь. Бог есть Истина. Об этом нам говорит псалмопевец (Пс 115:2; Пс. 85:15; Пс. 50:6). Ему вторит апостол Павел (Римл. 3:4). Если Христос – это Путь и Истина, то дьявол - отец лжи (Иоан. 8:44). Христианство оставляет падшему миру ложь, а правду отправляет на небо. Человек есть ложь не потому, что лжет, хотя он постоянно лжет, но потому, что отстоит от Бога. Он есть ложь не вербальная, а метафизическая. Образно о мире грешном рассказывает «Голубиная книга» Древней Руси. Правда и Кривда в виде двух зайцев белого и серого ведут спор. Правда на небо уходит, Кривда остается на земле. Со всей непосредственностью эту мысль передает нам Гоголь, встретившийся со своим внутренним человеком. Великая истина, говорит он, состоит в том, что весь человек есть ложь и ключ к человеку – Христос.

«Прежде чем приходить в смущенье от окружающих беспорядков, - пишет Гоголь, - недурно заглянуть всякому из нас в свою собственную душу. Загляните также и вы в свою. Бог весть, может быть, там увидите такой же беспорядок, за который браните других; может быть, там обитает растрепанный, неопрятный гнев… может быть, там поселилась малодушная способность падать на всяком шагу в уныние – жалкая дочь безверья в Бога; может быть, там еще таится тщеславное желанье гоняться за тем, что блестит и пользуется известностью светской; может быть, там обитает гордость лучшими свойствами своей души, способная превратить в ничто все добро, какое имеем. Бог весть, что может быть в душе нашей».

А раз правда у Бога, то и суд должен быть иным. Не человеческой мерой мерить должен он, а божественной. И тогда взгляд со стороны Бога откроет, что нет правого и виновного, но оба виновны. «Правосудие, - пишет Гоголь, - у нас могло бы исполняться лучше, нежели во всех других государствах, потому что из всех народов только в одном русском заронилась эта верная мысль, что нет человека правого и что прав один только Бог».

В этом христианском смысле мир человеческий можно назвать миром постправды, миром после правды. Русское понятие правды, отличное от понятия истины, здесь как нельзя лучше передает смысл этого «бытия после». Слово «правда» в русском языке сопряжено с понятием справедливости, последней правоты, нравственной ценности. Вот этот мир правды и есть у Бога, а потому Достоевский предпочитает Христа, а не истину. В фантасмагории «Бобок» Достоевский передает разговор мертвецов: «На земле жить и не лгать невозможно, ибо жизнь и ложь синонимы; ну а здесь мы для смеху будем не лгать. Черт возьми, ведь значит же что-нибудь могила! Мы все будем вслух рассказывать наши истории и уже ничего не стыдиться». Жить социально – значит лгать. Лгать – значит стыдиться. И лишь по ту сторону жизни, в загробном мире мертвецов можно «обнажиться». Достоевский здесь говорит о лжи социума и лжи человеческой, о том, как социум скрывает ложь человека. В своем дневнике он называет вранье особой чертой русского человека. «Деликатная взаимность вранья, - пишет он, - есть почти первое условие русского общества». Все прочие народы лгут из расчета, а русский человек – по особой склонности. Почему русский лжет? Потому что, говорит Достоевский, истина для нас скучна, и мы гоняемся за своими фантастическими выдумками. Но главное потому, что мы стыдимся себя. В русском живет «потребность устыдиться всего, что есть в самом деле, спрятать и прибрать свое, данное Богом русскому человеку лицо и явиться другим, как можно более чужим и нерусским лицом. Все это из самого полного внутреннего убеждения, что собственное лицо у каждого русского – непременно ничтожное и комическое до стыда лицо; а что если он возьмет французское лицо, английское, одним словом, не свое лицо, то выйдет нечто гораздо почтеннее». Здесь Достоевский говорит уже не о социуме и его изнанке, но о душе русского народа и ее надрыве. Этот стыд самого себя Достоевский называет самоотрицанием, «дрянным стыдишкой» русского человека, выкованным в последние «двести лет». Русский человек утратил свою правду, свое лицо, свое достоинство и почитает лишь чужое. И в этом смысле действительность национального самоорицания русского человека мы можем назвать миром постправды.

Человек ищет своей подлинности. От греха он идет к праведности. От социальной лжи – ко встрече с собой. От национальной стыдливости – к своему лицу и достоинству. Но о правде стоит говорить не только в смысле самоотречения в теологическом, экзистенциальном и национальном контекстах, предполагающих бинарную структуру «правда-ложь». Правда, или что то же самое здесь истина, есть условие человека. Антропологически истина конститутивна для человека. Она есть то, что не может не быть. Она составляет метафизический каркас человека. Только посредством истины изначальный хаос субъективности претворяется в плодовитую стихию сознания и человек делается субъектом своих состояний. Истина – это абсолютный ориентир в сфере относительного и ситуативного. Она, подобно меже, отделяет одно от другого, позволяя появиться различию. Она дифференцирует состояния субъективности, внося в них иерархию и лад. Истина – источник внутреннего порядка, то, при помощи чего человек овладевает собственной свободой. Когда сегодня говорится о постправде, то речь идет не об отклонении от некой истины, не об искажении её, но о преодолении самой антитезы «правда-ложь». Постправда – это не ситуация после правды, но ситуация по ту сторону правды. Термин «постправда» стоит в ряду третьих терминов, преодолевающих всякий возможный дуализм, а следовательно, в такой логике и возможность репрессий, фашизм. Он зиждется на радикальном устранении различий, то есть того, с чего начинается человек.

Истина конститутивна для со-бытия, или социума. Она есть то абсолютное единое пространство понимания, в котором «он» является «ты», а язык не скрывает наши смыслы, но служит тем, что обнаруживает наше взаимопонимание. Вопреки Рорти, опасность дискриминации и жестокости, которая, по его мнению, должна лечь в основу нашей солидарности, не есть нечто данное. Она является достижением, результатом всеобщего усилия и ограничения. И как результат усилия, как некое единое для всех она в конечном счете способна послужить порицаемому Рорти тоталитаризму.

Истина – это метафизическая скрепа человека. Без нее субъективность начинает рассеиваться. Стихия человека обращается в первоначальный хаос. Сознание исчезает. Мир после правды – это мир после человека. Самая мощная истина – религиозная, ибо наделена статусом абсолюта. В мире, в котором исчезает Бог, исчезает и человек.

Бог умер?

О том, что «Бог умер», слышат все. Однако не до всех доходит голос тех, кто утверждает обратное. Бог умер, заявляет автор 800-страничного труда «Эпоха пустоты» Питер Уотсон. Книга, написанная в 2014 году и переведенная на русский язык в 2017 году, названа издателем бестселлером, а ее автор – выдающимся английским интеллектуалом. Уотсон в лучших традициях европейской философии напоминает нам о том, что Бог умер, и это не повод для расстройства. Моя книга, заявляет он, для тех, кто ищет способ жить без Бога. Не для таких, как Достоевский, который тоскует о Боге. А для тех, кто радостно приемлет Его отсутствие. Теоретическое посыл книги ограничивается несколько противоречащими тезисами о том, что, во-первых, религия есть социальный феномен, она процветает там, где существуют проблемы бедности и безопасности, и исчезает там, где эти проблемы решаются. И, во-вторых, человеку в секулярном мире как и прежде «чего-то» не хватает – чувства целого, ощущения высшего, смысла. Другими словами, неясно, «чего» же не хватает человеку – хлеба или трансцендентного? Признав социальный источник религии, Уотсон все же полагает, что человеку нужен смысл, который необязательно искать в религии. Автора интересуют те известные персоналии, которые идут в обход Бога. Содержание книги претендует на энциклопедию европейской и русской культуры ХIХ-ХХI вв. От философии до искусства, от политики до психологии. От Ницше, Гуссерля и Деннета до Готфрида Бенна, Франца Кафки и Казимира Малевича, от Ленина и Гитлера до Хорни и Альтицера. В качестве синонимичного названия книги Уотсон предлагает заглавие «Эпоха всего». Это название адекватно передает содержание фолианта – после смерти Бога Его место, по мнению автора, занимают эстетические переживания, танец, красота, ирония, бродяжничество, поклонение похоти, игра, драматургия, живопись, поэзия, беллетристика, философские и психологические концепции, исключающие трансцендентное.

Наряду с подобными бестселлерами в Европе стала заметна нарочито консервативная тенденция. Речь идет, например, о таких явлениях, как французская музыкальная группа Les Brigandes, солисты которой прямо заявляют о том, что целью их творчества является борьба с Антихристом. В интервью они говорят буквально следующее: «У нас понятный враг – это антихрист… Мы полагаем, что всё, что мешает возвыситься духом к Богу, представляет силы антихриста. Это - материализм, атеизм, индивидуализм, глобализация, делающая людей одинаковыми рабами, унификация религий». Мысля себя «армией Христа», группа борется с Антихристом, исполняя песни в стиле французского шансона, приятными голосами озвучивая предельно ясные идейно-политические лозунги антиглобалистского характера. Однако прошлой осенью произошло еще более любопытное событие, которое средства массовой информации постарались сделать незамеченным. Речь идет о Парижской декларации под названием «Европа, в которую мы верим». Эта декларация составлена и подписана тринадцатью европейскими философами из Франции, Германии, Голландии, Норвегия, Англии, Бельгии, Польши, Испании, Чехии, Венгрии и представлена на семнадцати языках.

Декларация строится на противопоставлении «ложной» и «истинной» Европы. Современная Европа ложно понимает себя. Спасти ее может лишь истинное самопонимание. Ложное самопонимание, согласно авторам декларации, заключается в слепой вере в прогресс, в выстраивании постнационального и посткультурного мира, «в универсализме, провоцирующем беспамятство и самоотречение», в отрицании христианских корней европейской культуры, в подмене понятия «свобода» освобождением от всех ограничений и наряду с этим в подавлении всякого инакомыслия в трудовой сфере, в образовании, в СМИ, в политике. Как говорится в декларации «политкорректность накладывает жесткие табу, из-за которых бросить вызов существующему положению вещей становится нереальным… Нас контролируют и нами управляют». «Подлинная» Европа – это та Европа, которая понимает себя как сообщество национальных государств, обладающих суверенитетом, собственными языками, традициями и границами. «Истинная Европа» понимает, что источником культурного единства европейских государств вне политического принуждения было и должно оставаться христианство и его Церковь. Именно христианство является родиной европейских добродетелей: справедливости, сострадания, милосердия, прощения, миротворчества, благотворительности, самопожерствования, любви. «Истинная» Европа должна возродить нравственную культуру. Декларация ясно и недвусмысленно отстаивает фундаментальность различий – культурных, традиционных, политических, религиозных, национальных, половых и проч. Наиболее же примечательно то, что в основе всех различий ее авторы полагают конкретную Истину христианства. Христианство должно занять свое исконное место, высвободив его от «эрзац-религии» универсализма. Остается только надеяться, что современные русские философы, учитывая актуальные проблемы России, сподобятся на подобное высказывание. 

zavtra.ru

Смиритесь, жизнь после смерти невозможна :: Инфониак

Невероятные факты

Неутешительные новости: ученые настаивают на том, что жизни после смерти не существует.

Известный физик считает, что человечеству нужно перестать верить в загробную жизнь и сосредоточиться на существующих законах Вселенной.

Читайте также: 10 функций тела, которые продолжают работать после смерти

Шон Кэрролл (Sean Carroll), космолог и профессор физики в Калифорнийском технологическом институте поставил точку в вопросе жизни после смерти.

Он заявил, что "законы физики, которые диктуют нашу повседневную жизнь, были полностью поняты", и все происходит в пределах возможного.


Есть ли жизнь после смерти?

Есть ли жизнь после смерти?
© beerphotographer / Getty Images Pro

Ученый объяснил, что для существования жизни после смерти сознание должно быть полностью отделено от нашего физического тела, чего не происходит.

Скорее сознание на самом базовом уровне представляет собой ряд атомов и электронов, которые и отвечают за наш разум.

Законы Вселенной не позволяют этим частицам существовать после нашего физического ухода из жизни, считает д-р Кэрролл.

Заявления, будто какая-то форма сознания остается после того, как тело умерло и разложилось на атомы, сталкивается с одним непреодолимым препятствием. Законы физики не позволяют информации, хранящейся в нашем мозге, остаться после того, как мы умираем.

Читайте также: Откровения женщины-патологоанатома о своей работе, и что на самом деле происходит в морге и крематории

Теория квантового поля
© agsandrew / Getty Images Pro

В качестве примера д-р Кэрролл приводит теорию квантового поля. Проще говоря, согласно этой теории существует поле для каждого типа частиц. Например, все фотоны во Вселенной находятся на одном уроне, все электроны – имеют свое поле и так для каждого типа частиц.

Ученый объясняет, что если бы жизнь продолжалась после смерти, в тестах на квантовые поля они бы обнаружили "духовные частицы" или "духовные силы".

Однако ничего подобного исследователи не нашли.

Что чувствует человек перед смертью?

Что чувствует человек перед смертью?
© RossHelen

Безусловно существует не так много способов узнать, что же происходит с человеком после смерти. С другой стороны многие люди задаются вопросом, что же чувствует человек при приближении конца.

По утверждениям ученых, многое зависит о того, как умирает человек. Так, например, человек, умирающий от болезни, может быть слишком слаб и болен, и находиться в бессознательном состоянии, чтобы описать свои ощущения.

Читайте также: 10 научных доказательств существования жизни после смерти

По этой причине многое из того, что известно, было собрано из наблюдений, а не внутренних переживаний человека. Существуют также свидетельства тех, кто пережил клиническую смерть, но вернулся и рассказал о том, что они пережили.

1. Вы теряете чувства

Вы теряете чувства
© KatarzynaBialasiewicz / Getty Images Pro

По свидетельствам специалистов, ухаживающих за безнадежно больными людьми, умирающий человек теряет чувства в определенной последовательности. 

В первую очередь пропадает чувство голода и жажды, потом теряется способность говорить, а затем видеть. Слух и осязание обычно остаются дольше, но и они потом пропадают.

2. Вам может казаться, что вы спите

Вам может казаться, что вы спите
© Wavebreakmedia / Getty Images Pro

Людей, переживших клиническую смерть, попросили описать, что они чувствовали, и их ответы удивительным образом совпали с результатами исследования в этой области. 

В 2014 года ученые изучили сны людей, находящихся при смерти, и большинство из них (около 88 процентов) рассказывали об очень ярких снах, которые часто казались им реальными. В большинстве снов люди видели близких умерших людей и при этом испытывали скорее умиротворение, чем страх.

3. Жизнь мелькает перед глазами

Жизнь мелькает перед глазами
© Carlos Castilla

Вы также можете видеть свет, к которому приближаетесь, или ощущение, что вы отделяетесь от тела. 

Ученые выяснили, что прямо перед смертью в мозге человека наблюдается всплеск активности, что возможно объясняет околосмертные переживания и ощущение, что жизнь мелькает у нас перед глазами.

4. Вы можете осознавать, что происходит вокруг вас

Вы можете осознавать, что происходит вокруг вас
© nomadsoulphotos

Когда исследователи изучили, что чувствует человек в период, когда он считался официально мертвым, они выяснили, что мозг какое-то время еще функционирует, и этого достаточно, чтобы слышать разговоры или видеть события, происходящие вокруг, что подтверждали те, кто находился рядом.

5. Вы можете чувствовать боль

Вы можете чувствовать боль
© AaronAmat / Getty Images

Если вам нанесли физическую травму, вы можете испытывать боль. Одним из самых болезненных опытов в этом смысле считают удушение. Раковые заболевания часто вызывают боль, так как рост раковых клеток затрагивает многие органы.

Некоторые заболевания могут быть не такими болезненными как, например, респираторные, но вызывать большие неудобства и трудности с дыханием.

6. Вы можете чувствовать себя нормально

Вы можете чувствовать себя нормально
© 3402744 / pixabay

В 1957 году герпетолог Карл Паттерсон Шмидт (Karl Patterson Schmidt) был укушен ядовитой змеей. Он не знал, что через день укус его убьет, и записывал все симптомы, которые он испытывал. 

Он написал, что сначала чувствовал "сильный озноб и дрожь", "кровотечение в слизистой оболочке рта" и "легкое кровотечение в кишечнике", но в целом его состояние было нормальным. Он даже позвонил на работу и сообщил, что придет на следующий день, но этого не произошло, и он умер вскоре после этого.

7. Головокружение

Головокружение
© Bloor4ik / Getty Images

В 2012 году футболист Фабрис Муамба пережил инфаркт посредине матча. Какое-то время он находился в состоянии клинической смерти, но позже был реанимирован. Когда его попросили описать этот момент, то он сказал, что почувствовал головокружение, и это все, что он помнит.

8. Ничего не чувствовать

Ничего не чувствовать
© ArtesiaWells

После того, как футболист Муамба почувствовал головокружение, он сказал, что ничего не чувствовал. У него не было ни положительных, ни отрицательных эмоций. А если ваши чувства отключены, то что вы можете чувствовать?

www.infoniac.ru

Украина, церковь и мир после правды - Международная политика

Уходит, потому что видит в России отражение своих собственных грехов, от которых хочет избавиться, — несправедливости, самодурства, раболепия, лжи, упоения сильного, бессилия слабого. Россия слепила из этих грехов новый иконостас и молится на него. Это ее право и ее выбор. Империи всегда имеют возможность заглянуть в бездну и сказать: это не бездна, это просто особый путь. Украина же не империя, для нее путинская Россия, с ее ложью, войной, лицемерием — это бездна. И она от этой бездны уходит. 

Вербное воскресенье

Не Украина откололась от России, а Россия откололась от добра и милосердия. Откололась многократно и напрочь. Наиболее памятно — когда неистово, со слезами счастья праздновала крымский триумф над беззащитной Украиной. И когда радостно поверила останкинским лжецам и кремлевскому отцу лжи. И когда в Вербное воскресенье 2014 г. православный россиянин Игорь Гиркин, по его собственному выражению, "покрошил" православного украинца Геннадия Биличенко, пролив тем самым первую кровь в Донбассе, а будущий "премьер-министр ДНР" православный россиянин Александр Бородай поздравил его в перехваченном СБУ и услышанном всей Украиной разговоре: молодец, мол, хорошо отметил светлый праздник. Если кто-то будет искать поворотный пункт в отношениях украинцев и россиян, пусть ищет в том Вербном воскресенье, с которого началась война.

Нет, эта статья не о них, а о нас. С уходом из-под московского омофора (а он со временем будет только нарастать) эпоха привязки к московскому моральному компасу закончилась. Отныне грехи Украины — это грехи Украины. Не России и не еще чьи-нибудь — они всецело и полностью наши. Пенять больше не на кого, впрочем, как и надеяться, что кто-то сделает за нас нашу работу над ошибками, поможет покаяться, очиститься, стать лучше.

Гипертипичная Украина

У знаменитого историка Тимоти Снайдера есть теория т.н. гипертипичности Украины. Состоит она в том, что в Украине ХХ века, как в зеркале, отразились основные тенденции и признаки той эпохи: от краха молодых национальных государств перед империями до глубоко людоедской сути этих самых империй. В своей последней монографии "Путь к несвободе" Снайдер, среди прочего, анализирует такой глобальный феномен как post-truth world — "мир после правды". И показывает, что этот самый феномен пришел на постсоветское пространство раньше, чем о нем стали говорить в других частях света. Иными словами, Украина и в ХХI веке остается "гипертипичной".

Василий Артюшенко, ZN.UA

Напомню, "мир после правды" — это модная концепция, описывающая состояние иллюзии, что правды на самом-то деле нет, а есть лишь точки зрения, интерпретация, которая у каждого своя. Для масс-медиа это означает отказ от поиска истины и сосредоточение на отражении разных, в большинстве своем диаметральных точек зрения. Для потребителя информации это означает максимально комфортное состояние: он сам, в конечном счете, решает, что принимать за правду, а что нет — и выбирает наиболее комфортную версию реальности. То есть ту, в которой лично он выглядит хорошо и особо напрягаться не должен. Для политика это открывает максимум возможностей для игры на человеческих слабостях, страхах и грехах. 

Мир после правды комфортен и приятен во всех отношениях. И лишь присмотревшись повнимательнее, понимаешь: мир после правды — это мир без правды. По большому счету, это мир комфортной лжи a la Carte. Для верующего человека это и вовсе мир без Бога. 

Увы, мировое "общество потребления" как-то легко и неосознанно соскользнуло в эту новую реальность. России в ней уютно. Она в ней не только житель, но и акционер-соучредитель. Западу по большому счету тоже уютно: вместо того чтобы думать о погибших в Украине, Сирии, Грузии (кто его знает, кто там на самом деле прав?), можно призывать к миру во всем мире и раз в месяц перечислять пять долларов на пропитание детей Африки. И все же давайте не будем себя обманывать: раньше других уют "мира после правды" открыли для себя мы, украинцы.

Черная кошка в светлой комнате

Где она в нашей жизни, эта самая правда? Ее место уже давно на кухне, в курилке или в Фейсбуке. Там, где она не имеет последствий. Мы априори исходим из того, что "людям верить нельзя", что "закон что дышло", что "они все воры" и что "ничего хорошего в этой стране не будет". Таков настрой в обществе. Для лжи и воровства такая атмосфера — словно теплый пахучий навоз для дождевого червя. Для кремлевского отца лжи это вообще мечта, надежда, что Украина еще может посыпаться. 

Мы живем в мире, где разоблачения не приносят последствий, где политик профинансированный — это политик непотопляемый, где успех априори интерпретируется как плод зла. Американец увидит на улице дорогую машину и скажет ребенку: учись хорошо и у тебя такая же будет. А украинец скажет: ну вот, еще один вор поехал. И пусть ребенок сам делает для себя выводы.

Мы так привыкли жить во мраке неверия и недоверия, что даже если что-то доброе происходит рядом, мы убеждаем себя и окружающих, что это не с нами. Мы с одинаковым рвением ищем черных кошек и в светлых, и в темных комнатах. Мы натягиваем на себя мрак, как ребенок натягивает на голову одеяло. Так спокойнее. Так не окажешься в дураках. Мы не ждем добра за пределами своего самого узкого круга. А где добра не ждут — там его и нет. 

О вере и неверии

Доверие — это цемент, который скрепляет общество. Плохо у нас пока с этим. На Западе авторитетный журналист скажет "мои источники утверждают…", — и ему поверят на слово, что эти источники действительно есть, и что они утверждают именно то, о чем сообщает журналист. Слова достаточно для политических выводов, покаяния и очищения. В Украине же слово утратило (или почти утратило) силу. Оно мало значит. Политика могут поймать на преступлении, — а с него все как с гуся вода. Он и дальше "ходит на эфиры", он и дальше политик. Почему? Да потому что мы ведь и так знали, что "они все воры".

Светлый человек и пастырь Борис Гудзяк спросил украинскую диаспору в Париже: кому из ближних вы верите, а кому — нет. Оказалось, что менее всего украинцы верят другим украинцам. Вдумайтесь в это.

Грех Украины — это грех неверия. В том числе и неверия в себя, в свою страну, в своих ближних. Разумеется, понятно, откуда этот грех берется, по крайней мере, отчасти. Из истории. Из столетнего небытия. Из предательства политиков — от поместных князьков до Яремы Вишневецкого, от Василя Кочубея до политиков новейшей эпохи. Из Голодомора. Из разграбления страны в последние десятилетия. Из отсутствия моральных авторитетов и ориентиров.

Но в первую очередь он берется из индивидуальных ежедневных решений каждого из нас. Из молчания, зависти, эгоизма, жадности. Давайте помнить об этом, открывая новую страницу украинской истории. Отталкиваясь от зла внешнего, российского, давайте отталкиваться и от зла внутреннего, украинского — родного, теплого и пахучего.

Герой нашего времени

В своем мрачном эссе "После Европы" один из ярких политических мыслителей современности Иван Крастев так описывает новый тип европейского гражданина, который может привести к краху ЕС: "Он стремится к переменам, но отвергает любую форму политического представительства. Он хотел бы быть частью политической общности, но отказывается идти за другими. Он готов рисковать и драться с полицией, но не рискнет поверить политику или политической партии". Никого не напоминает?

Василий Артюшенко, ZN.UA

Неудивительно: "мир после правды" и не мог породить никого иного, кроме инфантильного, вечно ноющего, никому не верящего, но в то же время довольного собой человека. Знакомый типаж. Герой нашего времени. И поскольку у нас в Украине он материализовался раньше, чем в окружающем мире, то и с последствиями мы имеем дело дольше, чем другие. По идее, и противоядие должно бы прийти через нас. Отчасти оно и пришло, когда посреди отчаяния и цинизма, предательства и вероломства в 2014 г. украинцы, эти прирожденные скептики, эти фомы неверующие пошли защищать свою страну. 

Воронка ХХ века

Проблема Украины также в том, что во внешнем мире ей не на кого опереться. Тот же Крастев считает, что, утратив три объединяющие идеи (страх войны, идеализм революции 1968-го и вызревший в 1990-х дух единства Востока и Запада), ЕС утратил верность идеалам, стал заложником проблемы неконтролируемой миграции, перерождается в нечто приземленное и мелкое. Фигурально говоря, знамя свободы скручивают в жгут и завязывают на дверной ручке, чтоб не зашли мигранты. Крастев видит в будущей Европе лишь бледное подобие той европейской идеи, которая сделала ЕС мировым образцом достатка и демократии. Он не верит в живучесть этой идеи и на пальцах, в свойственной ему блестящей публицистической манере, объясняет почему.

Василий Артюшенко, ZN.UA

Ну что ж, наименее приятный диагноз часто наиболее верный. Но прогноз все же, очень хочется надеяться, ошибочный. По крайней мере, такую надежду дают нам европейские выборы 2017-го и 2018-го гг., на которых приверженцы Единой Европы далеко не так "сыпались" перед европейским национализмом (а вместе с ним и перед его кремлевским гуру), как предполагали пессимисты. Скрутить в тряпку флаг свободы оказалось не так уж просто.

Грядущие в следующем году выборы в Европейский парламент дадут много голосов антиевропейским, пропутинским, националистическим силам, — но из штанишек деструктивных оппозиционных злопыхателей они на европейском уровне, скорее всего, не выпрыгнут. Это пока что их потолок. Главная опасность — не столько приход к власти антиевропейских сил, сколько перерождение проевропейских. Иммунитет Запада перед ложью и цинизмом, загримированными под "прагматизм", на глазах слабеет. Слабеющий Запад будет фоном мировой политики не год и не два.

Не нужно обманывать себя, объясняя сие обстоятельство только воздействием российской пропаганды. Москва лишь заполняет моральные и идеологические пустоты в западных обществах, образовавшиеся с увяданием еврооптимизма и ослаблением трансатлантического партнерства. Вначале Украина, а потом и Запад погрузились в кризис доверия (опять эта украинская "гипертипичность"!). Нет больше веры в себя. Нет больше уверенности в партнере. И это ведь не Москва так распорядилась. Это значительно глубже.

Возникший на Западе идеологический вакуум активно накачивается всякой всячиной: конспирологическими теориями, националистическими предрассудками, анархистскими "желтыми жилетами" и исламским фундаментализмом… Европа, как видим, тоже натягивает на себя мрак. ХХ век никак не хочет закончиться. Он, словно воронка, тянет Европу назад, в войну — как минимум в холодную, а возможно и в горячую.

Последние опросы показывают: большинство британцев, немцев и французов считают, что континент стоит на грани большой войны. И да: чем тревожнее это предчувствие, тем лучше для Путина. Страх и слабость — его природный элемент для бывшего вербовщика КГБ. С чем он не умеет управляться — это смелость и сила. Здесь максимум, на что хватает его фантазии — это посадить под замок, спрятать за полярный круг.

Услышать друг друга

Олег Сенцов напомнил нам слова булгаковского Пилата: "трусость — самый страшный порок". Нет иного рецепта против мира лжи, чем смелость. Единой Европе предстоит сделать важный шаг — взять на себя часть ответственности за создавшийся моральный и политический кризис. Осознать, что великая европейская пустота возникла из политического высокомерия и душевной лени, из отсутствия полноценного диалога с теми, кто чувствовал себя в последние десятилетия раздавленным, забытым и проигравшим.

Единой Европе еще предстоит найти к нему, к этому "протестному электорату" правильные подходы. Перестать отмахиваться от тех, чьи вопросы тебе не нравятся. Украине, вероятно, необходимо то же самое, но в неизмеримо большем масштабе — учитывая, как много их у нас — раздавленных, забытых и проигравших.

И Единой Европе, и Украине нужно одно и то же — честный внутренний диалог. ЕС с его действующими институтами и крепкими традициями движется в этом направлении. Другое дело Украина, где институты слабы, а традиции полноценного уважительного диалога нет. 

Церковь может стать в наших условиях тем институтом, который поможет Украине в поиске решения экзистенциальных проблем. В конце концов, где, как не в церкви искать внутренний мир, мудрость, моральное оздоровление общества? 

Храм Фомы неверующего

В последние 27 лет Украина регулярно находилась в поиске нового начала, чистого листа. Шансы приходили и уходили, но решительного прорыва не было. Появление полноценной поместной церкви с 39-летним современным лидером во главе, с покровительством матери-церкви в Константинополе — это еще одни двери, которые открывает перед нами история. Воцерковленный человек скажет: еще одно благословение Божье.

Василий Артюшенко, ZN.UA

Согласно статистике, никто не пользуется в украинском обществе таким доверием, как церковь. Традиция сильных религиозных лидеров — от митрополита Андрея Шептицкого до кардинала Любомира Гузара и до патриарха Филарета, который проявил себя настоящим государственником на прошедшем Соборе, — присутствует в Украине давно. В ближайшие месяцы и даже годы все, что будет сказано митрополитом Епифанием, будет услышано. Главное, чтобы он не молчал. Главное, чтобы он нашел правильные слова для нашего многократно обманутого общества. Ну и конечно, можно уже сейчас представить, какие усилия приложит Москва, чтобы максимально быстро и эффективно дискредитировать и его, и свежесозданную церковь. Еще легче представить, какой у Москвы простор для действий, учитывая готовность многих украинцев верить кому угодно и во что угодно, только не в свою страну. 

Нашей церкви свое делать. Вернуть силу слову. Вернуть (хотя бы немного) веру в ближнего. Напоминать власть имущим, что они в этом мире не навсегда, и что в гробу карманов нет. Молиться за тех, кто воюет за Украину. Призывать милость к падшим. Искать мир среди смуты. Заживлять раны. Напоминать, что добро имеет смысл, а также что победа или поражение — это решение, которое и человек, и нация принимают самостоятельно.

Перед украинскими пастырями (духовными и политическими) — море опустившихся рук и растерянных глаз в поиске душевного мира и ответов на трудные вопросы. Моральных и политических. В том числе: как быть с соседом, который во время аннексии Крыма и в то страшное Вербное воскресенье 2014 г. решил стать врагом? Как соседствовать с врагом и все же на каком-то этапе перестать с ним воевать?

Политика обычно не дает ответов на эти вопросы. Она живет электоральными циклами: прожили — вот и хорошо, избрались — вот и отлично. Но кто-то ведь должен начать говорить с Украиной не с высоты электоральных циклов, а с высоты истории. 

Возводить храм новой церкви для нации скептиков и пессимистов, да еще и воюющих — неблагодарный труд. Но в то же время — тот самый "Фома неверующий" ведь тоже был апостолом. Был момент, когда у него опустились руки: его братья увидели воскресшего Христа, а он — нет. И тогда воскресший Христос явился еще раз и дал Фоме увидеть свои раны. Бог и скептиков любит. Не зря просьба "помоги моему неверию" фигурирует в стольких молитвах. 

Можно сколько угодно повторять, что "в этой стране ничего хорошего не будет", но верующие знают и понимают: то, что невозможно человеку, возможно Богу. Неверующие же просто знают: по каким-то причинам Украина прошла через столетия исторической комы, через страшное ХХ столетие и не исчезла, не стала историческим пшиком. Что-то такое особенное есть в этой нации, с которой когда-то началась история христианства в этой части мира, которую так часто объявляли почившей в бозе или же вообще не существующей, и которая 15 декабря 2018 г., вопреки всему, вновь подняла крест над Владимирской горкой.

zn.ua

Как жить после правды | АРГУМЕНТ

Версия для печати

Почему сегодня размываются границы между истиной и вымыслом, как это происходит и чем нам грозит.

«... Политики ... почти утратили контроль над происходящими событиями, и они знают, что мы об этом знаем. Итак, все знают, что мир наш странный, нереальный, фальшивый и коррумпированный. Но все воспринимают его как совершенно нормальный. Потому что самая интересная черта нашего времени состоит в том, что миру этому никто не видит альтернативы ...»

Словом 2016 года по версии Оксфордского словаря английского языка стало выражение «post-truth», которое можно перевести как «постправда» или «постистина». По определению британских лингвистов, это понятие означает «обстоятельства, в которых объективные факты менее влияют на формирование общественного мнения, чем эмоции или личные убеждения».

Говорится, к примеру, что мы живём в эпоху политики постправды: манипулирование эмоциями и скандальные заявления, которые транслируются через телевидение, интернет и социальные сети, значат сегодня больше, чем объективные факты. Факты скучны, на них никто не обращает внимания. Когда Дональд Трамп заявляет, что Хилари Клинтон была преступником — это интересно. Но никому нет никакого дела, что это утверждение тут же было опровергнуто. В этом смысле последние выборы в США — самое яркое проявление политики постправды. По некоторым подсчётам, более 70% заявлений Трампа можно охарактеризовать как ложь или искажение фактов, но его рейтинг доверия от этого почти не пострадал.

Постправда — это когда границы между правдой и вымыслом стираются.

Даже если мы уверены, что нам лгут, мы можем не обращать на это особого внимания. Антрополог Алексей Юрчак, проанализировавший распад Советского Союза, использовал для этого понятие гипернормализации. В позднесоветские годы все (или почти все) уже не верили в коммунистические идеи и были прекрасно осведомлены о лжи и неэффективности властей. Официальная идеология воспроизводилась в виде особого ритуала, у которого была форма, но не было содержания — и всех это вполне устраивало.

По мнению британского документалиста Адама Кёртиса, который назвал понятием Юрчака свой последний резонансный фильм, мир Европы и США теперь оказался в точно такой же ситуации.

Политики на Западе также почти утратили контроль над происходящими событиями, и они знают, что мы об этом знаем. Итак, все знают, что мир наш странный, нереальный, фальшивый и коррумпированный. Но все воспринимают его как совершенно нормальный. Потому что самая интересная черта нашего времени состоит в том, что миру этому никто не видит альтернативы.

Адам Кёртис автор фильмов «Столетие личности» и «Гипернормализация»

Кадр из фильма «Гипернормализация». Источник: dazeddigital.com

Как же так получилось? Кёртис считает, что истоком гипернормализации во многом является преувеличенное внимание к отдельному человеку и пренебрежение общественными интересами. Когда все живут в своём отдельном мире, никто не хочет брать на себя ответственность за то, чтобы что-то изменить. Политики уже не объединяют людей. Независимость личности имеет обратную сторону: чувство неуверенности, страха и сомнения.

Если у нас нет опоры во внешнем мире и мы лишь пытаемся как можно лучше обустроить свой собственный уголок, то у нас нет особого желания подвергать сомнению заявления авторитетных фигур. Вернее, мы можем сомневаться в их словах, но действовать продолжаем так, будто им верим.

Интернет, казалось бы, предоставил нам возможность неограниченного поиска информации и доступ к альтернативным точкам зрения. Но как часто мы этим пользуемся?

Социальные сети только усилили нашу тенденцию закрываться в узком информационном пузыре. Алгоритмы Facebook, к примеру, формируют вашу новостную ленту, основываясь на ваших предпочтениях и предыдущих действиях. Интернет-активист Илай Парайзер придумал для этого специальное понятие «пузырь фильтров»: мы просто не видим альтернативные точки зрения, потому что сервис считает, что они могут нам не понравиться. Телевидение тоже искажает реальность, но там мы хотя бы можем переключить канал. «Переключить канал» в Фейсбуке у нас уже не получится.

Как признавал бывший глава Google Эрик Шмидт, «людям будет очень сложно увидеть или приобрести что-то, что так или иначе не было под них подобрано». Персонализация — это хорошо и удобно, но не делает ли всё это нас узколобыми конформистами? Как говорит Кёртис, «мы живем в упрощённом мыльном пузыре. Он вот-вот лопнет, мы не знаем, что за его пределами».

Вместо выражения «постправда» корректнее было бы использовать слово «постистина». В отличие от «истины», «правда» в русском языке не обязательно обозначает что-то абсолютно достоверное, ведь не зря говорят, что «у каждого своя правда». В английском оба значения передаются словом «truth». Понятие «post-truth» означает именно капитуляцию «истины» перед небольшим количеством «правд». Но истина никуда не исчезла. Просто она утратила свою силу и значение.

Примерно так мы выглядим в информационном пространстве. Источник: pinterest.com

В тему: Тиаго Форте: Будущее будет странным

Эта ситуация, конечно, далеко не новая. Игнорирование фактов в пользу укоренившегося мнения мы можем увидеть когда и где угодно. Как минимум, начиная с эпохи Просвещения некоторые пытаются развеять предрассудки и открыть людям глаза на то, «как всё устроено на самом деле». Сегодняшние дебаты вокруг ГМО, гомеопатии или разоблачения религии в духе Ричарда Докинза — всего лишь отголосок этой давней истории.

Если какое-то мнение пересекается с вашим личным опытом и убеждениями, то никакие факты вас не переубедят. Можно сколько угодно спорить с ВИЧ-диссидентами, поклонниками Сталина или сторонниками конспирологических теорий: даже если у противника не найдётся контраргументов (а они найдутся), свою точку зрения он не оставит. Ведь спор идёт не о фактах, которые можно найти в исторических книжках и научных статьях. Спор идёт о личной мифологии и убеждениях, без которых человеку жить нельзя. Как говорил безымянный персонаж Достоевского, «Если Бога нет, то какой же я после того капитан». На том стою, и не могу иначе — сколько бы аргументов в пользу обратной точки зрения мне ни приводили.

Но если раньше всё-таки считалось, что личные искажения необходимо преодолевать, чтобы хотя бы прислушаться к контраргументам и вступить в рациональную дискуссию, то теперь эта необходимость как будто бы отпала. Нащупать общий язык, на котором можно вести такую дискуссию, становится всё сложнее и сложнее. Ведь от собственной точки зрения нам всё равно не избавиться. Попытка увидеть факты «из ниоткуда» в любом случае обречена на провал.

Вероятно, эпоха «постистины» — это скорее симптом информационного перенасыщения, чем голодания. Когда информации так много, просто нет смысла её перепроверять.

Яркое явление этой эпохи, анализирующее её симптомы — документальные мистификации, или фильмы в жанре «мокьюментари». К примеру, фильм «Операция „Луна“» 2002 года с серьёзным видом доказывает, что никакой высадки американских астронавтов на Луну не было: всё это подделка правительства США. В ЦРУ просто наняли Стэнли Кубрика, а тот снял астронавтов в засекреченном павильоне. Кинолента строится по законам классического телевизионного расследования. Перед нами появляются серьёзные люди в галстуках и пиджаках, мелькают кадры кинохроники, интервью даёт в том числе сама вдова Кубрика и Генри Киссинджер.

И неважно, что их фразы вырваны из контекста, а некоторые «эксперты» несут откровенную чушь. После этого фильма многие и правда поверили, что Нил Армстронг и его команда — всего лишь талантливые киноактёры. Мнение, что высадку на Луну снял Кубрик, до сих пор можно услышать от людей, которые даже ничего не слышали об этом фильме. С таким же серьёзным видом Сергей Курёхин в 1991 году доказывал, что Ленин — это гриб. Тогда это производило впечатление, а сегодня воспринимается лишь как забавный розыгрыш.

Полная версия легендарной телепрограммы, источник: youtube.com

О чём нам говорит пришествие «эпохи постистины»? О том, что люди — не рациональные существа. Эмоции и убеждения для нас не менее важны, чем объективные факты, и мы не можем от них отказываться. Но об этом мы и так давно знали.

Ещё это говорит о том, что мы уже более-менее научились говорить об этой ситуации. Если появилось специальное слово, которое означает, что истина устарела, то всё не так плохо: мы хотя бы частично понимаем, что именно происходит. И даже если стандарты критического мышления не работают в обществе в целом, их можно применить в своей индивидуальной жизни.

Как говорил ещё Гераклит, «для бодрствующих существует один общий мир, а из спящих каждый отворачивается в свой собственный». Слова об общем мире сегодня звучат сомнительно. Но бодрствующие, в отличие от спящих, могут хотя бы попробовать между собой договориться.

Опубликовано в издании Newtonew


В тему:

argumentua.com

Загробный мир вроде бы существует. Ученые получили первое серьезное подтверждение

Выход из тела - феномен, который пока не поддается разумным, а главное, убедительным объяснениям.

От первого путешествия в загробный мир до последнего

Существует ли помимо видимого всем нам материального мира какой-то иной? Тот, в котором обитают души? Здравый смысл подсказывает: нет никаких шансов ответить на этот вопрос. Однако ученые, на удивление, придерживаются другого мнения. Полагают, что возможность разобраться есть. И предоставляют ее люди, пережившие клиническую смерть. То есть, воскресшие. Особенно из числа тех, которые верят, что побывали на том свете, а вернувшись, вспоминают увиденное. Околосмертный опыт (NDЕ - в английском сокращении) - так называется этот феномен.

В 2000 году медики - голландский кардиолог Пим Ван Ломмель и его британский коллега Кристофер Френч из лондонского центра изучения аномальных психических явлений - предприняли первое масштабное и серьезное исследование этого самого NDЕ с участием 344 сердечников, отправившихся в потусторонние туры из 10 больниц. Результаты потрясли общественность. Особенно атеистов. Медики признались: им не удалось найти убедительных доказательств того, что загробного мира нет. И по их данным, временно мертвые пациенты действительно "подходили к его вратам".

В 2008 году по стопам голландца пошел неугомонный Сэм Парниа (Dr Sam Parnia), который сначала трудился в Саутгемптонском университете (University of Southampton), а теперь работает в Университете Нью Йорка (State University of New York). С собой он увлек еще около 40 коллег, которые взялись проверить один из самых известных феноменов, сопровождающих NDЕ. А именно выход из тела. Ведь примерно четверть оживших покойников уверяют: они видели себя со стороны, когда находились без сознания. Будто бы нечто покидало тело и смотрело на него с высоты потолка.

Многие из переживших клиническую смерть рассказывают о странных видениях.

Замешкались на том свете

Предполагалось, что в исследовании примут участие 25 больниц в Англии, США и Канаде. При содействии реаниматологов ученые обследуют 1500 пациентов, переживших клиническую смерть. И зафиксируют, в самом ли деле кто-то из них выходил из тела. Для этого в палатах установят полки - под самым потолком. А на них положат специальные тестовые картинки - так, чтобы они не были заметны с кроватей. Воскресших спросят, что они видели. Если люди воспарят, как и положено, под потолок, то ответят.

По плану, исследования должны были бы закончиться еще в 2011 году. Но они затянулись. Сэм Парниа с коллегами подвели некоторые итоги лишь сейчас, опубликовав предварительные результаты в журнале Resuscitation .

В итоге, обследованных было больше - 2060 пациентов, а больниц - меньше: 15 в Великобритании, США и Австрии.

У всех обследованных случилась остановка сердца и наступила клиническая смерть. Выжили после нее 330 человек. О том или ином NDE сообщили 140 человек - чуть меньше половины. И 26 пациентов рассказали, что выходили из тела.

Парниа не сообщает, увидел ли кто те самые записки, размещенные под потолком. 13 процентов пациентов описали опыт отделения от тела. Лично мне для того, чтобы поверить в существование и души, и потустороннего мира, достаточно было бы одного правильного ответа. И он есть, но получен иначе.

Ученые задокументировали показания 57-летнего социального работника из Великобритании, который находился в состоянии клинической смерти три минуты. Он точно описал то, что происходило в это время вокруг, включая действия медиков, занятых реанимацией, и звуки оборудования. Оно периодически подавало сигналы.

- Мозг обычно отключается через 20-30 секунд после остановки сердца и, лишенный кислорода, не может ничего запомнить, - говорит Сэм Парниа. - А если такое действительно происходит, то сознание, или душа способны существовать и вне мозга.

Впрочем, ученые осторожны с научными выводами. В отчете они подчеркивают, что пока могут вести речь лишь о том, что сознание сохраняется, как минимум, три минуты после смерти. Уже кое-что. Довольно серьезный намек на существование потустороннего мира. Но убедительным назвать его, конечно, нельзя.

Возможна ли более продолжительная "жизнь после смерти"? Ответа нет.

Сэм Парниа - уже который год пытается вунуть душу из умирающих.

КСТАТИ

Всего одна извилина

Феномен выхода из тела - последний оплот мистики. Все другие явления, сопровождающие "путешествие" на тот свет и обратно, объяснены в той или иной степени. Вроде бы имеют физиологические причины, связанные с причудами работы мозга в моменты его включения-выключения: и тоннель, по которому несутся умирающие, и яркий свет, и жизнь, прокрученная за доли секунды, и встречи с предками, и умиротворение.

Насчет возможности взглянуть на себя со стороны существует всего одна гипотеза. Но она не выглядит очень уж убедительной.

Доктор Олаф Бланке из университетской больницы в Женеве в статье, опубликованной в самом авторитетном научном журнале Nature, описал эксперимент с 43-летней пациенткой, страдающей эпилепсией. Чтобы исследовать ее недуг, ученый вживил в мозг женщины электроды, стимулирующие правую височную долю. И случайно возбудил расположенную там ангулярную извилину - структуру, которая связана с органами зрения, осязания и равновесия. В результате вполне живая пациентка вышла из тела - увидела себя со стороны.

Бланке предположил, что, возможно, и умирающий, но все еще сохраняющий нервные связи с телом мозг тоже каким-то образом возбуждает эту извилину. И с ее участием посылает на зрительную кору информацию о положении тела в пространстве. Та ее по-своему воспринимает, перемешивает с картинками, полученными до того, как сознание уже отключилось, и проецирует на сетчатку глаза. А человеку, лишенному всех нормальных чувственных сигналов и привычных ощущений, при этом кажется, будто бы он видит себя со стороны.

Несколько лет назад эксперименты, аналогичные проведенным доктором Парниа, предпринимали медики из английского Уэлса. Наблюдали клиническую смерть 39 пациентов. При этом они тоже размещали недалеко от временно покойных листки с нарисованными на них крупными символами. И никто из тех, кто выходил из своего тела, символов не «видел».

ЦИТАТА В ТЕМУ

"…Мы прекрасно знаем, что нарушение органа зрения, органа слуха, их путей к мозгу, их основного мозгового звена обязательно приводит к нарушению соответственно зрения и слуха. Как же при выходе из тела душа видит и слышит?"

(Академик Наталья Бехтерева, из книги "Магия мозга и лабиринты жизни")

www.kp.ru


Смотрите также