Икона серафима вырицкого


Храм Живоначальной Троицы на Воробьёвых горах -

Русская Православная Церковь

  • 12 Март 2020

    15 марта, Воскресенье, 11.30  в Лектории храма Живоначальной Троицы на Воробьевых горах, в рамках Воскресной школы для взрослых, состоятся две лекции:  11.30 « Первые шаги Апостольской Церкви » (курс «Священное Писание»)   12.30 « Византизм и неославянофильство » (курс «Христианская философия»).  Ведущий: Аркадий Малер, философ, публицист, член Синодальной библейско-богословской комиссии и Межсоборного присутствия Русской Православной Церкви. Вход свободный.

  • 02 Февраль 2020

    7 февраля, пятница, 19.00  в Лектории храма Троицы на Воробьевых горах и МГУ  состоится встреча, посвященная  Евгению Николаевичу ТРУБЕЦКОМУ  (к 100-летию со дня смерти).  Во встрече принимает участие «Образовательный фонд имени Сергея и Евгения Трубецких» и его глава отец Георгий Белькинд.

  • Все новости

hram-troicy.prihod.ru

Икона Серафима Вырицкого

Среди православных святых Серафим Вырицкий занимает особое место. Православные христиане возносят молитвы преподобному, чтобы снискать его покровительство и попросить о помощи в трудах.

Икона Серфима Вырицкого популярна среди людей, занимающихся своим делом и желающих совмещать праведную жизнь с мирской работой. Его помощь в ведении бизнеса неоценима, поэтому многие возносят молитвы преподобному, чтобы избежать неприятностей и не обрушивать на себя гнев Господа.

История иконы

Серафим Вырицкий родился в благочестивой семье в 1866 году. Господь даровал ему незаурядный ум, что помогло ему не только вести праведную жизнь, но и заниматься торговлей. Богу было угодно, чтобы Семен сначала проявил себя в мирской жизни, поэтому праведник занимался продажей пушнины по России и за рубежом. С детства он был приучен не зацикливаться на материальных ценностях, что помогло Серафиму вести честную торговлю. Он быстро заработал себе хорошую репутацию и нажил состояние. Серафим Вырицкий радел за благосостояние Родины и, отрекшись от мирской жизни в пользу служения Господу, продолжал помогать нуждающимся, наставлять на путь истинный заблудших и сеять в их сердцах веру и любовь.

3 апреля 1949 года старец Серафим окончил свой земной путь. К нему явилась сама Богородица, указав рукой на небеса, и Серафим сообщил о своей скорой кончине родным и близким. При жизни преподобный совершил немало чудес, помогая верующим исцелиться от болезней, возвращая им веру в Господа и собственные силы. К отцу Серафиму приходили и за практическими советами в ведении дел, и никогда не отказывал преподобный в помощи советом и делом.

Описание иконы Серафима Вырицкого

На чудотворном образе изображен старец Серафим в схимническом одеянии. В левой руке он сжимает свиток с текстом Писания, который является символом учения. Правая ладонь Серафима поднята в благословляющем жесте. Икона представляет собой копию лика благословения «Казанской Богоматери», но написана в сдержанных тонах.

В чем помогает чудотворная икона

Икона популярна не только среди православных христиан, но и у католиков. Образ преподобного Серафима является образцом благочестия, стремления к обретению внутренней гармонии, родства с Господом. В ней заключена сила, которая помогает в борьбе с соблазнами, стремлении к развитию и праведной жизни.
С молитвами к преподобному обращаются в разных жизненных ситуациях с просьбами:

  • об исцелении от недугов;
  • о даровании ума;
  • о помощи в мирских делах;
  • об укреплении веры;
  • о противостоянии любому негативу;
  • об удачном замужестве и сохранении семьи;
  • об обретении внутренней и внешней гармонии.

Со множеством своих проблем идут верующие к лику святого, чтобы обрести поддержку Высших Сил. Не единожды лик помогал исцелиться прихожанам со смертельными заболеваниями, помогал бизнесменам решить сложные вопросы и избежать клеветы.

В каких храмах есть икона Серафима Вырицкого:

  • Воронежская область, село Ново-Макаро, Свято-Серафимо-Саровский мужской монастырь;
  • Вырицкий Казанский храм;
  • Ярославская область, село Арефино.

Молитва перед иконой преподобного Серафима

«Отче Серафим, Божий угодник, к тебе взываем с надеждой на помощь. Благослови, преподобный, на дела праведные да защити от нападков неверцев и завистников. Благослови на труды мирские, не дай свернуть с пути истинного, пасть жертвой соблазнов. Спаси и сохрани, Серафим, семьи наши в мире и благополучии, даруй счастье жизни в любви и почитании Господа. Исцели души и тела наши от скверны, сохрани жизни наши для праведных трудов во славу Господу Всемогущему. Аминь».

Дата почитания

День памяти Серафима Вырицкого отмечается торжественной литургией 3 апреля (21 марта по старому стилю). В этот день молитвы прихожан будут услышаны, поэтому многие стремятся в храмы и церкви, чтобы попросить у святого покровительства и исцеления.

Предсказания Серафима Вырицкого

Жизнь Серафима прошла в служении Господу и простому народу, однако славится святой не только своими благочестивыми поступками, но и предсказаниями. Некоторые из них сбылись:

  • старец предрекал появление станций телевизионного и радиовещания, по которым все верующие могут слышать молитвы и узнавать о житии святых. Верующие будут получать наставления от святых отцов и другую информацию, которая поможет им жить в вере к Господу;
  • говорил преподобный о том, что русскому народу важно принять покаяние, чтобы не разразились войны, которые унесут миллионы жизней;
  • святой отмечал, что весь мир будет молиться о просвещении Востока, и наступит время, когда Восток будет принимать крещение в России;
  • упоминал старец и о расколе России на части, которому будет способствовать Запад. В эти времена будет происходить разграбление страны.

Многие считают Серафима Вырицкого покровителем предпринимательства. Каждая молитва, произнесенная искренне, помогает верующим отказываться от соблазнов и вести праведную жизнь. Молитвы святому помогают унять сердечные раны, жить честно и не предаваться унынию. Удачи вам и процветания, и не забывайте нажимать на кнопки и

dailyhoro.ru

Преподобный Серафим Вырицкий: житие, мощи, молитва

«Спаси, Господи!». Спасибо, что посетили наш сайт, перед тем как начать изучать информацию, просим подписаться на наше православное сообщество в Инстаграм  Господи, Спаси и Сохрани † -  https://www.instagram.com/spasi.gospodi/ .  В сообществе больше 60 000 подписчиков.

Нас, единомышленников, много и мы быстро растем, выкладываем молитвы, высказывания святых, молитвенные просьбы, своевременно выкладывам полезную информацию о праздниках и православных событиях... Подписывайтесь. Ангела Хранителя Вам!

Преподобный Серафим Вырицкий имел особое место среди затворников благочестия, живших в недалеком от нашего времени. В годы, когда происходили самые жестокие гонения на церковь этот святой решил избрать себе монашеский путь и своим житием он олицетворил Господний завет любви. За что Всевышний даровал своему избраннику настоящую божественную мудрость, с которой Святец еще при жизни многих православных наставлял на путь истинный и продолжает спасать души верующих и по сей день.

Житие Серафима Вырицкого

Святой Серафим Верицкий (мирское имя Муравьев Василий Николаевич) родился в прошлом столетии в 1866 г. в семье богоугодных крестьян тогдашней Ярославской губернии. В десятилетнем возрасте у Василия скончался отец и он был вынужден отправиться на заработки в Петербург, где спустя некоторое время он смог получить в купеческом магазинчике место помощника.

Однако душой Василий стремился к совершенно иному услужению. Возжелая отправиться в монастырь, он обратился за помощью к проникновенному старцу в Александро-Невской Лавре, который дал свое благословение отрока до времени оставаться еще в миру и образовать правоверную семью, а также не забывать совершать благие деяния.

Исполняя послушание данное старцем, Василий вступил в законный брак с более чем 40 лет он занимался торговой деятельностью при этом сотворяя великодушную милостыню, оказывая всякую помощь монастырям, богадельням, церквям и не только.

После завершения революции в 1917 г. Святой Серафим Вырицкий с согласия своей супруги вступил в состав духовенства Александро-Невской Лавры и уже спустя 6 лет за свое высокое подвижническое житие его назначили на должность духовника монастыря и удостоили Великой схимы с именем Серафим.

В 1933 г. в виду своего недуга Святого перевели в п. Вырица, где он нес подвиг окормления православных верующих в нелегкий период Великой Отечественной войны и советского богоборчества. В 1949 г. 21 марта Преподобный отошел в мир иной.

В 2000 г. духовник был причтен к лику Святых Православной Христианской Церкви. В этом же году после совершения канонизации в месте где были захоронены мощи Серафима Вырицкого (неподалеку от собора Казанской иконы Богоматери в Вырицах) была возведена часовня дабы каждый желающий смог обратиться к Святому.

Предсказания Святого

Были изречены Преподобным известные предсказания, которые были записаны очевидцами. Вот некоторые из них:

  • Настанет день, когда отравят людей от Всевышнего отнюдь не гонения, а именно прелести и деньги сего мира, и падет куда больше человеческих душ, нежели в период открытого богоборчества. И будут с одной стороны золотить купола и воздвигать кресты, а вот с другой будет воздвигаться обитель зла и лжи и страшно будет дожить до таких времен.
  • В то время, когда Восток будет набирать силу все будет нестабильно, ведь численность на их стороне, однако не только, у них трудятся работящие люди, а у нас лишь пьянство…
  • Самим Всевышним была определена судьба народу как наказание за все греходеяния свершенные им, и до тех пор, пока Сам Вседержитель не пошлет благодать помилования державы, будет бессмысленно вставать против Его священной воли. И надолго беспросветная ночь покроет русскую землю и много горестей и страданий ожидает впереди Поэтому Всевышний и поучает верующих: вашим терпением спасете души вы свои.

Икона Серафима Вырицкого и день почитания

Следует отметить, что этот чудотворный образ является копией лика-благословения собора «Казанской» Богоматери в п. Вырица. На священном изображение Преподобный представлен в схимническом облачении, при этом сжимая в левой руке свиток, что является символом учения. Правая же ладонь обращена в сторону произносящих молебень, что в свою очередь являет собой знамение открытости и простоты Божьего угодника.

День памяти Святого проводится 3 апреля по новому стилю (21 марта по-старому), то есть день, когда Преподобный преставился Всевышнему и ежегодно в этот день в Вырицком Казанском соборе проводится Литургия, где проводят песнопения и возносят молебни.

Сама же молитва Серафима Вырицкого выглядит следующим образом:

«О, богоблаженный и премилосердый отче наш Серафиме! Ведуще тя и по смерти яко живаго суща, с верою припадаем ти и вопием: не забуди убогих твоих до конца, но милостивно призри на стадо твое духовное и упаси е, добрый пастырю, благоприятными твоими к Богу молитвами.

Испроси нам от Господа время на покаяние и греховныя жизни исправление, веси бо вся немощи наша душевныя: не имамы дел веры и спасения, не имамы ревности ко истинному богоугождению, пленихомся умом в погибельных страстех, растлехом сердца во гнусных похотех.

Что убо чаем, и на что надеемся неключимии, разоривше храмины душ наших; Ей, святый отче, простри молитвенно руце твои ко Господу и умоли Спасителя рода человеческаго коснутися благодатию окаменелых сердец наших, омыти нас слезами покаяния, возставити в вере, укрепити во благочестии и вся полезная ко спасению даровати.

Не посрами упования нашего, еже по Бозе и Богородице на тя возлагаем, но буди нам скорый помощник, утешитель в скорбех и покровитель во обстояниих, да сподобимся молитвами твоими наследниками быти Царствия Небеснаго, идеже вси святии непрестанно славят и воспевают Пречестное и Великолепое Имя Отца, и Сына, и Святаго Духа, ныне и присно, и во веки веков. Аминь.»

Пусть хранит Вас Господь!

Вам будет интересно посмотреть еще и видео о Святом Серавфиме Вырицком:

ikona-i-molitva.info

Преподобный Серафим Вырицкий. "Всему свое время"

Содержание статьи

Серафим Вырицкий

3 апреля — память преподобного Серафима Вырицкого.

…В ту ночь келейница батюшки Серафима видела странный сон: бежит он в белом халате по заснеженному полю, а от него буквально рассыпаются немецкие полки. Обнаружив утром на кухне разложенные у печки белый мокрый халат и валенки, она застыла в недоумении, а батюшка Серафим, взглянув на нее веселыми глазками, к вящему ее изумлению спросил: «Ну как, видела?».   Появление мокрых вещей на кухне объяснилось довольно просто — старец молился всю ночь на дворе, прямо под открытым небом, а для маскировки, накинул на плечи белый больничный халат. Всего через несколько дней в Вырицу пришло известие о прорыве на Ленинградском фронте — блокада снята, началось наступление…

«Замолчи, глупый разум, слушай Бога!»

Расквартированные в Вырице немецкие офицеры батюшку Серафима  побаивались. Самые смелые — отчаялись даже прийти к нему «на совет», надеясь получить благоприятный ответ о будущем Гитлеровской армии. Надежда эта, как им казалось, была «оправдана» тем, что старец был из числа пострадавших от Советов. Однако смелость его ответов была способна обескуражить даже видавших виды офицеров: было ясно, что он говорит не от себя, это была та самая смелость древних библейских пророков, чье благое слово невозможно было заполучить ни щедротами, ни угрозами, ни лестью. Немощный с виду, он ничуть не боялся вопрошавших, тушевались они   — перед Тем, Кто был за ним, Тем, у кого «нет лицеприятия», Кто «не терпит лжи» и «поругаем не бывает». С опущенными головами выходили они от священника, предсказывавшего им поражение в России и то, что Ленинград им не взять никогда.

Сколько бы ни старался отец Серафим Вырицкий избегать мирской известности, духовные дарования, которыми он был щедро наделен от Бога, еще задолго до его кончины стали известны большому числу людей. В век материализма и науки, в век самых отчаянных и жестоких социальных экспериментов, он был явлением другого мира, «запрещенного», объявленного мифическим, причисленного к «пережиткам проклятого прошлого».

Советская наука не признавала ни дара откровения о будущем, ни факта исцеления неизлечимых больных, страдавших «странными недугами», не вмещающимися ни в какие представления об известных болезнях и   «необъяснимым образом» обострявшихся в моменты приближения подверженных им людей к православным святыням, — недугов, которые на языке духовном издавна назывались одержимостью. Слова «молитва», «старчество», «благодать» в Советском Союзе официально были отнесены к «анахронизмам» царского времени. Власть делала все возможное для того, чтобы пресечь в обществе любые разговоры о таких людях, как Серафим Вырицкий или Амфилохий Почаевский, — способных оказывать помощь в тех случаях, когда медицина была абсолютно бессильна. Их «запрещали», однако к ним тайно устремлялись дети «первых лиц в государстве». Они словно подтверждали силу известного высказывания Блеза Паскаля: «Замолчи, глупый разум, слушай Бога!»

Случалось и так: когда тюрьмы и ссылки, которым власть подвергала старцев, оказывались слишком ничтожным средством, она прибегала к убийству. Но и то, и другое для этих известных священников становилось лишь ступенями святости, поводом для свидетельства о Силе Святого Духа, о воскресении души, прошедшей через горнило страданий за веру, за Христа.

Молиться за немощных, страдающих, заблудших, живых и усопших, невзирая ни на что, вопреки всему, отмаливать Россию   — таков долг истинного монаха. Не искал и не мог искать для себя иного жребия тот, кто еще в юности проникся желанием всю свою жизнь без остатка посвятить служению Богу.

Серафим Вырицкий. По ступеням

Однако первое, чему Господь научает настоящего подвижника, — послушание, исполнение Его Святой воли. Не сразу получил Василий Николаевич Муравьев, будущий старец Серафим Вырицкий, благословение на монашество.

Родом из крестьян, он был, казалось,  самими обстоятельствами жизни более многих сверстников подготовлен к прохождению монашеского пути, требующего особенно на первых степенях и физических сил, и выносливости, и многих практических навыков. Десять лет было Василию, когда умер его отец, и он остался «за старшего» с больной матерью. Беда научит молиться. Так вышло и у него: не к миру, а из мира, в храм, поближе к Богу стремился он с юности.   Но когда встал перед ним вопрос о выборе пути, одним из схимников Александро-Невской Лавры дано было ему благословение:   «пройти путь мирской, тернистый, со многими скорбями. Совершить же его перед Богом и совестью», создав благочестивую семью, и лишь спустя годы посвятить оставшиеся лета жизни, по соглашению с супругой, монашескому подвигу.

Избранницей Василия Николаевича стала Ольга Ивановна Найденова — простая, благочестивая, скромная, и тоже подумывавшая прежде о жизни монашеской. Однако и она как Волю Божию приняла ответ на свою молитву от старицы Иверского женского монастыря, схимонахини Пелагеи: жить в миру, выйти замуж и уже спустя годы принять постриг .

Читайте также — Преподобный Серафим, или Непридуманная история

Пути Господни   — тайна для нас сокрытая. Одних Он призывает еще в молодости, других же для   будущего высокого «послушания» готовит среди людей, и научая, и испытывая терпением. Василию Николаевичу годы, проведенные в миру, были даны для приобретения житейской, всесторонней опытности, необходимой пастырю в тех обстоятельствах, которые ожидали Россию.

Трудолюбивый и богобоязненный, Василий Николаевич исполнил Божие повеление, а за усердие получил и успех в начатом деле   — торговле, став из бедняков крупнейшим в России поставщиком пушнины. Германия, Австрия, Дания, Франция, Великобритания и даже Нью-Йорк были в списке его «партнеров».

Имея незаурядные способности, Василий Николаевич, тем не менее, не стремился к богатству и мирским почестям. Торговая деятельность была для него не способом умножить капитал, а необходимым средством для оказания помощи Церкви и ближним. Ему только тридцать, а он раздает большую часть своего состояния, делает значительные вклады в монастыри, жертвует милионные суммы на благоустройство и восстановление храмов, на сиротские приюты и больницы для бедняков! Его любовь к России и народу была поистине безгранична.

По сохранившемуся преданию, за время своих заграничных поездок, Василий Муравьев успел побывать и на Афоне, и тогда-то, в 33 года, состоялось событие, определившее его дальнейшую судьбу. По возвращении, он пришел за духовным советом к о. Иоанну Кронштадтскому, а тот назвал его по имени и сказал, что Царица Небесная благословила его на служение России.

Принятое уже в зрелые годы монашество стало для него долгожданной наградой. И сколько подарков приготовил для него Господь!  Его духовником еще в миру был известный старец Троице-Сергиевой Лавры —   Преп. Варнава Гефсиманский, а постриг над ним совершает будущий исповедник и митрополит   —   Николай (Ярушевич).   Знал о. Серафим Вырицкий и множество священников, которым предстоял путь исповедничества в годы гонений на Церковь.

Читайте также — Батюшка Серафим…

Еще в предреволюционные годы открылся у него дар прозорливости и благодатных исцелений, а через десять лет после октябрьского переворота, в   1927 г ., старец принимает схиму с именем Серафим   —   в честь Преп. Серафима Саровского   —    и приходит в Александро-Невскую Лавру, где братия избирает его духовником. Перед миром это сулило неизбежные скорби     —   наступление на Православную Церковь бурлило уже «во всю ширь».

Именно старец Серафим Вырицкий в те годы помогал лаврской братии не потерять присутствие духа, «был для всех всем», соединяя духовное окормление монахов с заботами о хлебе насущном для ближних, помогая и тем, кто нуждались в помощи и приходили в обитель, как на свет свечи из ледяного мрака, царившего вокруг.

Духовно Серафим Вырицкий окреп настолько, что не только отверг предложение покинуть Россию и сохранить свою жизнь для Церкви, но и убедил своего собеседника —   будущего Патриарха Алексия (Симанского) отказаться от мысли об эмиграции, открыв уготованное ему поприще будущего служения. А между тем, Лавру ожидало то же, что и сотни других обителей. Одна из ночей стала для братии ночью «гефсиманской молитвы» —   все насельники монастыря были арестованы. А дальше были ссылки, этапы, лагеря… Многие приняли мученическую кончину.

Твердо веруя, что «сила не в силе, а сила в любви», по слову одного из своих друзей     —   митрополита Серафима (Чичагова), старец Серафим Вырицкий разделил участь гонимого с сотнями тысяч православных священников, претерпев аресты, нелепые допросы, ужасы заключения. И на всяком месте, Серафим Вырицкий продолжал свой подвиг —   духовника, старца, отогревая людей, поддерживая, ободряя одним своим видом.

Серафим Вырицкий. На кресте

В 1933 году, после возвращения из заключения, о. Серафим поселился в Вырице. Господь сохранил его во время испытаний, как светильник для тысяч священников и мирян, приезжавших к нему в место его последнего земного пристанища и неизменно получавших у него помощь и укрепление.

Власти «не оставляли его надолго без внимания», хотя нежданных «визитеров» он по болезни часто вынужден был принимать лежа. Но случалось и так, что эти «обыски-устрашения» заканчивались самым неожиданным образом. Подозвав однажды к себе одного из чекистов, старец, не переставая молиться, ласково назвал его по имени, и дрогнуло что-то внутри у того от неземной, голубиной доброты и кротости… Завязался разговор, стушевались, смягчились и остальные участники обыска.

Всю жизнь избегавший прижизненных «воздаяний», людям, приходившим к нему со слезами благодарности, старец замечал: «Что я? Преподобного Серафима благодарите — это по его молитвам нисходит к немощам нашим Небесный Врач…», «Это Всеблагая Царица Небесная из беды вас вызволила — по вере вашей да будет вам…»

Во времена испытаний от Бога поставляется избранник, имеющий дерзновение молиться за народ. В 1812 г . в далеком Сарове вымаливал победу русской армии преп. Серафим Саровский, а в 1940-х гг.   одним из таких дерзновенных молитвенников был Преп. Серафим Вырицкий, оставивший нам образец христианского незлобия, всепрощения и крепости в вере…

Вы прочитали о преподобном Серафиме Вырицком.

Читайте также:

www.pravmir.ru

От бизнесмена к преподобному. Удивительная жизнь святого Серафима Вырицкого

В начале XX столетия этот человек, происходивший из крестьян, вошел в число самых богатых людей России. А после революции 1917 года — в разгар страшного смутного времени, сулившего муки и смерть за одно только имя Христово! — раздал все имущество и ушел в монастырь…

Ему было открыто прошлое и будущее каждого, кто приходил к нему: он предсказал патриаршество Алексию I и Алексию II, когда тот был еще семинаристом. Он видел революцию, он пережил Великую Отечественную войну. В самые тяжелые для России времена преподобный Серафим стал живым свидетельством того, что Бог никогда не оставляет человека.

16-летний приказчик

К 54 годам Василий Николаевич Муравьев — будущий преподобный Серафим Вырицкий — был абсолютно состоявшимся в жизни человеком. Успешный предприниматель и меценат, употребивший свой ум, усердие и таланты в дело. И при этом — образцовый христианин, любивший богослужение, живший по Евангелию: вместе со своей женой Василий Николаевич кормил голодных, посещал больных, благодетельствовал одиноким и немощным. Он воспитал сына, отдал его в одно из лучших учебных заведений страны. В общем, все сбылось, все состоялось — казалось, свое предназначение в жизни он исполнил. Но мир-то знает его не как Василия Николаевича, а как преподобного Серафима Вырицкого. А его жену — как схимонахиню Серафиму…

Как произошла эта метаморфоза? Почему, живя богоугодно в миру, он вдруг захотел большего — схимы: то есть абсолютной отдачи себя Богу?

Началась эта удивительная история в деревне Вахромеево Ярославской губернии, где 31 марта 1866 года в семье Николая Ивановича и Хионии Алимпьевны Муравьевых родился сын Василий.

Он сам научился читать и писать. И когда в расцвете своих сил вдруг умер его отец, а мать заболела, мальчик остался кормильцем в семье. Десятилетний ребенок не мог тянуть на себе все хозяйство. И вот односельчанин, работавший в Петербурге в лавке, пригласил Васю на заработки в столицу.

В те времена крестьянским детям действительно случалось выбиваться в люди: мы знаем архитекторов, художников, ученых из крестьян, чьи таланты и упорство позволили перешагнуть сословные перегородки. Таким стал и Василий, сделавшийся преуспевающий купцом 2-й гильдии и торговавшим на знаменитом Апраксином дворе.

А пока, в 1876 году, мальчик оказался один в большом городе. Выполняя мелкие поручения, постепенно он учился правилам торговли и быстро завоевал доверие хозяина лавки. В 16-летнем возрасте Василий стал приказчиком — следил за порядком в лавке, принимал товар, продавал, предоставлял хозяину отчет. Всего через год Муравьев — уже старший приказчик! Хотя обычно для такой должности требовался немалый опыт.

В 1892 году при поддержке хозяина лавки, где он трудился, Василий Николаевич открыл свое дело — заготовку и продажу пушнины. Дело было очень успешным и прибыльным. Но даже преуспев, этот человек не погнушался сесть за парту: он стал одним из двадцати двух первых выпускников Высших коммерческих курсов, открытых в России для развития предпринимательства. Обучение длилось два года, каждый день после работы с 7 до 10 вечера Муравьев слушал лекции.

Работа же в лавке начиналась в 6 утра — с молитвы. Потом товар выкладывался на прилавки, и двери открывались для посетителей. На обед лавка не закрывалась, работа заканчивалась лишь в 10 вечера, после благодарственной молитвы. Торговля, однако, неукоснительно прерывалась несколько раз в году: на Рождество, на Пасху и на Троицу. В другие большие церковные праздники торговали всего 4 часа. На Масленицу, Прощеное воскресенье и Фомино воскресенье работали с 12 часов дня, чтобы дать возможность всем сотрудникам лавки побывать с утра на богослужении.

Таким образом, вышедший из крестьян, Василий Николаевич Муравьев добился успеха в торговле, сделался человеком «высокого интеллекта, духовной культуры, знающий великолепно историю, богатство русского языка», как вспоминала его правнучка Ольга Даниловна Набоко.

Семья

Семья Муравьевых. 1905 г.

А вот как рассказывала правнучка о женщине, ставшей женой будущего преподобного — об Ольге Ивановне Муравьевой: «В своей еще мирской жизни бабушка была женщиной, обладавшей сильной волей, незаурядным умом и красотой. Она была богата и полна внутреннего достоинства».

В 1890 году Ольга Ивановна и Василий Николаевич обвенчались. Супруга сопровождала мужа-предпринимателя в его поездках в Европу — в Варшаву, Париж, Вену, где, кстати, однажды взяла первый приз в конкурсе красоты среди жен предпринимателей. Нам остались фотографии, по которым мы можем судить о ее внешности.

В 1895 году в семье родился первенец, сын Николай. Впоследствии родители отдали его учиться в элитную Императорскую Николаевскую гимназию в Царском Селе, после которой он поступил на юридический факультет Санкт-Петербургского университета.

В общем, внешне это была очень обеспеченная светская семья. А на самом деле — строгие к себе и внимательные к другим христиане, которые сами жили довольно скромно.

У семьи был общий духовник, старец Варнава Гефсиманский (Церковь впоследствии прославит его в лике святых). «Пока мы живем, мы должны приносить пользу людям», — наставлял он Муравьевых. Неудивительно, что все 30 лет их совместной жизни прошли в делах милосердия.

Казначея Воскресенского Новодевичьего монастыря монахиня Феофания и Ольга Ивановна Муравьева. Санкт-Петербург. Ок. 1906 г.

Они помогали строительству и содержанию Иверской обители, устроенной отцом Варнавой, на свои деньги содержали несколько богаделен в Петербурге и регулярно сами навещали одиноких стариков, а также больных в казенных больницах, приносили подарки. Результатом этих поездок время от времени становилось распоряжение перевезти того или иного одинокого больного человека в дом Муравьевых, где он мог бы быстрее поправиться, находясь в домашней обстановке. Так, к примеру, они приютили у себя 36-летнюю тяжело заболевшую монахиню Воскресенского Новодевичьего монастыря, на их иждивении она находилась вплоть до 1917 года.

Василий Николаевич состоял членом Ярославского благотворительного общества, куда входили такие известные люди, как Патриарх Тихон и праведный Иоанн Кронштадтский. Причем по сложившейся традиции имена жертвователей не записывались — деньги вносились анонимно.

В дни больших праздников супруги накрывали щедрый стол и приглашали всех с улицы. Перед трапезой Василий Николаевич Муравьев молился и коротко рассказывал о празднике, потом люди могли подкрепиться.

Казалось бы, здесь можно и поставить точку!

Но мало кто знал, что Василий Николаевич Муравьев все эти годы — с самого детства — жил мечтой о монашестве. «Процветающий, благодаря своим талантам, в мирской жизни, но всегда стремящийся оставить мир, чтобы идти за Господом», — так описывает его правнучка. И что еще более удивительно — и жена его Ольга Ивановна с юности мечтала о том же!

Но почему же желание оставить мир так долго оставалось лишь мечтой?

Загадки

Еще 12-летним мальчиком Василий Муравьев пришел в Александро-Невскую Лавру в Петербурге, умоляя принять его послушником. «Васенька! Тебе суждено пройти путь мирской, тернистый, со многими скорбями. Соверши же его перед Богом и совестью, и Господь вознаградит тебя», — услышал он от старца-схимника, к которому его проводили монахи. То же скажет Василию Муравьеву его духовник, старец Варнава. И с этим благословением, оставив свою волю, он жил много лет. Хотел быть монахом, но, послушавшись, стал обычным мирским человеком, с земными заботами и попечениями. Почему Господь судил так — мы не знаем.

Но желание высшего служения никогда не угасало и никуда не делось! Оно определяло его жизнь.

Еще в детстве, работая в лавке, Василий использовал малейшую возможность, чтобы бывать в храме. А став уже женатым человеком, подчас удивлял домашних своим поистине неотмирным поведением. Как признавалась потом своим родным Ольга Ивановна, поначалу ей непросто было с мужем: ведь он всегда был не от мира сего! «Очень мягкий, безгранично добрый», — как характеризовала его правнучка Ольга Даниловна. Богатый, успешный человек, а оставался простым и доверчивым! Потому подчиненные его нередко обманывали. В то время как Ольга Ивановна обладала горячим нравом и могла очень строго и эмоционально выговорить какому-нибудь охальнику.

Однажды Василий Николаевич застал в своем доме вора, который, пытаясь убежать с мешком награбленного, впопыхах уронил свою добычу, все добро покатилось по полу. И тут увидевший преступника хозяин… помог ему собрать ценные вещи, уложить их обратно в мешок и спокойно проводил из дома, а когда это раскрылось, говорил всем, что сам все подарил воришке!

Смерть дочери

Одним из поворотных моментов в жизни Муравьевых стала смерть в младенчестве их второго ребенка, дочери Ольги: после этого испытания, с благословения духовника, они согласились жить как брат и сестра, в «белом» браке. Такой подвиг — превышающий силы человеческой природы — брали на себя очень немногие супруги в истории! И в этом подвиге супруги прожили большую часть совместной жизни, в то время как для всех окружающих это была обычная светская семья…

Вот еще один эпизод, скрытый от тех, кто знал только внешнюю жизнь Василия Муравьева. Это случилось, когда они вместе с духовником, старцем Варнавой, молились:

«…Преклонив колени, долго молились они вдвоем в келии великого старца…Затем отец Варнава встал, трижды благословил духовного сына, возложил ему на главу руки и вновь помолился. То, что произошло после этого благословения, трудно поддается описанию — в душе и на сердце Василия Николаевича разлилось какое-то необыкновенное спокойствие, которое не оставляло его уже на протяжении всей последующей жизни... обострилось духовное зрение, окрепла и без того удивительная память…»

Именно отец Варнава учил Василия Николаевича Иисусовой молитве, учил исповедоваться даже в помыслах, строго следить за любыми движениями души и все зло, какое он ни встретит в жизни, покрывать только любовью, не гнушаться никаким человеком…

В 1906 году духовник будущего старца умер. В этом же году Муравьевы успели купить дачу в поселке Тярлево, между Царским Селом и Павловском, и в годину революции смогли укрыться там от ужасов, творившихся в столице. А в самое внешне неблагоприятное время — разгар революции и Гражданской войны — они приняли решение, к которому шли много лет…

«Безумное» решение

В 1920 году супруги по обоюдному согласию расходятся по монастырям.

В стране революция, распространяется агрессивное безбожие… У Муравьевых — огромное состояние и связи заграницей, они могли уехать еще в 1917-м. Но — что людям со стороны могло показаться просто безумием! — жертвуют все имущество Церкви и уходят в монастыри.

Василий Муравьев — в Александро-Невскую лавру, Ольга Ивановна — в Воскресенский Новодевичий монастырь. Вместе с собой она вынуждена была взять маленькую внучку Маргариту, оставшуюся после развода родителей на попечении бабушки и дедушки.

Василий Муравьев в малой схиме получает имя своего духовного наставника — Варнава. Во время пострига Ольга Ивановна ждала имени Евфросиния, но услышала другое: Христина: «Ты Христина, значит, Христова, неси иго Его. Христина, люби всех, как самое себя».

От послушничества до схимы

Иеросхимонах Серафим Вырицкий. 1930-е годы

Шла Гражданская война, в Лавру непрекращающимся потоком приносили отпевать убитых, тут же был устроен сбор средств для голодающих, на содержание сирот, организовывались бесплатные обеды. В этом принимал деятельное участие и будущий старец.

Вместе с братией отец Варнава пережил попытку захвата Лавры обновленцами, когда наместник вынужден был пойти на компромисс — прекратить поминать Патриарха Тихона, чтобы сохранить управление Лаврой и предотвратить исход братии. В 1923 году обитель вернулась под омофор святителя Тихона. Но не прекращались аресты — в ссылки и заключение один за другим отправлялись духовные друзья старца: митрополит Петроградский Вениамин, епископ Ладожский Иннокентий, епископ Ямбургский Алексий (Симанский), епископ Петергофский Николай (Ярушевич), архимандриты Гурий и Лев, иеромонах Мануил.

В 1927 году на отца Варнаву (Муравьева) накладывают послушание духовника Лавры. Он соглашается, но с одним непременным условием: в связи с тяжестью и серьезностью этого служения он просит пострига в великую схиму — высший чин монашества. Так Василий — Варнава (Муравьев) — становится схимонахом Серафимом.

Серафим… Его любимый святой! За четверть века до этого, в 1903 году, Василий Николаевич Муравьев вместе с женой побывали на торжествах в честь прославления преподобного Серафима Саровского: оба вспоминали, что такой благодати и радости не чувствовали нигде и никогда…

И вот он — отец Серафим, иеросхимонах. Схимник — человек, который одной ногой уже стоит в мире ином, чья самая главная обязанность на земле — непрестанная молитва и углубление в себя…

Гефсиманская ночь 1932 года

«Ныне пришло время покаяния и исповедничества. Будем помнить, что Бог есть любовь, и надеяться на Его неизреченное милосердие...» — говорил отец Варнава в страшные 20–30-е годы.

Сохранились воспоминания о таком диалоге старца с будущим Патриархом Алексием I, спросившем, не лучше ли уехать за границу. «Владыко! А на кого вы Русскую Православную Церковь оставите? Ведь вам ее пасти! — последовал ответ старца. — Не бойтесь, Сама Матерь Божия защитит вас. Будет много тяжких искушений, но все, с Божией помощью, управится. Оставайтесь, прошу вас...»

Самое тяжелое испытание ждет братию Лавры в ночь на 18 февраля 1932 года. Ее назвали в народе «святой ночью»: именно тогда начались массовые аресты монашества и духовенства, всего порядка 500 человек отправили в лагеря и ссылки.

Но отца Серафима Господь сохранил от этой участи, его ждал другой крест…

Двумя годами ранее, проведя много часов за исповедью, стоя все это время в соборе на холодном каменном полу, отец Серафим упал и не смог самостоятельно подняться. Прибывший врач осмотрел его и поставил сразу несколько диагнозов: межреберная невралгия, ревматизм, закупорка вен нижних конечностей. Иеросхимонах был тяжело болен, и ему удавалось долго скрывать это от всех. О своей болезни говорил так: «Я, грешный, еще не этого достоин! Есть люди, которые и не такие болезни терпят».

Наместник монастыря велел ему отправляться в деревню, вызвав из Новодевичьего монастыря супругу в миру — монахиню Христину. Она взялась ухаживать за старцем. Так в 1930 году мать Христина и ее супруг в миру, иеросхимонах Серафим, оказались в Вырице, поселке в 80 километрах от Петербурга.

«Год в схиме, и вся другая!»

Дом в Вырице, где жил Серафим Вырицкий (Ольгопольская ул.,16)

Помните красавицу Ольгу, жену предпринимателя? Вот какая она годы спустя в уже ином, монашеском образе: «Как долго — в ее 55 лет и дальше — можно было дать ей 40-45, и даже в Финскую войну — в 67 лет — мать Христина была для нас та же красавица-монахиня, как при первой встрече, — пишет в воспоминаниях Вера Константиновна Берхман, близко знавшая отца Серафима и матушку. — Глаза ее то и дело загорались тем же блеском, что и в юности, когда матушка начинала гневаться на какую-то ею замеченную неправду или ересь….»

А в 1943 году она приняла уже великую схиму, вняв совету своего мужа в миру:

«Пора, матушка, ни война, ни болезнь не ждут, дни лукавы суть». Христина стала схимонахиней Серафимой. Полушутя говаривала на этот счет: «Так и начали мы, два Серафима, жить вместе».

И вот — в схиме. Это уже совсем другой человек!

«Год в схиме, а вся — другая, — вспоминает Вера Берхман. — И не то что та была лучше или хуже… Та была прекрасна как мать Христина, эта — как новая схимница матушка Серафима. Та была прекрасна всем — величием осанки, властным жестом, легкой шуткой вовремя, остроумным замечанием, умением во всем входить, все сразу видеть, всем распорядиться, и все же никогда не терять внутреннего света, всегда горевшего… Со схимой была принята печать высшего служения…»

Так, с 1930 года и до самой смерти матушки Серафимы они снова прожили под одной крышей. И именно здесь, в Вырице, старец Серафим приобрел известность.

«Если бы все священники были, как он, мы бы верили в Бога!»

Вокруг бушевал Большой террор, но самого старца он почти не коснулся. Сотрудники НКВД заявились в его дом лишь однажды. Уже взрослая к тому времени внучка Маргарита не позволила увести его без разрешения врача, врач же констатировал, что такого больного нельзя перемещать. И вдруг лежавший в постели старец взял за руку одного из чекистов, назвал его по имени и сказал: «Да простятся тебе грехи твои, раб Божий». У них состоялась беседа с отцом Серафимом за закрытыми дверями. Уходя, этот человек сказал: «Если бы все священники были такими, как он, мы бы все верили в Бога».

Отец Серафим знал, что впереди — еще более страшные времена. «Грядет большая война», — говорил он своим духовным детям. И когда она разразилась, старец, уже без того мучимый многими болезнями, взял на себя новый подвиг: теперь он молился на камне в саду (добраться до камня ему помогали родные) — как за столетие до него это делал его покровитель, преподобный Серафим Саровский — несколько часов в день, каждый день….

«Бедный Петербург! Это мученики…»

«Бедный, бедный Петербург. Это мученики…» — говорил преподобный о блокадном Ленинграде. Все окрестности Петербурга — тогда Ленинграда — представляли собой израненную бомбежками плоть своей страны: Пушкин, Павловск, Петергоф, все было разгромлено, изуродовано. А Вырица — единственный поселок, который уцелел. Единственный, во всей округе!

Известен случай, когда преподобный Серафим посоветовал кому-то из пришедших к нему срочно собирать вещи и уезжать из поселка. Люди послушались, хотя тогда видимых причин для отъезда не было. Когда после войны они вернулись, то обнаружили на месте своего дома руины — и это был один из всего лишь нескольких домов, разрушенных в Вырице: остальные были целы.

В конце августа 1941 года Вырица была оккупирована немецко-фашистскими войсками. Лишь один раз в дом к отцу Серафиму зашли немцы: они велели жильцам покинуть помещение. Вышедшая навстречу им матушка на хорошем немецком сказала им, что отец Серафим тяжело болен, прикован к кровати. Когда она увидела, что слова не подействовали, резко распахнула дверь и громко сказала им: «Weg!», т. е. «Прочь!». И они… ушли. Столько силы и превосходства духа было во всем ее облике!

Какое-то время «два Серафима» жили в безвестности, «в пустыньке», как говорила матушка, но вскоре люди, узнав о необыкновенном старце, потянулись в Вырицу. По признанию знавших ее мирян, матушка Серафима была настоящей подвижницей: днем заботилась о старце, принимала людей, которые бесконечным потоком устремлялись к его келье, ночами — молилась.

«Лешке Ридигеру он вообще патриаршество предсказал!»

«Да ладно, не обращай внимания! Вон он Лешке Ридигеру сказал, что он, вообще, Патриархом будет», — замахали руками семинаристы на будущего румынского архиепископа, учившегося в то время в Ленинграде, когда тот вернулся после беседы со старцем Серафимом Вырицким. Подвижник предсказал румынскому студенту рукоположение в архиереи, а приехавшему с ним семинаристу Алексею Ридигеру — будущему Патриарху Алексию II (его имя в крещении и в монашестве — одинаково, Алексий) — крест предстоятеля Русской Церкви. Как мы знаем, все так и случилось — напрасно потешались семинаристы.

Прозорливость старца Серафима была поразительной.

Отец Серафим всегда выделял из толпы тех, кто более всего нуждался в помощи. Не успеет человек даже назвать своего имени, стоит в уголке набитой людьми прихожей, и тут появляется матушка Серафима: «Есть здесь Наталья из Питера? Пусть пройдет к батюшке, а то ей надо на поезд успеть».

И всегда без очереди принимал детей. На иконах и фотографиях отец Серафим чаще всего глядит сурово. Но те, кто застали его, все как один вспоминают: старец был необыкновенно добрым, ласковым, очень деликатно обращался с приходящими, чтобы никого не задеть, не обидеть, не смутить. Всякое волнение и смущение в его присутствии рассеивалось: старец располагал к себе с первой секунды, был прост и всегда улыбался своим посетителям. А ведь среди его посетителей были как простые люди, так и ученые, профессора.

«Переступая порог келии отца Серафима, все попадали в иной мир, такой, который, может быть, словами не пересказать, — вспоминает Тамара Алексеевна Сиверцева, неоднократно бывавшая в Вырице. — Было ощущение радости, какой-то свободы, бессознательное ощущение легкости».

«Только не надо плакать»

Свидетельств исцелений по молитвам старца, разрешения сложных жизненных ситуаций — огромное множество. Ниже — лишь две поразительные истории.

Однажды к отцу Серафиму привели совсем маленькую хромую девочку. Ее мать, Ольга Павловна Фролова, рассказала, что малышка родилась совершенно здоровой и нормально развивалась, но к двум годам ни с того ни с сего ножки стали расти криво, «закругляться». Врачи разводили руками, говорили, что это следствие плохого питания матери, которая носила дочку в разгар войны. Ее готовили к тому, что дочь будет инвалидом… Знакомая посоветовала ехать в Вырицу.

Народу в приемной, как всегда, было очень много, но когда пришла Ольга Павловна с дочкой, из кельи отца Серафима вышла матушка и обратилась к ней: «Заходи с ребеночком».

«Ну, сажай сюда маленькую, сажай» — сказал отец Серафим, указывая на кресло. Ольга Павловна посадила дочку и сама не могла глаз отвести от схимонаха, такой от него исходил внутренний свет, и думала только, что недостойна подходить к такому человеку. Он сказал ей: «Да чего ты плачешь, будут у девочки ножки такие, как и были. Только не надо плакать». Положил малышке руку на коленку — а в руке крестик — и попросил свою келейницу принести святой воды, просфору и конфеток. Велел с утра натощак святой воды, кусочек просфорки и конфетку, пока не кончатся. «Иди с Богом. Будем молиться. Когда все сделаешь <…>, приедешь ко мне и посмотрим, что будет с ножками твоей доченьки. Хорошо?» «Хорошо», — и посетительница с дочкой вышли. Через короткое время мать уже не несла дочку на руках — та самостоятельно пришла на своих выздоровевших ножках!

Неожиданный совет — казалось бы, не согласующийся с настоящим желанием человека — дал он одной женщине, Галине Ивановне Раевской, перед которой стоял трудный вопрос о выборе всего жизненного пути — выборе профессии. Галя мечтала о медицинском институте, но вынуждена была поступить в Институт советской торговли. К 4-му курсу она ненавидела будущую профессию и хотела бросить учебу. К старцу поехала ее мама. И привезла ответ: «Передайте дочери: сейчас не нравится, потом понравится». Не послушаться Галина не посмела. В итоге ее профессией стало преподавание — с торговлей как таковой она не сталкивалась за все 25 лет своего стажа, а педагогическую работу очень любила. Будущему мужу Галины старец предсказал: «В Америку будут приглашать — не отказывайтесь», — это было после войны. Какая могла быть Америка? Через 20 лет муж стал плавать на судах и действительно не раз бывал в Штатах.

«Он был совсем одинок с этой толпой…»

Самые близкие духовные чада знали, что к отцу Серафиму народ идет и из праздного любопытства — люди, для которых нет разницы, обратиться ли к знахарке и колдуну или к прозорливому схимонаху: кому-то надо посоветоваться насчет удачной продажи коровы, кто-то хочет повыгодней купить дом, выдавать ли дочь замуж — прозорливый старец-то все видит, должен посоветовать. А не посоветует — к бабке-шептунье пойдем!

«Он был совсем одинок с этой толпой к нему приходящих…» — писала Вера Константиновна Берхман. И как, вспоминает она, схимник оживился, когда его духовная дочь прочла ему свои стихи. В миру, в молодости, он был знаком с Александром Блоком, сам писал стихи. И воодушевленно говорил о том, каким должен быть писатель, которого к творчеству влечет Сам Бог. «В душе он был поэтом, лирика была ему свойственна», — пишет Вера Константиновна. В молодости он любил во время вьюги гулять один: отпустит лошадей и идет домой среди снега и завывания ветра… Разве могли видеть посетители всей тонкости и глубины этой души, ее подчас трогательных проявлений?

На одной очень краткой прогулке, вспоминает Берхман, когда в лесу они обнаружили море грибов, отец Серафим шутил: «Вот меня сорвите, я самый старый гриб!». А своей внучке Маргарите, которая маленькой девочкой жила прямо у него, «у дедулечки», в келье, говорил: «Маргариточка, ведь я схимник — мертвец для мира, а так люблю тебя — это большой грех». «Хотя дедушка был прикован к постели, — вспоминала правнучка Ольга, дочь Маргариты, — он показывал мне на стене у кровати театр теней, делая смешные фигурки зверей пальцами. «Это заяц, заяц!» — кричала я. «Нет, Оленька, не заяц, это — волк», — отвечал дедушка». По свидетельству родных, это был человек безграничной любви и ласки, рядом с которым хотелось просто быть.

Смерть матушки

Схимонахиня Серафима (Ольга Муравьева). 1940 год

17 апреля 1945 года умерла схимонахиня Серафима. Фотографию ее могилки впоследствии повесили в комнате старца. На улицу он уже не выходил, будучи очень больным человеком. Родные вспоминают, как тело матушки выносили из дома, а отец Серафим, не способный подняться с постели, смотрел в окно: «Слезы текли по его щекам, но тут же пришло то, что выше просто человеческих чувств, и он спокойно сказал: “Там, моя дорогая, незабвенная матушка, будем вместе”».

После смерти матушки за старцем ухаживала другая монахиня, тоже Серафима: просто приехала читать Псалтирь по умершей, так и осталась. Сам преподобный прожил еще 4 года и, даже будучи уже очень слабым, говорил: «Пока моя рука поднимается для благословения, и оно нужно людям, я буду принимать их».

Старец Серафим скончался 3 апреля 1949 года в присутствии своих родных. Правнучка так вспоминает об этом:

«Ночью во втором часу мама меня разбудила и сказала: “Дедуленька умирает”. “Почему ты знаешь это? ” — воскликнула я. Мама ответила: “Дедуленька сказал мне, что к нему пришла женщина неземной красоты, в белоснежных одеждах и указала рукой на небо”. Он-то знал, кто эта неземной красоты женщина, но необыкновенное смирение, скромность и все присущие великому человеку душевные свойства не позволили полностью назвать это чудное явление».

Он сам был чудом

На отпевание и похороны преподобного Серафима Вырицкого люди шли непрерывным потоком. Вся улица около Казанского храма, где отпевали старца, была запружена народом.

Почитание старца началось практически сразу: люди просто шли на его могилу. Сегодня над ней возведена часовня — там покоятся мощи преподобного, там же погребена его жена в миру, а в схиме — матушка Серафима. Преподобный Серафим был прославлен Церковью в 2000 году.

Люди потоком устремляются в Вырицу и сегодня. Хотя на местных пляжах в погожий летний день отдыхающих все же больше, чем молящихся у часовни, но, наверное, так было и будет всегда…

В годы гонений преподобный говорил, что купола вновь будут золотить, вновь будут звонить колокола… В 1930-е это звучало странно. И вот это время настало. Но вместе с этим как никогда актуально звучит и другое его предупреждение: «Придет время, когда не гонения, а деньги и прелести мира сего отвратят людей от Бога и погибнет куда больше душ, чем во времена открытого богоборчества. С одной стороны, будут воздвигать кресты и золотить купола, а с другой — настанет царство лжи и зла. Истинная Церковь всегда будет гонима, а спастись можно будет только скорбями и болезнями. Гонения же будут принимать самый изощренный, непредсказуемый характер».

Интерес к «предсказаниям преподобного Серафима Вырицкого» сейчас велик, но это ли то главное, что он пытался донести до людей? «Старайтесь как можно чаще исповедоваться», «молиться надо всегда и везде», «все зло надо покрывать только любовью», — наставлял отец Серафим. Его облик, его ласка, его способность видеть человека насквозь, его смирение и любовь ко Христу — сам преподобный был великим чудом. И свидетельством того, что Господь не оставил людей и что в самые страшные времена непреложны слова Христа: И се Я с вами до скончания века.

foma.ru

Преподобный Серафим Вырицкий - молитвенник за Русь в годы войны

 

Я побывал во всех странах. Лучше нашей страны я не нашёл и лучше нашей веры я не видел. Наша вера - выше всех.

Это вера православная, истинная. Из всех известных вероучений  только она одна принесена на землю вочеловечившимся Сыном Божиим.

Преподобный Серафим Вырицкий

 

О молитвенном подвиге святого Серафима (в миру - Василий Николаевич Муравьев) в годы войны хотелось бы вспомнить в год 70-летия со дня его кончины, которое Церковь и вся Россия отмечают 3 апреля 2019 года. Что дало мужество и пламенную веру великому русскому подвижнику в годы войны? Вся его жизнь стала подготовкой к подвигу. А подвиг свой он совершал в годы оккупации в Вырице.

Вот как кратко описывает Вырицу Л. А. Ильюнина в своей книге "Благословенная Вырица":

"Вырица, дачный пригород Санкт-Петербурга, была перед революцией, благодаря своей близости к столице (60 км), густо заселена. А после переезда туда старца она стала, можно сказать, одним из «молитвенных форпостов» России. Сюда съезжались монахи и монахини закрытых монастырей. Действовали две тайные монашеские общины, которые во время войны обрели статус монастырей. До конца 1930-х годов были открыты церкви - Казанская и Петропавловская. Слава о старце Серафиме скоро разлетелась по всей Вырице и ее окрестностям - люди, как и в Лавре, потекли нескончаемым потоком к старцу. Приезжали, конечно, и те, кто прежде знал старца".

Сохранились воспоминания о том, как принимал духовных чад старец Серафим.  Из дневника Веры Константиновны Берхман: "С волнением, с каким-то новым чувством трепета вошла я в его келлию. И келлия была для меня тоже будто новая. Отец Серафим лежал справа в полной схиме. Я подошла к кровати и встала перед ним на колени. На его тонком, бледном лице светилась улыбка. Он благословил меня, сказал ласково: «Увиделись наконец-то. Жива! Слава Тебе, Боже!» Затем спросил: надолго ли? С трудом ли достала пропуск? И затем утешительно так: «Теперь к нам скоро можно будет ездить почаще. Путь откроется. Матушку-то нашу повидала? Каково? Теперь и она - мать Серафима!» - улыбнулся, говоря про нее.

«Бедный, бедный Петербург!.. - просто сказал он после двух-трех моих слов о зиме 41/42 годов. - Мученики... да-да, это мученики..."

«А знаете ли Вы, Вера Константиновна, для чего мы остались жить? Чтобы их "догнать". Как теперь говорят: "догнать и перегнать". Ну, а мы-то - хоть вдогонку - не вперегонку, так ведь!»

Он смеялся своим добрым полусмехом, полуулыбкой. Он словно знал все, и совсем уж не о чем было рассказывать. Родилось такое впечатление, что здесь я была всего два-три дня назад. Те же образа, лампадочки, тот же отец Серафим передо мною, а главное, что тут не надо было ничего тормошить и много рассказывать. Встречу с матушкой Серафимой пережила я вчера совсем по-другому. Надо было бурно и глубинно ее прочувствовать. В тихой келлии старца - завершение всего. Мирно дышали стены, ласково светились его голубые глаза" (по книге В.П. Филимонов, Л.П. Кудряшова «К преподобному Серафиму в Вырицу»).

 

     Начало духовного подвига

 

...Кратко вспомним основные жизненные вехи сурового и трудного пути Преподобного. Тяжелые испытания начались у будущего старца уже в детстве. Он происходил из простой крестьянской семьи Ярославской губернии и в 10 лет потерял отца. Мать, болезненная и слабая, не могла прокормить семью. Василию Муравьеву пришлось с благочестивым односельчанином отправиться на заработки в Петербург, где тот устроил мальчика посыльным в лавку. С отроческих лет Василий усердно трудится, посещает храмы, Невскую Лавру и начинает ездит в Сергиев Посад под Москву в Троице-Сергеву Лавру к старцу Варнаве Гефсиманскому. Почти весь заработок он отправляет матери. В 17 лет Василий становится уже старшим приказчиком. А в 26 лет он открывает собственное дело. Он женился, родились сын и дочь. Дело его, торговля пушниной, процветало, он стал купцом второй гильдии. Но Василий оставался таким же милосердным и благочестивым. По праздникам в свой богатый дом он приглашал нищих и убогих и кормил их обедом. Он закончил Высшие коммерческие курсы, получив экономическое образование.

В 1917 году Василий Николаевич Муравьев пожертвовал своё огромное состояние на монастыри и храмы и по договорённости с супругой (которая приняла постриг с именем Христины в Новодевичьей обители) стал подвизаться в Троицкой Александро-Невской Лавре. Там он принял монашеский постриг, был возведено в сан диакона, затем в сан священника.

Отец Серафим с полным послушанием принял курс законного местоблюстителя Патриаршего Престола митрополита Сергия (Страгородского).

К старцу Серафиму обращались не только миряне, но и священники, и даже архиереи.

В конце 1927 г. архиепископ Алексий (Симанский), управлявший тогда Новгородской епархией, приехал к духовнику Александро-Невской Лавры за советом и молитвой. Он находился в смятении, так как очень опасался очередного ареста и гонений за свое дворянское происхождение. "Отец Серафим, не лучше ли мне уехать за границу?" - вопросил архиерей. "Владыка! А на кого Вы Русскую Православную Церковь оставите? Ведь Вам ее пасти!" - последовал ответ старца. - "Не бойтесь, Сама Матерь Божия защитит Вас. Будет много тяжких искушений, но все, с Божией помощью, управится. Оставайтесь, прошу Вас..." Владыка Алексий тотчас же успокоился и навсегда оставил мысли об отъезде за границу.

    Так о. Серафим предсказал владыке Алексию его будущее служение за 18 лет до избрания на патриаршество. Указал лаврский схимник будущему Патриарху и срок его первосвятительского служения - 25 лет. Таким же образом неоднократно подавал он неоценимые советы и другим своим духовным чадам.

 

В Лавре он безропотно нес самые разные послушания, особенно тяжёлым оказалось послушание исповедника. По многу часов, стоя на промерзшем каменном полу в холодном храме, подвижник принимал исповеди, к старцу тянулась длинная очередь людей, желающих очистить и душу и примириться с Богом. С тех пор на всю жизнь он получил тяжёлое хроническое заболевание - страшно болели ноги. Священноначалие по причине болезни благословило отца Серафима перебраться за город в Вырицу. Нехотя он переехал. Но и там продолжал молитвенный подвиг. По причине закрытия Новодевичьего монастыря к нему перебралась его спутница жизни, в прошлом жена, а теперь -  монахиня Христина. Случилось так, что дочь Николая Васильевича Муравьева, сына старца, Маргарита, ещё ребёнком осталась без попечения родителей. Её взяла бабушка сначала в Новодевичий монастырь, а потом и в Вырицу.

 

Вскоре начался ужасный для Ленинграда 1932 год. Город накрыла волна репрессий. Вскоре по Петроградской епархии, как и по всей стране, прокатилась волна еще более жестоких репрессий. Воистину Гефсиманской стала для монашествующих ночь на 18 февраля 1932 г. В народе ее так и назвали - святой ночью. В те страшные часы гонители арестовали более пятисот иноков.

Со словами: "Да будет воля Твоя!" - вступали на путь страданий бесчисленные сонмы верующих. К ноябрю 1933 г. число действующих храмов в Петербурге сократилось с 495 до 61. Монастыри и подворья были полностью разгромлены и разграблены. Даже колокольный звон к тому времени был запрещен.

 

Подражая своему небесному учителю святому Серафиму Саровскому, Вырицкий старец принял на себя новый подвиг. После переезда в дом на Пильном проспекте он молился в саду на камне перед иконой Саровского чудотворца. Это бывало в те дни, когда несколько улучшалось здоровье старца. Первые свидетельства о молении святого Серафима Вырицкого на камне относятся к 1935 г., когда гонители обрушили на Церковь новые страшные удары.

    На протяжении 10 лет совершал старец свой непостижимый подвиг. Это было воистину мученичество во имя любви к ближним. Со многими горячими слезами умолял Господа подвижник о возрождении Русской Православной Церкви и о спасении всего мира. Это был великий плач о всем человечестве; это была святая скорбь о мире, не ведающем Господа и любви Его. Сердце старца было исполнено невыразимой жалости ко всем заблудшим и погибающим. Для него всякий человек был творением и созданием Божиим. Отец Серафим молился за всех людей - верующих и неверующих, за врагов и гонителей Церкви, желая вечного спасения всем до единого человека. Это была великая молитва покаяния за грехи людские. Такие молитвы удерживают мир от катастрофы...

 

Молитвенное стояние за Русь

 

    С началом Великой Отечественной старец усилил подвиг моления на камне - стал совершать его ежедневно. Рассказывают родные подвижника:

    ...В 1941 г. дедушке шел уже 76-й год. К тому времени болезнь очень сильно его ослабила, и он практически не мог передвигаться без посторонней помощи. В саду, за домом, метрах в пятидесяти, выступал из земли гранитный валун, перед которым росла небольшая яблонька. Вот на этом-то камне и возносил ко Господу свои прошения о. Серафим. К месту моления его вели под руки, а иногда просто несли. На яблоньке укреплялась икона, а дедушка вставал своими больными коленями на камень и простирал руки к небу... Чего ему это стоило! Видимо, Сам Господь помогал ему, но без слез на все это смотреть было невозможно. Неоднократно умоляли мы его оставить этот подвиг - ведь можно было молиться и в келлии, но в этом случае он был беспощаден и к себе, и к нам. Молился о. Серафим столько, насколько хватало сил - иногда час, иногда два, а порою и несколько часов кряду. Отдавал себя всецело, без остатка - это был воистину вопль к Богу! Верим, что молитвами таких подвижников выстояла Россия и был спасен Петербург. Помним, что дедушка говорил нам: "Один молитвенник за страну может спасти все города и веси..." Невзирая на холод и зной, ветер и дождь, настойчиво требовал старец помочь добраться ему до камня; невзирая на многие тяжкие болезни, продолжал он свой непостижимый подвиг. Так изо дня в день, в течение всех долгих изнурительных военных лет...

    И достигали Престола Божия молитвы незабвенного старца - Любовь отзывалась на любовь! Сколько душ человеческих спасли те молитвы, известно только Господу. Несомненно было одно, что они незримой нитью соединяли землю с небом и преклоняли Бога на милость, тайным образом изменяя ход многих важнейших событий (официальный сайт Казанского храма в посёлке Вырица http://serafim.com.ru/site/nstr_1.html).

 

В память вечную будет праведник

 

Накануне его кончины ранним утром преподобному Серафиму в ослепительном сиянии явилась Пресвятая Богородица и жестом правой руки указала на небо. Сообщив об этом родным, подвижник объявил: "Сегодня принять никого не смогу, будем молиться", - и благословил послать за о. Алексием Кибардиным. С благоговением были прочитаны акафисты Пресвятой Богородице, свт. Николаю Чудотворцу и прп. Серафиму Саровскому. После того как о. Алексий причастил старца Святых Христовых Таин, о. Серафим благословил читать Псалтирь и Евангелие. Ближе к вечеру батюшка попросил посадить его в кресло и стал молиться. При этом он иногда справлялся о времени. Около двух часов ночи о. Серафим благословил читать молитву на исход души и, осенив себя крестным знамением, со словами: "Спаси, Господи, и помилуй весь мир" отошел к вечным обителям.

 

Отпевание о. Серафима отличалось редкой торжественностью. Пели три хора вырицких - Казанской и Петропавловской церквей и хор Духовных Академии и Семинарии, где по благословению митрополита Григория в день погребения вырицкого подвижника были отменены занятия. Одним из четырех воспитанников Духовных школ, удостоившихся стоять у гроба великого старца, был будущий Святейший Патриарх Алексий II.

 

В 2000 году Русская Православная Церковь причислила старца Серафима Вырицкого к лику святых.

В Вырице прославление в лике Св. Преподобного Серафима Вырицкого, происходило после Божественной Литургии и торжественного молебна перед часовней над мощами преподобного Серафима, отслуженными Митрополитом Санкт-Петербургским и Ладожским Владимиром в сослужении Архиепископа Ульяновского и Мелекесского Прокла, с явлением образа прп.Серафима Вырицкого на иконе для всенародного почитания.

 

Это были светлые торжества с большим стечением верующих, и тех, кто сохранил память о нем со слов своих родителей, и тех, кто вник слову проповеди о прп.Серафиме Вырицком.

В 2009 году Россия торжественно отметила 60-летие кончины преподобного Серафима Вырицкого. Как пишет в своей книге "Благословенная Вырица" Л. А. Ильюнина, в Вырицу на торжества приехал Патриарх Московский и Всея Руси Кирилл. Далее Илюнина рассказывает: "Обращаясь к народу, Первосвятитель сказал, что все самые важные события в его семье происходили «именно по благословению преподобного Серафима». Патриарх признался, что молился ему «в особо трудные моменты своей жизни», в том числе после избрания его Местоблюстителем патриаршего престола, в преддверии Поместного Собора. «Я молился преподобному Серафиму и знаю, что он слышал мои молитвы и поддерживал меня в трудные минуты». В подтверждение своих слов Патриарх рассказал, во время избрания 16-го Патриарха Московского и всея Руси, в силу того, что даже в святое дело человек привносит самого себя, свои положительные и отрицательные качества, вокруг было много проявлений человеческих слабостей и душевных недугов. И именно в это тяжелое время одной из верующих приснился сон, в котором преподобный Серафим Вырицкий просил передать будущему Патриарху совет. «Передай Кириллу, чтобы всем, кто особенно волнуется по поводу избрания Патриарха и привносит свою человеческую страсть, он отвечал: будет не так, как ты хочешь, а как хочет Бог». Патриарх Кирилл добавил, что, оградившись этими словами, он и подготавливал Поместный Собор.

Господь через Первосвятителя руководит Церковью Своею, а значит, прп. Серафим Вырицкий ныне особенно печется о всех нас. Болезнует о наших трудностях и молится за всех" («Благословенная Вырица». Л. А. Ильюнина. М. 2011, с.75).

Статью подготовила Галина Сиротинская

 

ruskline.ru

Икона Серафима Вырицкого молитва, фото, история, чудеса и храм

Будущий святой, в миру Василий Николаевич Муравьев, родился в 1866 г. Родители его были благочестивыми православными христианами из крестьян Ярославской губернии. С детства Василий любил молиться и читать духовную литературу. Его отец скончался молодым, Василий остался единственным кормильцем матери и должен был поехать в Петербург на заработки. Там ярославский знакомый сразу устроил его в одну из лавок Гостиного двора разносчиком. Туда направил будущего святого Сам Бог: хозяин лавки оказался честным верующим человеком, он ценил старание в работе и рвение мальчика в духовной жизни. Уже через несколько лет юноша стал старшим приказчиком лавки — это было очень необычно для того времени, чаще, чтобы занять эту должность, требовалось более 10 лет.
Почти все свое желание Василий отправлял матери и, когда решил, что для нее нет опасности остаться в нищете, исполнил свое заветное желание: обратился к старцам Александро-Невской лавры, известного монастыря в Петербурге, за благословением на монашество. Но схимник благословил юношу вести мирскую жизнь, создать семью и трудиться во славу Божию, помогая нуждающимся.

По послушанию воле Божией Василий продолжил труд в лавке, посещая многие места и святыни России в связи с торговыми делами. Затем, по благословению старца Варнавы Гефсиманского, принимавшего людей в Троице-Сергиевой Лавре, женился. Несколько десятилетий он занимался торговлей, став успешным бизнесменом, по современным меркам. Он закончил Высшие курсы в области коммерции, сам содействовал обучению молодых людей торговле честной и прибыльной. Состояние его было велико: имея дом в Петербурге и за городом, он также по праздникам кормил всех бедных, кто приходил к нему, рассказывая им о Боге и духовной жизни. Множество средств он отдавал на благотворительность, жертвуя на церкви и монастыри, детские приюты и дома престарелых.

В 1920 году, после революции, Василий и Ольга Муравьевы в один день приняли монашество в Александро-Невской лавре и Новодевичьем монастыре. Долгие годы до этого они жили как брат с сестрой. Все свое немалое состояние святой пожертвовал монастырю.
Василий, сначала постриженный в монашество с именем Варнава, сразу стал духовной опорой для всей братии. Всего через несколько лет его благословили принять великую схиму — высший монашеский чин — и стать духовным руководителем всей братии Александро-Невской лавры. Это было очень почетное и вместе тем ответственное послушание. Слава о духовных дарах бывшего благочестивого купца, а ныне монаха-подвижника, быстро распространилась среди петербуржцев. Уже тогда многие узнали о его даре провидения и сильной молитве за людей.

В связи с развившимися недугами по совету врачей и благословению священноначалия святой был направлен на жительство при приходе храма Казанской иконы Божией Матери в Вырице в 1933 г. Это тоже была Божия воля о святом: даже в годы блокады люди могли приходить к нему, а святой ежедневно молился о Победе и мире. Он повторил подвиг своего святого покровителя, Серафима Саровского: молился в одиночестве на коленях на камне, практически ничего не ел, постился во славу Божию. В этом городе чудом не погиб ни один человек и ни один дом не был разрушен.

www.o-vere.ru

Подвиг преподобного Серафима Вырицкого в годы Великой Отечественной войны

Иеромонах Кирилл (Зинковский)

Доклад иеромонаха Кирилла (Зинковского), клирика Гатчинской епархии, доктора богословия на ХХVIII Международных Рождественских образовательных чтениях. Направление «Древние монашеские традиции в условиях современности» (Данилов ставропигиальный мужской монастырь Москвы, 28–29 января 2020 года)

Выдающийся святой и исповедник Русской Православной Церкви преподобный Серафим Вырицкий (в миру Василий Николаевич Муравьев) был с юности и до праведной кончины человеком удивительного внутреннего смирения, милосердия и преданности воле Божией. По меткому замечанию знаменитого патролога современности, доктора церковной истории, профессора А.И. Сидорова, «каждый святой имеет свой аромат». И в жизни преподобного Серафима Вырицкого было особенно ярко явлено сочетание именно этих добродетелей. Следует отметить, что эти качества христианской души были крайне востребованы в эпоху страшных испытаний Великой Отечественной войны, как в судьбе всего Отечества, так и отдельных семей и людей.

Судьбы́ Госпо́дни и́стинны, оправда́нны вку́пе (Пс. «18:10)», — говорит псалмопевец, но нелегко бывает человеку принять эти слова глубиной души посреди жестоких испытаний и устрашающей зияющей неизвестности будущего. Будущий старец Серафим через всю жизнь пронес готовность принимать судьбы (суды) Божии, открытые как через жизненные обстоятельства, так и через решения старших. Исполнять именно не свою волю, а волю Божию будущий старец учился, начиная с самого юного возраста.

Преподобный достиг высокой меры духовного совершенства, находясь еще в миру. Осенью 1920 года (ему в это время исполнилось 55 лет) он пишет прошение на вступление в братию Александро-Невской лавры. А уже в 1926 году избирается на общем собрании братии лавры духовником как для монашествующих, так и для мирян. Эта должность − духовника главного монастыря столицы Российской империи подразумевала также обязанность принимать исповедь епископата трех епархий – Петроградской, Олонецкой и Новгородской.

Преподобный Серафим подал, таким образом, пример духовного преуспеяния в миру, пример духовного трезвения и благочестивого христианского устроения, не повреждаемого соблазнами мира сего. Добродетели смирения, милосердия и преданности воле Божией, которые мы особенно выделили в духовном облике преподобного Серафима Вырицкого, помогли купцу Муравьеву идти посреди мира по пути, который привел его к старческому служению. Смирение и милосердие не позволяли тратить на себя лишние средства, а преданность Божией воле создавала полноту ощущения себя на службе Богу и ближним. Эти же добродетели помогли ему совершать служение молитвы и пророческого вразумления в тяжелейшие годы Великой Отечественной войны и трудное время восстановления гражданской жизни в послевоенный период.

Он имел особое внимание к внутренней жизни души. Окормляясь у преподобного Варнавы Гефсиманского, будущий отец Серафим творил усердную молитву, еще находясь в миру − в том числе на работе, принимая какие-то решения, связанные с ежедневными бытовыми ситуациями. Кто-то на работе, скажем, оказывает непослушание, кто-то наоборот трудится очень хорошо по сравнению с другими. И вот перед руководителем постоянно возникают вопросы: как кому-то вынести благодарность, кого-то отметить, поблагодарить, или, наоборот, наказать, укорить. Сохранились свидетельства, что преподобный всё решал с тайной молитвой – незаметно, про себя он просил у Бога благословения на каждое решение, даже самое малое. И так изо дня в день, прибегая к Богу в искренней внутренней сердечной молитве, он приобрел тот духовный опыт, с которым пришел в монастырь. Этот опыт касается таких тонких вещей, как познание воли Божией в каждой конкретной ситуации. Впоследствии отец Серафим приходящим к нему из мира − людям, жившим в тяжелый период разрухи в стране после гражданской войны, гонений на Церковь, во время Великой Отечественной войны, − мог передать опыт познания воли Божией, который он приобрел, еще будучи мирянином.

Старческое служение преподобного Серафима было пропитано подвигом милосердия ко всем требующим помощи и совета. Отношения старца к приходящим к нему вполне соответствуют свидетельству святого апостола Павла: был тих среди вас, подобно как кормилица нежно обходится с детьми своими (1 Фес. 2:7). Этот подвиг он нес всю свою подвижническую жизнь. Кроме того, именно движимый милосердием, старец совершал молитвенный подвиг коленнопреклонного моления на камне: в посильное подражание его любимому святому – преподобному Серафиму Саровскому.

Преподобный Серафим Вырицкий возносил прошения за Церковь и народ, Отечество и правительство. Это были горячие молитвы о победе русского оружия и о благоволении правительства к Православной Церкви. Вот как вспоминала этот подвиг преподобного внучка подвижника: «В 1941 году дедушке шел уже 76-й год. К тому времени болезнь очень сильно его ослабила и он практически не мог передвигаться без посторонней помощи. В саду, за домом, метрах в пятидесяти, выступал из земли гранитный валун, перед которым росла небольшая яблонька. Вот на этом-то камне и возносил ко Господу свои прошения отец Серафим. К месту моления его вели под руки, а иногда просто несли. На яблоньке укреплялась икона, а дедушка вставал своими больными коленями на камень и простирал руки к небу... Чего ему это стоило! Видимо, Сам Господь помогал ему, но без слез на все это смотреть было невозможно. Неоднократно умоляли мы его оставить этот подвиг − ведь можно было молиться и в келлии, но в этом случае он был беспощаден и к себе, и к нам. Молился отец Серафим столько, насколько хватало сил − иногда час, иногда два, а порою и несколько часов кряду. Отдавал себя всецело, без остатка − это был воистину вопль к Богу! Верим, что молитвами таких подвижников выстояла Россия и был спасен Петербург. Помним, что дедушка говорил нам: “Один молитвенник за страну может спасти все города и веси...” Невзирая на холод и зной, ветер и дождь, настойчиво требовал старец помочь добраться ему до камня; невзирая на многие тяжкие болезни, продолжал он свой непостижимый подвиг. Так изо дня в день, в течение всех долгих изнурительных военных лет» [1]. Думается, что во многом именно молитвы преподобного Серафима сказались и на том, что в 1943 году И. Сталин резко меняет отношение к Русской Православной Церкви и даже настаивает на избрании Патриарха, что было еще немыслимо в преддверии Великой Отечественной войны.

Пророческий дар преподобного, равно как его большое мужество, смирение, а также преданность «в руки Божии», ярко проявились в истории, когда его посетили три немецких офицера, желавшие узнать, когда же они пройдут победным маршем по центральной площади Ленинграда. Они слышали о пророческом даре отца Серафима, но один из них вспыхнул гневом в ответ на слова старца, что поскольку русский народ православный, то победа будет за нами, немцы вместо марша по Дворцовой площади скоро будут поспешно отступать, а одному из вопрошающих вообще не суждено будет вернуться домой (при отступлении он сложит свою голову под Варшавой). Гневающийся офицер (думается, это был как раз тот, кто погиб позднее в Польше) стал даже угрожать застрелить старца за его пропаганду, но преподобный отвечал, что он не боится смерти, и она не изменит определения Бога о судьбах этой войны. По рассказам плененных местных жителей, которых оккупанты пытались угнать в Германию, этот немецкий офицер действительно погиб в районе польской столицы.

Патриотизм Преподобного на самом деле заслуживает особого внимания. Чего стоит одно только необъяснимое для большинства современников решение остаться в родном Отечестве в эпоху, когда целые монастыри уезжали за границу. Это его решение стало впоследствии для старца своеобразным «моральным фундаментом» для того, чтобы не дать благословение некоторым епископам и священникам на побег из Отечества (среди них был и будущий патриарх Алексий I (Симанский)).

Думается что признаками подлинного патриотизма, чуждого националистических или других крайностей, можно признать как раз те добродетели, которые особенно ярко проявились в земном подвиге преподобного: смирение, милосердие и преданность Промыслу Божию. Молитва вырицкого старца о властях включала в себя и любовь к Отчизне, и прощение тех, кто стал виновником смерти его родного сына (Николай Васильевич Муравьев был расстрелян по ложному обвинению в сентябре 1941 года). Сохранились воспоминания духовной дочери преподобного, что в пору активных споров о введении поминания «власть имущих» в церковном богослужении, на ее эмоциональное высказывание о нежелании слышать эти слова в храме, преподобный Серафим спокойно отвечал: «Не хочется, но надо».

30 августа 1941 года фашистские войска вошли в Вырицу – крупный поселок в Гатчинском районе Ленинградской области. Летом 1942 года в Вырице на базе дома отдыха Ленинградской швейной фабрики был создан детский концлагерь. Детей из оккупированных территорий области использовали для сельхозработ (отлучив от матерей, которых тем временем послали на строительство и ремонт дорог). Фашисты не афишировали «учреждение». Говорили о «детском доме»: так он проходил по документам, так приказано было называть лагерь и самим малолетним узникам. По их воспоминаниям, у наиболее здоровых детей немцы брали кровь для переливания своим раненым офицерам. Вспоминает Александр Рослов: «Моя сестра Лена Рослова умерла там, в лазарете. Говорила: “Саша, возьми меня отсюда. У меня уже и крови нет, а они всё берут”. На следующий день её не стало…» Смертность в лагере была огромной – это видно и по меняющемуся ежедневно числу детей: в отчетах их значится то 50, то уже 42… Вспоминает Е.Н. Родионова: «Нас привезли в Вырицу, отобрали от мамы и пускали ее только для того, чтобы покормить грудью младшую сестру. Молока не хватало, и сестра вскоре умерла. Ее похоронили за оградой лагеря, где к тому времени было уже около 60 детских могилок…» [2].

Следует вспомнить заботу батюшки Серафима о детях, находившихся в концлагере на берегу реки Оредеж. Батюшка Серафим призвал всех жителей Вырицы собрать теплую одежку, что-то из еды и передать деткам. То есть он наряду со своей высокой жизнью духовного подвижника, не терял целостности восприятия жизни, оказывал помощь страдальцам через собирание посильных пожертвований.

После освобождения Вырицы к старцу ринулось множество настрадавшихся людей. Война поломала несметное количество судеб, и многие спешили в Вырицу со всех концов России в надежде узнать о судьбе своих ближних, получить поддержку от отца Серафима. Кто-то узнал о пропавших без вести, другие по молитвам старца устроились на работу, третьи обрели прописку и кров, но главное – веру.

Святой Серафим во всей его жизни, а также в годы Великой отечественной войны – прекрасный пример того, как православный христианин, по слову св. апостола Павла, может не быть побеждаем злом, но побеждать зло добром (см. Рим. 12:21). Смирение, милосердие и преданность Богу и Его Церкви – вот главный завет преподобного Серафима всем нам в юбилейный год великой народной Победы.

_______________________________________________________________________________

[1] ЖИТИЕ преподобного Серафима Вырицкого СВЕТИЛЬНИК ЗЕМЛИ РУССКОЙ Годы старческого подвига отца Серафима в поселке Вырица (1930-1949).
[2] Детский концлагерь в Вырице.

30.01.2020

Социальные сети

monasterium.ru

Валерий Филимонов. Святой Серафим Вырицкий в годы Великой Отечественной войны

3 апреля — день памяти преподобного

Подражая своему Небесному учителю (преподобный Серафим Вырицкий принял великую схиму в честь преподобного Серафима Саровского, которому особо молился и стремился подражать в течение всей своей жизни), вырицкий старец принял на себя новый великий подвиг. После переезда в дом на Пильном проспекте он молился в саду на камне перед иконой преподобного Серафима, Саровского чудотворца о спасении России и Русской Православной Церкви. (Это была икона, изображавшая Саровского чудотворца коленопреклоненно стоящего перед образом Пресвятой Богородицы «Умиление». Эту икону вырицкий подвижник привез в 1903 году с Саровских торжеств, в которых вместе с супругой принимал участие.) Это бывало в те дни, когда несколько улучшалось здоровье тяжело болевшего старца. Первые свидетельства о молении святого Серафима Вырицкого на камне относятся к 1935 году, когда гонители обрушили на Церковь новые страшные удары.

На протяжении почти десяти лет совершал преподобный Серафим Вырицкий свой непостижимый подвиг. Это было воистину мученичество во имя любви к ближним. Со многими горячими слезами умолял Господа подвижник о возрождении Русской Православной Церкви и о спасении всего мира. Это был великий плач о всем человечестве; это была святая скорбь о мире, не ведающем Господа и любви Его. Сердце старца было исполнено невыразимой жалости ко всем заблудшим и погибающим. Для него всякий человек был творением и созданием Божиим. Отец Серафим молился за всех людей – верующих и неверующих, за врагов и гонителей Церкви, желая вечного спасения всем до единого человека. Это была великая молитва покаяния за грехи людские. Такие молитвы удерживают мир от катастрофы…

С началом Великой Отечественной войны преподобный усилил подвиг моления на камне – стал совершать его ежедневно. Вот что рассказали внуки подвижника – Маргарита Николаевна Набоко и Александр Николаевич Муравьев, лично сопровождавшие старца до камня: «В 1941 году дедушке шел уже 76-й год. К тому времени болезнь очень сильно его ослабила и он практически не мог передвигаться без посторонней помощи. В саду, за домом, метрах в пятидесяти, выступал из земли гранитный валун, перед которым росла небольшая яблонька. Вот на этом-то камне и возносил ко Господу свои прошения отец Серафим.

К месту моления его вели под руки, а иногда просто несли. На яблоньке укреплялась икона преподобного Серафима Саровского, а дедушка вставал своими больными коленями на камень и простирал руки к Небу… Чего ему это стоило! Ведь он страдал тяжелейшими хроническими заболеваниями ног, сердца, сосудов и легких. Видимо, Сам Господь помогал ему, но без слез на все это смотреть было невозможно. Неоднократно умоляли мы его оставить этот подвиг – ведь можно было молиться и в келлии, но в этом случае он был безпощаден и к себе, и к нам.

Молился отец Серафим столько, насколько хватало сил – иногда час, иногда два, а порою и несколько часов кряду. Отдавал себя всецело, без остатка – это был воистину вопль к Богу! Верим, что молитвами таких подвижников выстояла Россия и был спасен Петербург. Помним, что дедушка говорил нам: “Один молитвенник за страну может спасти все города и веси…” Не взирая на холод и зной, ветер и дождь, настойчиво требовал батюшка помочь добраться ему до камня, не взирая на многие тяжкие болезни, продолжал он свой непостижимый подвиг. Так изо дня в день, в течение всех долгих изнурительных военных лет…» Воистину, все могу в укрепляющем меня Иисусе Христе (Флп. 4:13).

И достигали Престола Божия молитвы незабвенного старца – Любовь отзывалась на любовь! Сколько душ человеческих спасли те молитвы, известно только Господу. Несомненно было одно: они незримой нитью соединяли землю с Небом и преклоняли Бога на милость, тайным образом изменяя ход многих важнейших событий.

Известно, что в самой Вырице, как и было предсказано старцем, не пострадал ни один жилой дом и не погиб ни один человек. Молился батюшка и о спасении вырицкого храма, и здесь уместно описать удивительный случай, о котором знают многие старожилы Вырицы. Чудеса, которые порою являет Господь, бывают весьма простыми и в то же время совершенно непостижимыми…

…В первых числах сентября 1941 года немцы наступали на станцию Вырица и вели ее интенсивный обстрел. Кто-то из командиров нашей армии решил, что в качестве объекта наводки используется высокий купол храма и приказал взорвать его. Для этого со станции была послана команда подрывников, в которую вошли лейтенант и несколько бойцов. Когда подвода со смертоносным грузом прибыла к храму, лейтенант приказал бойцам подождать его у ворот, сославшись на то, что должен ознакомиться с объектом подрыва. Офицер вошел в ограду, а затем и в храм, который в общей суматохе не был заперт…

Через некоторое время солдаты услышали звук одиночного револьверного выстрела и бросились к храму. Лейтенант лежал бездыханным, рядом валялся его револьвер. Бойцов охватила паника и, не выполнив приказа, они бежали из храма. Тем временем началось отступление наших войск, и о взрыве забыли. Так вырицкая церковь в честь Казанской иконы Пресвятой Богородицы всеблагим Промыслом Божиим была сохранена от уничтожения…

И еще чудо – немцы, заняв Вырицу, расквартировали в ней часть, состоящую из… православных. Известно, что Румыния была союзницей Германии, но о том, что вырицкая команда будет состоять из румын, уроженцев восточной ее части, где исповедуется Православие, да еще говорящих по-русски, вряд ли кто мог предположить. Осенью 1941 года, по многочисленным просьбам благочестивых жителей Вырицы, храм был открыт, в нем начались регулярные богослужения.

Истосковавшиеся по церковной жизни люди заполнили храм (он был закрыт богоборцами в 1938 году, но, слава Богу, не разорен). Поначалу прихожане косились на солдат в немецкой форме, но видя, как последние молятся и соблюдают чин службы, постепенно привыкли. Невозможное людям возможно Богу – это был единственный православный храм, который действовал во фронтовой полосе, причем, по ту сторону фронта!

В нем, 24 сентября 1943 года, по благословению преподобного, монахиня Христина (Муравьева) – в миру – супруга старца, приняла великую схиму с именем Серафима. В последние годы она очень серьезно болела. Однажды преподобный сказал ей: «Пора, матушка, ни война, ни болезнь не ждут, дни лукавы суть». После этого был назначен день пострига…

А сам вырицкий подвижник продолжал неустанно взывать о спасении России и Православной Церкви к своему Небесному покровителю, Пресвятой Владычице нашей и Самому Господу Богу… Моление на камне – это его высший молитвенный подвиг. Сущность этого делания раскрыта в житии преподобного отца нашего Серафима Саровского: «“Когда в сердце есть умиление, то и Бог бывает с нами”. В этих словах старца высказался дух его моления. Он молился с умилением, и молитвы его были так близки к Богу, что он ощущал в себе присутствие Божие и укреплялся благодатным даром сего чувства».

Молитвы преподобного Серафима Вырицкого были также близки и угодны Господу Богу, как и молитвы его Небесного наставника. Небо внимало этим молитвам и отзывалось на них…

С первых дней войны преподобный Серафим открыто говорил о предстоящей победе русского оружия. На сей счет сохранились убедительные свидетельства, записанные со слов профессора Ленинградской Духовной академии протоиерея Ливерия Воронова и протоиерея Иоанна Преображенского. Они, будучи еще молодыми людьми, лето 1941 года, как обычно, проводили в Вырице и, как и многие ленинградцы, выехавшие в отпуска и на дачи, не успели эвакуироваться при стремительном наступлении немецких частей. Будущие священнослужители в то время пели в хоре вырицкого Казанского храма, куда стекалось множество народа. Всем было известно о патриотической деятельности отца Серафима. Сколько людей именно в то тревожное время пришли по молитвам подвижника к покаянию, горячо обратившись к Господу! Ведь старец так вдохновлял их, твердо говоря, что Господь обязательно дарует русскому народу победу, если тот укрепится в вере своих отцов.

…Румынской частью, расквартированной в Вырице, командовали немецкие офицеры. Им донесли о пророчествах отца Серафима, и вскоре в дом на Пильном проспекте, где проживал старец, пожаловали незваные гости. И вновь, как когда-то чекистов, батюшка укротил пришельцев через благодатную помощь Свыше. Преподобный сразу поразил их тем, что заговорил с ними на хорошем немецком языке – ведь в бытность свою купцом он часто посещал Вену и Берлин, сотрудничая с австрийскими и немецкими фирмами. Капитан, который был начальником вырицкой команды, спросил у отца Серафима, скоро ли немецкие части пройдут победным маршем по Дворцовой площади? Старец смиренно ответил, что этого никогда не будет. Немцам придется поспешно уходить, а самому вопрошающему не суждено будет вернуться домой, при отступлении он сложит свою голову под Варшавой.

По рассказам плененных немцами местных жителей, которых оккупанты пытались угнать в Германию, этот немецкий офицер, действительно, погиб в районе польской столицы, а невольники были возвращены на Родину. Пророческие слова отца Серафима подтвердил и румынский офицер, также служивший во время войны в вырицкой команде. В 1980 году он приезжал поклониться могиле старца и, разыскав вспомнивших его местных жителей, поведал о подробностях того отступления.

Между тем, отец Серафим еще в начале войны предсказал ряду жителей Вырицы будущее пленение и последующее благополучное возвращение из неволи. В частности, один из бывших старожилов Вырицы, Леонид Викторович Макаров вспоминал, что старец предсказал это и его семье, отметив, что в дальнейшем они будут жить в большом городе. Время показало истинность слов преподобного Серафима.

Евдокия Васильевна Федорова свидетельствует о том, что вырицкий старец помог ей отыскать мужа – Алексея Федоровича, находившегося в немецком лагере для военнопленных. По молитвам батюшки Серафима и слезной просьбе супруги лагерное начальство неожиданно отпустило домой единственного кормильца семьи.

Молитвенное предстательство преподобного помогло в годы войны великому множеству людей. По рассказам переживших блокаду духовных чад отца Серафима, они буквально ощущали его молитвенную помощь в осажденном городе и необыкновенно укреплялись, особенно, когда находились, казалось бы, в безвыходном положении.

Несмотря на сильное измождение плоти, дух батюшки был бодр и свободен. Он пребывал в непрестанной молитве, пламенея любовью ко Господу и ближним. Этот дух врачевал сердца его чад, принося утешение и рождая надежду. В часы своих молений на камне, «в саду, в тиши ночной», подвижник всем сердцем молил Господа об освобождении северной столицы от вражеской блокады.

Нет никакого сомнения в том, что пламенные сердечные молитвы преподобного Серафима Вырицкого о даровании русскому народу победы над врагом были одним из важнейших голосов в общей соборной молитве Церкви земной и Церкви Небесной. Духовными очами он видел все, что происходило в страждущем городе. «Бедный, бедный Петербург… Мученики… да-да – это мученики…» – сокрушался тогда старец. Молитвенный подвиг преподобного стал великим духовным вкладом в дело освобождения северной столицы от страшных тисков блокады.

В январе 1943 года кольцо фашистских войск, окружавших город на Неве, было прорвано, а в январе 1944 года в результате мощных ударов наших соединений на суше, в воздухе и на море, во взаимодействии с Балтийским флотом – оборона врага была сломлена на трехсоткилометровом участке фронта. В феврале войска противника откатились от города уже на 270 километров. Война все дальше и дальше уходила на Запад…

Полное освобождение города от вражеской блокады торжественно отмечалось молитвой клира и мирян. По благословению митрополита Алексия (Симанского) во всех храмах 23 января 1944 года были отслужены благодарственные молебны. Повсюду оглашалось слово владыки: «Слава в вышних Богу, даровавшему нашим доблестным воинам новую блестящую победу… Эта победа окрылит дух нашего воинства и, как целительный елей утешения, падает на сердце каждого ленинградца, для которого дорога каждая пядь его родной земли» (Журнал Московской Патриархии. 1944. №2. С.С. 11-12).

Великая Отечественная война стала явным вразумлением Божиим для богоборческих властей. В народе росло ощущение собственной греховности, чувство покаяния и осознание войны как праведного наказания Божия. Святая вера, которую гнали и стремились уничтожить в течение почти 25 лет, вдруг стала великой мобилизующей силой в борьбе против фашизма!

Несравненный вклад в сохранение этой основы основ существования Русского народа внес преподобный Серафим Вырицкий. В истории Церкви не раз случалось, что во времена самых жестоких гонений и опустошительных войн Господь воздвигал в помощь людям Своих особых избранников – хранителей веры и чистоты Православия. Таким избранником Божиим в России 30-х–40-х годов ХХ века стал смиренный вырицкий старец – великий молитвенник и печальник Земли Русской.

Валерий Филимонов,
автор жития преподобного Серафима Вырицкого

vetrovo.ru

Преподобный Серафим Вырицкий и Великая Победа Валерий Фил — православная социальная сеть «Елицы»

Преподобный Серафим Вырицкий и Великая Победа

Валерий Филимонов о молитвенном подвиге святого Серафима Вырицкого в годы Великой Отечественной войны …

Подражая своему Небесному учителю (Преподобный Серафим Вырицкий принял великую схиму в честь преподобного Серафима Саровского, которому особо молился и стремился подражать в течение всей соей жизни), вырицкий старец принял на себя новый великий подвиг. После переезда в дом на Пильном проспекте он молился в саду на камне перед иконой преподобного Серафима, Саровского чудотворца о спасении России и Русской Православной Церкви (Это была икона, изображавшая Саровского чудотворца коленопреклоненно стоящего перед образом Пресвятой Богородицы «Умиление». Эту икону вырицкий подвижник привез в 1903 году с Саровских торжеств, в которых вместе с супругой принимал участие). Это бывало в те дни, когда несколько улучшалось здоровье тяжело болевшего старца. Первые свидетельства о молении святого Серафима Вырицкого на камне относятся к 1935 году, когда гонители обрушили на Церковь новые страшные удары.

На протяжении почти десяти лет совершал преподобный Серафим Вырицкий свой непостижимый подвиг. Это было воистину мученичество во имя любви к ближним. Со многими горячими слезами умолял Господа подвижник о возрождении Русской Православной Церкви и о спасении всего мира. Это был великий плач о всем человечестве; это была святая скорбь о мире, не ведающем Господа и любви Его. Сердце старца было исполнено невыразимой жалости ко всем заблудшим и погибающим. Для него всякий человек был творением и созданием Божиим. Отец Серафим молился за всех людей – верующих и неверующих, за врагов и гонителей Церкви, желая вечного спасения всем до единого человека. Это была великая молитва покаяния за грехи людские. Такие молитвы удерживают мир от катастрофы...

С началом Великой Отечественной войны преподобный усилил подвиг моления на камне – стал совершать его ежедневно. Вот что рассказали внуки подвижника – Маргарита Николаевна Набоко и Александр Николаевич Муравьев, лично сопровождавшие старца до камня: «В 1941 году дедушке шел уже 76-й год. К тому времени болезнь очень сильно его ослабила и он практически не мог передвигаться без посторонней помощи. В саду, за домом, метрах в пятидесяти, выступал из земли гранитный валун, перед которым росла небольшая яблонька. Вот на этом-то камне и возносил ко Господу свои прошения отец Серафим.

К месту моления его вели под руки, а иногда просто несли. На яблоньке укреплялась икона преподобного Серафима Саровского, а дедушка вставал своими больными коленями на камень и простирал руки к Небу... Чего ему это стоило! Ведь он страдал тяжелейшими хроническими заболеваниями ног, сердца, сосудов и легких. Видимо, Сам Господь помогал ему, но без слез на все это смотреть было невозможно. Неоднократно умоляли мы его оставить этот подвиг – ведь можно было молиться и в келлии, но в этом случае он был безпощаден и к себе, и к нам.

Молился отец Серафим столько, насколько хватало сил – иногда час, иногда два, а порою и несколько часов кряду. Отдавал себя всецело, без остатка – это был воистину вопль к Богу! Верим, что молитвами таких подвижников выстояла Россия и был спасен Петербург. Помним, что дедушка говорил нам: “Один молитвенник за страну может спасти все города и веси...” Не взирая на холод и зной, ветер и дождь, настойчиво требовал батюшка помочь добраться ему до камня, не взирая на многие тяжкие болезни, продолжал он свой непостижимый подвиг. Так изо дня в день, в течение всех долгих изнурительных военных лет...» Воистину, «Все могу в укрепляющем меня Иисусе Христе» (Флп. 4, 13).

И достигали Престола Божия молитвы незабвенного старца – Любовь отзывалась на любовь! Сколько душ человеческих спасли те молитвы, известно только Господу. Несомненно было одно: они незримой нитью соединяли землю с Небом и преклоняли Бога на милость, тайным образом изменяя ход многих важнейших событий.

Известно, что в самой Вырице, как и было предсказано старцем, не пострадал ни один жилой дом и не погиб ни один человек. Молился батюшка и о спасении вырицкого храма, и здесь уместно описать удивительный случай, о котором знают многие старожилы Вырицы. Чудеса, которые порою являет Господь, бывают весьма простыми и в то же время совершенно непостижимыми...

...В первых числах сентября 1941 года немцы наступали на станцию Вырица и вели ее интенсивный обстрел. Кто-то из командиров нашей армии решил, что в качестве объекта наводки используется высокий купол храма и приказал взорвать его. Для этого со станции была послана команда подрывников, в которую вошли лейтенант и несколько бойцов. Когда подвода со смертоносным грузом прибыла к храму, лейтенант приказал бойцам подождать его у ворот, сославшись на то, что должен ознакомиться с объектом подрыва. Офицер вошел в ограду, а затем и в храм, который в общей суматохе не был заперт...

Через некоторое время солдаты услышали звук одиночного револьверного выстрела и бросились к храму. Лейтенант лежал бездыханным, рядом валялся его револьвер. Бойцов охватила паника и, не выполнив приказа, они бежали из храма. Тем временем началось отступление наших войск, и о взрыве забыли. Так вырицкая церковь в честь Казанской иконы Пресвятой Богородицы всеблагим Промыслом Божиим была сохранена от уничтожения...

И еще чудо – немцы, заняв Вырицу, расквартировали в ней часть, состоящую из... православных. Известно, что Румыния была союзницей Германии, но о том, что вырицкая команда будет состоять из румын, уроженцев восточной ее части, где исповедуется Православие, да еще говорящих по-русски, вряд ли кто мог предположить. Осенью 1941 года, по многочисленным просьбам благочестивых жителей Вырицы, храм был открыт, в нем начались регулярные богослужения.

Истосковавшиеся по церковной жизни люди заполнили храм (он был закрыт богоборцами в 1938 году, но, слава Богу, не разорен). Поначалу прихожане косились на солдат в немецкой форме, но видя, как последние молятся и соблюдают чин службы, постепенно привыкли. Невозможное людям возможно Богу – это был единственный православный храм, который действовал во фронтовой полосе, причем, по ту сторону фронта!

В нем, 24 сентября 1943 года, по благословению преподобного, монахиня Христина (Муравьева) – в миру – супруга старца, приняла великую схиму с именем Серафима. В последние годы она очень серьезно болела. Однажды преподобный сказал ей: «Пора, матушка, ни война, ни болезнь не ждут, дни лукавы суть». После этого был назначен день пострига...

А сам вырицкий подвижник продолжал неустанно взывать о спасении России и Православной Церкви к своему Небесному покровителю, Пресвятой Владычице нашей и Самому Господу Богу.

И в радости и в горе монах, старик больной
Идет к Святой иконе в саду, в тиши ночной,
Чтоб Богу помолиться за мир и всех людей,
И Старцу поклониться о Родине своей:
«Молись Благой Царице, великий Серафим,
Она – Христа Десница, Помощница больным,
Заступница убогих, Одежда для нагих,
В скорбях великих многих спасет рабов Своих.
В грехах мы погибаем, от Бога отступив,
И Бога оскорбляем в деяниях своих...»

Эти стихи преподобный Серафим Вырицкий написал в 1942 году. Моление на камне – это его высший молитвенный подвиг. Сущность этого делания раскрыта в житии преподобного отца нашего Серафима Саровского: «“Когда в сердце есть умиление, то и Бог бывает с нами”. В этих словах старца высказался дух его моления. Он молился с умилением, и молитвы его были так близки к Богу, что он ощущал в себе присутствие Божие и укреплялся благодатным даром сего чувства».

Молитвы преподобного Серафима Вырицкого были также близки и угодны Господу Богу, как и молитвы его Небесного наставника. Небо внимало этим молитвам и отзывалось на них...

С первых дней войны преподобный Серафим открыто говорил о предстоящей победе русского оружия. На сей счет сохранились убедительные свидетельства, записанные со слов профессора Ленинградской Духовной академии протоиерея Ливерия Воронова и протоиерея Иоанна Преображенского. Они, будучи еще молодыми людьми, лето 1941 года, как обычно, проводили в Вырице и, как и многие ленинградцы, выехавшие в отпуска и на дачи, не успели эвакуироваться при стремительном наступлении немецких частей. Будущие священнослужители в то время пели в хоре вырицкого Казанского храма, куда стекалось множество народа. Всем было известно о патриотической деятельности отца Серафима. Сколько людей именно в то тревожное время пришли по молитвам подвижника к покаянию, горячо обратившись к Господу! Ведь старец так вдохновлял их, твердо говоря, что Господь обязательно дарует русскому народу победу, если тот укрепится в вере своих отцов.

...Румынской частью, расквартированной в Вырице, командовали немецкие офицеры. Им донесли о пророчествах отца Серафима, и вскоре в дом на Пильном проспекте, где проживал старец, пожаловали незваные гости. И вновь, как когда-то чекистов, батюшка укротил пришельцев через благодатную помощь Свыше. Преподобный сразу поразил их тем, что заговорил с ними на хорошем немецком языке – ведь в бытность свою купцом он часто посещал Вену и Берлин, сотрудничая с австрийскими и немецкими фирмами. Капитан, который был начальником вырицкой команды, спросил у отца Серафима, скоро ли немецкие части пройдут победным маршем по Дворцовой площади? Старец смиренно ответил, что этого никогда не будет. Немцам придется поспешно уходить, а самому вопрошающему не суждено будет вернуться домой, при отступлении он сложит свою голову под Варшавой.

По рассказам плененных немцами местных жителей, которых оккупанты пытались угнать в Германию, этот немецкий офицер, действительно, погиб в районе польской столицы, а невольники были возвращены на Родину. Пророческие слова отца Серафима подтвердил и румынский офицер, также служивший во время войны в вырицкой команде. В 1980 году он приезжал поклониться могиле старца и, разыскав вспомнивших его местных жителей, поведал о подробностях того отступления.

Между тем, отец Серафим еще в начале войны предсказал ряду жителей Вырицы будущее пленение и последующее благополучное возвращение из неволи. В частности, один из бывших старожилов Вырицы, Леонид Викторович Макаров вспоминал, что старец предсказал это и его семье, отметив, что в дальнейшем они будут жить в большом городе. Время показало истинность слов преподобного Серафима.

Евдокия Васильевна Федорова свидетельствует о том, что вырицкий старец помог ей отыскать мужа – Алексея Федоровича, находившегося в немецком лагере для военнопленных. По молитвам батюшки Серафима и слезной просьбе супруги лагерное начальство неожиданно отпустило домой единственного кормильца семьи.

Молитвенное предстательство преподобного помогло в годы войны великому множеству людей. По рассказам переживших блокаду духовных чад отца Серафима, они буквально ощущали его молитвенную помощь в осажденном городе и необыкновенно укреплялись, особенно, когда находились, казалось бы, в безвыходном положении.

Несмотря на сильное измождение плоти, дух батюшки был бодр и свободен. Он пребывал в непрестанной молитве, пламенея любовью ко Господу и ближним. Этот дух врачевал сердца его чад, принося утешение и рождая надежду. В часы своих молений на камне, «в саду, в тиши ночной», подвижник всем сердцем молил Господа об освобождении северной столицы от вражеской блокады.

Нет никакого сомнения в том, что пламенные сердечные молитвы преподобного Серафима Вырицкого о даровании русскому народу победы над врагом были одним из важнейших голосов в общей соборной молитве Церкви земной и Церкви Небесной. Духовными очами он видел все, что происходило в страждущем городе. «Бедный, бедный Петербург... Мученики... да-да – это мученики...» – сокрушался тогда старец. Молитвенный подвиг преподобного стал великим духовным вкладом в дело освобождения северной столицы от страшных тисков блокады.

В январе 1943 года кольцо фашистских войск, окружавших город на Неве, было прорвано, а в январе 1944 года в результате мощных ударов наших соединений на суше, в воздухе и на море, во взаимодействии с Балтийским флотом – оборона врага была сломлена на трехсоткилометровом участке фронта. В феврале войска противника откатились от города уже на 270 километров. Война все дальше и дальше уходила на Запад...

Полное освобождение города от вражеской блокады торжественно отмечалось молитвой клира и мирян. По благословению митрополита Алексия (Симанского) во всех храмах 23 января 1944 года были отслужены благодарственные молебны. Повсюду оглашалось слово владыки: «Слава в вышних Богу, даровавшему нашим доблестным воинам новую блестящую победу... Эта победа окрылит дух нашего воинства и, как целительный елей утешения, падает на сердце каждого ленинградца, для которого дорога каждая пядь его родной земли» (Журнал Московской Патриархии. 1944. №2. С.С. 11-12).

Великая Отечественная война стала явным вразумлением Божиим для богоборческих властей. В народе росло ощущение собственной греховности, чувство покаяния и осознание войны как праведного наказания Божия. Святая вера, которую гнали и стремились уничтожить в течение почти 25 лет, вдруг стала великой мобилизующей силой в борьбе против фашизма!

Несравненный вклад в сохранение этой основы основ существования Русского народа внес преподобный Серафим Вырицкий. В истории Церкви не раз случалось, что во времена самых жестоких гонений и опустошительных войн Господь воздвигал в помощь людям Своих особых избранников – хранителей веры и чистоты Православия. Таким избранником Божиим в России 30-х–40-х годов ХХ века стал смиренный вырицкий старец – великий молитвенник и печальник Земли Русской.

Русское духовенство, с честью прошедшее все немыслимые испытания военных лет, вновь показало себя плотью от плоти, костью от кости русского народа. Русские православные иерархи, священники, монашествующие, простые верующие люди, практически все как один кладут души свои во имя спасения Отечества. Священноначалие Русской Православной Церкви в своих посланиях и обращениях к русскому народу находит самые нужные, самые близкие сердцам русских людей слова.

Патриотическая деятельность Церкви, возродившей для широких масс почитание имен святых князей Александра Невского и Димитрия Донского, Козьмы Минина и Димитрия Пожарского, Александра Суворова и Михаила Кутузова, Павла Нахимова и Федора Ушакова, необыкновенно помогла сплочению народа и поддержанию героического духа в тылу и на фронте.

Впервые за годы советской власти ряду священнослужителей были вручены правительственные награды – медали «За оборону Ленинграда». В число награжденных вошли: митрополит Алексий (Симанский), протоиереи Владимир Румянцев, Павел Тарасов, Филофей Поляков, Николай Ломакин, Михаил Славнитский и другие представители духовенства и мирян. Многие клирики города погибли в блокаду, не дождавшись дня освобождения...

Весной 1944 года, вскоре после полного снятия блокады, митрополит Алексий посетил Вырицу. Причем, отец Серафим, прозревая предстоящий визит архиерея, заранее предупредил о нем удивленных домашних. Эта встреча была очень теплой и продолжительной. Полное содержание беседы владыки Алексия с вырицким старцем, безусловно, осталось в тайне. Известно, что тогда иеросхимонах Серафим вновь подтвердил свое пророчество об избрании митрополита Алексия Патриархом Московским и всея Руси, сказанное еще в 1927 году.

В этот раз преподобный Серафим назвал владыке точное время его избрания на предстоящем Поместном Соборе. Увидеться в земной жизни им уже не пришлось, однако, до конца дней своих они почитали друг друга и молились один за другого.

В день памяти благоверных князей Российских, страстотерпцев Бориса и Глеба, 15 мая 1944 года почил о Господе Патриарх Сергий. В соответствии с завещательным распоряжением почившего Патриарха в должность Местоблюстителя Патриаршего престола вступил митрополит Ленинградский и Новгородский Алексий (Симанский). Прежде всего, он призвал верующий народ усилить молитвы о победе русского оружия: «Пусть наших доблестных воинов, освобождающих нашу Русскую землю, осеняет в их победном шествии на запад, на полное разрушение лукавых козней врага, на разгром фашизма, эта молитва и это благословение Церкви...» (Журнал Московской Патриархии. 1944. №7. С.С. 3-4)

2 февраля 1945 года на Поместном Соборе Русской П

elitsy.ru

Серафим Вырицкий, прп. + Православный Церковный календарь


Иконы

Жития

  • Преподобный Серафим Вырицкий
  • Молитвы


    Тропарь преподобного Серафима Вырицкого

    глас 4

    Яко великаго молитвенника за землю нашу / и утешителя теплаго притекающих к тебе, / ублажаем тя, вторый русский отче Серафиме, / вся бо яже в мире красная оставил еси, / всем сердцем устремился еси к чертогам сладчайшаго Христа / и в годину лютых гонений образ кротости и смирения всем был еси: / не престай и ныне молитися за ны, / да в терпении обрящем путь покаяния / и с тобою выну славим Пресвятую Троицу.

    Ин тропарь преподобного Серафима Вырицкого

    глас 8

    Крест приим свой, преподобне, радуяся, / нераздельным помыслом последовал еси Христу, / был купец еси воистину преславный, / яко не земное, но небесное сокровище стяжа / сего ради спасеся тобою мнози чада твоя, ихже возлюбил еси. / И ныне, отче наш Серафиме, молися / покаяние нам даровати и в разум истины приити.

    Ин тропарь преподобного Серафима Вырицкого

    глас 3

    Купец велик соделался еси, / преподобне отче Серафиме, / сый в мире, к многому богатству тленному / ты николиже сердца прилагал еси, / послушник истинен / и добродетелей подвижник, / егда же, вся оставль, / на крест монашества восшел еси, / дары Святаго Духа многи тебе дашася / и яко единаго от древних тя явиша / пророка, старца, / чудотворца и молитвенника, / столпа подвижником, спасения вождя. / Сего ради молим тя: / и нас премудро ко спасению управи.

    Ин тропарь преподобного Серафима Вырицкого

    глас 4

    Яко пресветлая звезда Российския земли, / возсиял еси в веси Вырицстей, преподобне Серафиме, / и, силою Святаго Духа наставляем, / светом чудес твоих страну нашу озарил еси духовно. / Темже и мы, притекающе ко гробу твоему, / умильно глаголем: / моли Христа Бога спастися душам нашим.

    Кондак преподобного Серафима Вырицкого

    глас 5

    Подражая богоносному угоднику Саровскому, / Духа Святаго благодать обильно стяжал еси: / Александро-Невския лавры крине благоуханный, / Вырицкия веси похвало, / сего ради и мы тебе зовем: / радуйся, преподобне Серафиме, / милостивый наш предстателю пред Господем.

    Ин кондак преподобного Серафима Вырицкого

    глас 5

    Уподобился еси древним отцем / и подвигом добрым подвизался еси, / благодатию Христовою просветився, / от Негоже прием дарования чудес, / недугующих исцеляти, / печальных и скорбящих утешати, / обидимых и гонимых защищати / и всем в нуждах сущим отраду / и скорое избавление подавати. / Сего ради, яко великаго чудотворца чтуще, / молим тя, чада твоя, преподобне Серафиме: / от всех бед избави нас молитвами твоими.

    Ин кондак преподобного Серафима Вырицкого

    глас 3

    Возрадуйся паки, граде святаго Петра, / и малая весе Вырица, возвеличися, / се бо светильник веры в тебе просиявает, / всеисцеляющий бальзам нам источается, / новоявленный бо великий чудотворец, / любве и покаяния наставник, / пророк и старец, / новый преподобный Серафим в тебе является.

    Статьи на Православие.Ru

    days.pravoslavie.ru


    Смотрите также